А-П

П-Я

 душевая кабина ривер тана 80х80 
 https://pompadoo.ru/catalog/selektivnaja-parfjumerija/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Джексон Лайза

Завтра утром


 

Тут выложена электронная книга Завтра утром автора, которого зовут Джексон Лайза.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Джексон Лайза - Завтра утром в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Завтра утром то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Завтра утром равен 305.64 KB

Завтра утром - Джексон Лайза => скачать бесплатно книгу






Лайза Джексон: «Завтра утром»

Лайза Джексон
Завтра утром



OCR Диана
«Завтра утром»: Эксмо; Москва; 2006

ISBN 5-699-19556-4Оригинал: Lisa Jackson,
“The Morning After”

Перевод: Александр Коробейников
Аннотация «Бобби больно ударилась обо что-то, но не смогла пошевелить руками… Ее втиснули в какое-то маленькое помещение, на неудобную кровать… нет, даже не на кровать, а на что-то губчатое и вязкое, притом в спину впиваются жесткие штуковины. И еще этот жуткий, гнилостный запах… Страх, холодный как смерть, затопил ее отупевший мозг. Ее заперли в каком-то тесном ящике. И тут она поняла. С тошнотворной ясностью. Она в гробу!..» Найдено тело заживо похороненной женщины. Для журналистки Никки Жилетт это жуткое событие — лишь возможность сбежать из захолустья и прославиться. Она дает убийце прозвище Гробокопатель и пытается сама вести расследование. Полиция обнаруживает труп за трупом, и Никки начинает осознавать, что в происходящем есть нечто знакомое. Серийный убийца втягивает ее в свою извращенную игру, но она даже не догадывается, как близка — как убийственно близка — к истине…Зловещий триллер Лайзы Джексон «Завтра утром» — впервые на русском языке. В лучших традициях Альфреда Хичкока и «Молчания ягнят». Лайза ДжексонЗавтра утром Благодарности Прежде всего мне хочется поблагодарить Баки Бёрнседа из отдела по связям с общественностью полицейского управления Саванны. Его проницательный взгляд бьш неоценим: он ответил на многие вопросы и помог избежать некоторых ошибок. Чтобы сюжет и персонажи стали правдоподобными, мне пришлось обходить правила, распорядок и процедуры, принятые в полицейском управлении Саванны.Писать эту книгу мне помогали и другие. Кто-то принимал участие в поисках информации, кто-то Критиковал, кто-то следил за делами, ну и, конечно, меня очень поддержали родственники и друзья.Особенно я хотела бы поблагодарить Нэнси Берланд, Келли Буш, Кена Буша, Мэттью Кроуза, Майкла Кроуза, Алексиса Харрингтона, Дэниэль Кэтчер, Кена Мелума, Роз Нунан, Ари Окано, Кэти Окано, Бетти и Джека Педерсонов, Салли Питере, Робин Рю, Саманту Сантистеван, Джона Сконьямильо, Майкла Зиделя и Ларри Спаркса. Если я кого-то забыла, примите, пожалуйста, мои искренние извинения. Пролог О господи, как же холодно… Так холодно…Бобби передернуло. Тело как ватное, в голове пусто, сплошной туман. Хотелось спать, забыть что-то неясное, неприятное, раздражающее. Веки отяжелели. Как будто выпила слишком много снотворного. Чем-то сильно запахло — ну и вонь. Она поморщилась и тут поняла, что в комнате тихо. Полная тишина. Жуткая. Ни тиканья секундной стрелки часов, ни шума отопления — ничего… Тишина просто оглушала. Ты не в своей комнате. Эта мысль поразила ее. Ты не в своей постели. Она с усилием открыла один глаз. Итак, она… где?От тухлой вони Бобби едва не подавилась. В голове начало медленно проясняться. Где она, черт возьми, и почему не может пошевелиться? Воздуха не хватало, легкие сжимались, тьма стояла кромешная. Она содрогнулась от страха, поняв, что лежит на спине, в спину упирается что-то жесткое, а у носа какая-то скользкая тряпка.Было темно. Душно. Она с трудом дышала. И эта мерзкая вонь… Ее чуть не вырвало.Что за ерунда, в чем дело?Она попыталась сесть. Бум! Бобби больно ударилась обо что-то, но не смогла пошевелить руками. Ни вверх, ни влево-вправо. Ее втиснули в какое-то маленькое помещение, на неудобную кровать… нет, даже не на кровать, а на что-то губчатое и вязкое, притом в спину впиваются жесткие штуковины.