А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

— Шан, ради всех богов!Он сделал над собой усилие — глубоко вздохнул, потом вздохнул еще раз.— Значит, Первый представитель желает, чтобы я заключил брачный контракт. Почему именно сейчас? Почему не на прошлой неделе и не на будущей? Тебе предложили выгодную сделку для самого тупого члена Клана? Это — бессмысленный произвол, сестра!Она отпрянула, пораженная гневом, полыхнувшим в лице и в словах брата.— Это из-за Вал Кона! Мне… мне надо принимать во внимание наши обязательства. Его нет уже так давно…— А его в самом деле нет? Я действительно довольно давно его не вижу; можно ли сказать, что его нет?Нова подняла руку, подошла к пульту и, нажав несколько кнопок, вернула экран к жизни.Он подошел ближе, глядя, как она пролистывает информацию, а потом останавливается на нужном месте.— «Однако точка зрения Первого представителя вполне верна в том, что касается необходимости обучения Наделма, — зачитала она. — Я обязуюсь явиться после своих тридцатых именин при первой же представившейся мне возможности, чтобы Первый представитель и поверенный Клана Корвал научили меня управлять Кланом. Первый представитель, моя сестра, совершенно ясно дала мне понять, что мне предстоит пройти обучение на Делма в кратчайшие сроки».Кроющееся за этими немногими словами раздражение Шан ощутил так же отчетливо, как напряженность, звеневшую в Нове.— Он дал мне слово — в последнем письме, которое я от него получила — уже три стандартных года тому назад. После его именин прошло больше релюммы, а никаких известий я так и не получила! Ради блага Клана Корвал я должна быть готова. И Род йос-Галан тоже должен быть готов!— Значит, он мертв?Его вопрос прозвучал совершенно спокойно. Не будь Нова так взвинчена, она бы этому спокойствию не поверила. Но и без того она ахнула и всмотрелась в его лицо, смутно ощутив, что в ходе этого разговора рамки меланти сместились, так что теперь это не Первый представитель Клана Корвал, элдема-пернарди, совещается с Главой рода йос-Галан, а младшая сестра умоляет о чем-то старшего брата.— Мертв? — переспросила она, взволнованно переплетая золотистые пальцы. — Откуда мне знать? На мои вопросы не отвечают! В Разведке говорят, что его три года назад прикомандировали к Департаменту Внутренних Дел. В Департаменте Внутренних Дел говорят, будто ему предложили отпуск, а он от него отказался и что они не обязаны насильно отправлять человека туда, куда ему являться не хочется. Они отказываются передать просьбу, чтобы он навестил Клан при первой возможности…«А вот тут, — решил Шан, — что-то не так. Даже Разведчики, которые пренебрежительно относятся ко многим лиадийским правилам, в свое время отправили через все звезды сообщение по открытому лучу, что Разведчика капитана Вал Кона йос-Фелиума срочно ждут дома по делам Клана. И Вал Кон явился — на удивление быстро, — не оправившись от чрезмерного количества прыжков, которые он сделал без передышек, чтобы вместе со всеми стоять и плакать у гроба своей приемной матери».— Если он отказывается к нам вернуться, — с отчаянием говорила Нова, — если он до сих пор так на меня сердится…Шан знал, что в этом-то все и дело. Когда Вал Кон в последний раз был дома, он поругался со своей сестрой, Первым представителем, из-за ее настояний, чтобы он заключил брачный контракт и дал Клану наследника. Эта ссора длилась уже несколько лет, с небольшими вариациями, когда то один, то другая добивались какого-то преимущества. Нова, как Опекун Клана, не могла оказывать реального давления на Главу Клана, вне зависимости от того, считает ли он нужным в данный момент взять Кольцо и стать Делмом или остается всего лишь Вторым представителем. Однако Второй представитель обязан подчиняться Первому, как и любой член Клана, а Клан требовал от каждого своего члена ребенка — таков был общий Закон Клана. Интересная проблема меланти и этики, конечно, — и Шан был рад наблюдать