И еще этот жуткий гнилостный запах… Страх, холодный как смерть, затопил ее отупевший мозг. Ее заперли в каком-то тесном ящике.И тут она поняла.С тошнотворной ясностью. Она в гробу! Господи, нет! Невозможно! Невероятно. Просто в голове помутилось, вот и все. И этот параноидальный приступ клаустрофобии — всего лишь странный, мрачный сон. Точно. Наверняка так и есть. Но во всем теле лихорадочно пульсировала кровь, и Бобби сотрясал ужас. Нет, нет… пожалуйста, нет… Это всего лишь сон. Проснись, Бобби. Господи, да просыпайся же, черт возьми! Она завизжала, и крик эхом отозвался в барабанных перепонках, гулко отражаясь в тесном безвоздушном пространстве. Думай. Без паники! О господи, господи, господи. В отчаянии она попыталась стукнуть по крышке, но босые ноги уперлись в твердую поверхность, ноготь зацепился за обивку. Ткань порвалась. Ногу пронзила боль, и ноготь повис на лоскутке плоти.Это невозможно. Это кошмар. Наверняка кошмар. И все же… изо всех сил она пыталась прорваться, вылезти из этого ужасного тесного ящика, обитого атласом, и… и… Господи Иисусе, она лежала на чем-то мягком в одних местах, твердом в других, то есть на… на… На трупе! Ты лежишь на трупе! — Не-е-ет! Пожалуйста, выпустите меня отсюда! — Она рвала обивку ногтями, царапалась, скреблась и колотила по стенкам, голой кожей ощущая кости и разлагающуюся плоть, щетину волос… Голой кожей?.. Господи, она что, голая? Ее запихнули в этот жуткий ящик без одежды? Кто это сделал? Почему? — Помогите! Помогите мне, пожалуйста! — Крики эхом отражались в ушах, рикошетили от стенок. — О господи, господи, пожалуйста, кто-нибудь… — Боже мой, неужели она действительно лежит на мертвеце? Бобби покрылась мурашками при одной мысли о гниющей плоти, безгубом рте, прижатом к ее шее, костлявых ребрах и руках и… Может быть, он еще жив, просто в отключке, как и ты. Но она понимала, что это не так. То, что лежало под ней и когда-то было живым, теперь стало холодным как смерть и воняло; как знать, возможно, уже началось разложение, и… пожалуйста, пусть это будет жуткий, ужасный, чудовищный ночной кошмар. Я хочу проснуться, ну пожалуйста. Она услышала всхлипы и поняла, что исходят они из ее горла. Без паники. Придумай, как отсюда выбраться… пока воздуха еще хватает. Если ты дышишь, значит, тебя просто сюда засунули. Если ты в гробу, это не обязательно под землей… Но действительно пахло сырой землей, и Бобби знала, что этот ящик смерти уже в могиле. И рано или поздно она… Ну же, приди в себя и постарайся придумать, как отсюда выбраться! Ты же умная, думай! ДУМАЙ! Если тебя не похоронили, а просто закрыли здесь, времени должно хватить… Но она знала, что секунды убегали и каждая приближала ее к ужасной, немыслимой гибели. Боже, не дай мне умереть. Не так… только не так… — Помогите! Помогите! ПОМОГИТЕ! — кричала Бобби, яростно царапая стенки гроба. Она рвала гладкую атласную обивку, ломая длинные наманикюренные ногти, обдирая кожу, острая боль пронзала руки. Вонь кошмарная, воздух холодный и спертый… это наверняка сон… иначе быть не может. И только резь в кончиках пальцев и кровь, сочащаяся из-под ногтей, убеждали, что она переживает кошмар наяву, настолько чудовищный, что и представить себе трудно.От ужаса перехватило горло, и она подумала, что сейчас потеряет сознание. Она отчаянно вопила, колотила по крышке коленями и ступнями, мышцы сводило судорогой, царапины на обнаженной коже кровоточили, из глаз текли слезы.— Не дайте мне умереть так, пожалуйста, ну пожалуйста, не дайте мне умереть так…Но тьма не исчезала. Вязкое тело под ней не двигалось, гниющая плоть касалась ее кожи, острые ребра впивались в спину. Бобби передернулась, ее чуть не стошнило, и она завизжала.Сквозь крик она услышала леденящие звуки — на крышку этого таинственного гроба сыпались комья земли и камни.— Нет! Нет! — Она билась, пока кулаки не начали гореть и кровоточить, все время плакала и кричала: — Выпустите меня! Пожалуйста, пожалуйста!Кто с ней это сделал?За что? Господи, за что? Кому она так насолила? Она стольким врала; лица этих людей мелькали в ее полубезумном мозгу. Но кто же так сильно ее ненавидит? Кто решил так чудовищно ее замучить? У кого были причины? Кто настолько жесток?Бобби задыхалась. Воздух почти кончился. Она теряла сознание. Мысли отчаянно метнулись к знакомым мужчинам, в особенности к одному, к тому, кто, быть может, даже имени ее не помнит, к тому, с которым она обошлась очень дурно.Пирс Рид.Детектив из полицейского управления Саванны.Уважаемый человек, но со своими тайнами.Нет… Рид не мог такого сделать, он не знает, как тесно связаны их жизни, ему на нее плевать.Она задрожала, заскулила.— Выпустите! Выпустите! — кричала она, всхлипывая. Болело горло, кровь стыла в жилах от мысли о разлагающемся трупе, который служил ей ложем. — Пожалуйста, умоляю, выпустите меня отсюда… Я сделаю все, все… Пожалуйста, не надо…Но она даже не знала, к кому обращается, и комья земли с галькой продолжали падать в могилу.Она задыхалась, воспаленные легкие вбирали остатки воздуха. Грудь горела от нехватки кислорода, и Бобби вдруг обессилела.Беспомощна.Обречена.Она в последний раз попыталась выбраться из этой тюрьмы, но безуспешно. Тьма сокрушила ее, выиграла битву, высосала жизнь, и руки бессильно упали. Значит, здесь ее могила. Навеки.В ужасающей тишине она, кажется, услышала смех. Далекий смех, но она знала, что он предназначен для нее. Этот человек хотел, чтобы она поняла. Чтобы услышала его перед тем, как вздохнуть в последний раз.Кто бы это ни совершил, он явно наслаждался. Глава 1 — Этот сукин сын опять тащит меня в суд! — Морисетт ворвалась в кабинет Рида и бросила какие-то документы на угол стола. — Прикинь? — Когда она злилась, то еще сильнее растягивала слова на западно-техасский манер. — Барт хочет сократить алименты на детей до тридцати процентов! — Барт Йелкис был четвертым и последним бывшим мужем Сильвии Морисетт и отцом ее двоих детей. Все время, что Рид работал в полицейском управлении Саванны, Сильвия и Барт ссорились из-за того, как она воспитывает Присциллу и Тоби. Сильвия была упряма и неподатлива, как высохшая кожа, и редко сдерживала свой острый ядовитый язычок. Она курила, пила, водила машину, как автогонщик на «Инди-500», ругалась, как моряк, и одевалась, словно ей было двадцать, а не тридцать пять, но прежде всего она была матерью. Поэтому, когда критиковали ее детей, она тут же срывалась с цепи.— Я думал, его поймали на махинациях с платежами.— Да, но ненадолго, уж поверь. Могла бы и догадаться. Больно хорошо, чтобы быть правдой. Черт возьми, ну почему этот тип не умеет быть отцом? — Она уронила на пол свой огромный кошелек и одарила Рида таким взглядом, что он убедился: все мужчины в жизни Морисетт внезапно стали считаться редкостными неудачниками. Включая и его самого. Морисетт имела репутацию крутой женщины, созданной для мужской работы, классической женщины из полиции — с острым языком, резкими суждениями, отсутствием терпения и речью столь же красочной, как у любого копа-мужчины. Она носила ботинки из змеиной кожи, совсем не по уставу, платиновые волосы торчали во все стороны, словно у Билли Айдола, и выглядела она так, что любой юный панк дважды подумал бы, прежде чем привязаться к ней. Рид часто ловил на себе сочувственные взгляды других копов; они жалели его, потому что ему досталась такая напарница. Но его это не смущало. С тех пор как он вернулся в Саванну — а прошло не так уж много времени, — Рид научился уважать Сильвию Морисетт, даже если иногда и ходил по лезвию бритвы. Этим утром ее лицо было багровым, и казалось, что она вот-вот начнет плеваться гвоздями.— А он может так сделать? Уменьшить алименты? — Рид открывал почту, но на минуту отложил ножик для разрезания бумаг на заваленный документами стол.— Только если он найдет себе судью-слюнтяя, который купится на его нытье. Ну да, Барт потерял работу, и что из этого? Пусть поднимет задницу и найдет другое место, где можно прилично зарабатывать, — знаешь, как нормальные люди. Вместо этого он думает, как бы сэкономить на мне и на детях. — Она закатила глаза и выпрямила свое изящное тело — от каблуков ботинок до кончиков светлых колючих волос. Западно-техасский акцент становился сильнее всего, когда она была в ярости, а сейчас она рвала и метала. — Ублюдок. Вот кто он такой! Отпетый негодяй, гребаный ублюдок. — Она подошла к окну и посмотрела на серую зимнюю Саванну. — Господи, ну не миллионы же он нам платит. К тому же это его дети. Его дети. Те самые, которых он, по его словам, так мало видит! — Она топнула и выругалась. — Я хочу выпить.— Время — девять утра.— И что?Рида это тоже не слишком заботило. Морисетт часто переигрывала, особенно когда дело касалось детей или одного из четверых бывших. Ее семейные неурядицы укрепляли его решимость не жениться. Супружество — это проблема, а копу и на работе проблем хватает.— И ты не можешь с ним бороться? — Рид допил остывший кофе, смял бумажный стаканчик и бросил в переполненную корзину для мусора.— Да, но это влетит в копеечку. Мне нужен адвокат, черт подрал.— Город ими кишит.— В том-то и проблема. У Барта есть приятельница, которая оказывает ему услугу — она юрист. Она кому-то позвонила, что-то выяснила и написала прошение или что там еще. Женщина. Представляешь? А где женская солидарность? Хотела бы я знать! Разве не должны женщины как-то поддерживать друг друга и хотя бы не выступать в суде, чтобы лишить другую женщину алиментов?Рид этим не проникся. Насколько он знал, Морисетт не способна никого поддерживать. Она не считалась ни с мужчинами, ни с женщинами. Он снова взял нож для писем и принялся вскрывать простой белый конверт, отправленный ему на адрес полицейского управления Саванны. Имя получателя было написано большими буквами от руки: ДЕТЕКТИВУ ПИРСУ РИДУ. Обратный адрес был знакомым, но он не мог вспомнить откуда.— Ну вот, — проворчала Морисетт. — Будущее моих детей выкинуто в сортир, потому что несколько лет назад Барт построил этой суке изгородь для собак, и вот теперь она собирается пересмотреть мои алименты! — Ее глаза сузились. — Должен быть закон, понимаешь? Неужели у людей, которые занимаются правом — правом, ха-ха! — нет других дел, кроме как находить придурочные лазейки, чтобы лишить маленьких детей алиментов? — Она запустила пальцы в окончательно растрепанные волосы и ринулась обратно к столу, чтобы забрать свои документы. Плюхаясь в кресло сбоку, она заявила: — Они пожалеют об этом, и еще как!— Ты справишься.— Пошел на хрен, — выругалась она. — Вот уж чего я не жду от тебя, Рид, так это банальностей. Так что засунь их себе куда-нибудь.Он подавил улыбку:— Хорошо, как скажешь.— Вот именно. — Но она, похоже, несколько успокоилась.— А может, тебе подать иск, чтобы Барт платил больше? Давай переведем стрелки на него.— Я думала об этом, не сомневайся, но есть старая пословица, что от козла молока не надоишь.Рид поглядел на нее и ухмыльнулся:— Может, и не надоишь, но хоть подергаешь.— Перестань.— Ты сама начала, — напомнил он, вынимая из конверта листок бумаги.— Не напоминай. Везет же мне с мужиками, — шмыгнула она носом. — Будь я умнее, пошла бы в монахини.— Да, это бы помогло, — засмеялся Рид и развернул листок. Там было лишь несколько строчек, написанных теми же большими буквами без интервалов, что и адрес:РАЗ, ДВА, ТРИ,ПЕРВЫХ УБЕРИ.ИХ КРИКИ СЛУШАЙ,МОЛИСЬ ЗА ИХ ДУШИ.— Что за чертовщина? — пробормотал Рид. Морисетт тут же вскочила, обошла стол и начала изучать записку.— Шутник?— Может быть, — буркнул Рид.— Предупреждение?— О чем?— Как ты думаешь, это безобидный сумасшедший или настоящий психопат?

Завтра утром - Джексон Лайза => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Завтра утром автора Джексон Лайза дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Завтра утром своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Джексон Лайза - Завтра утром.
Ключевые слова страницы: Завтра утром; Джексон Лайза, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 куртки парки спб женские 

 керама марацци магазин керамической плитки плитка с доставкой здесь!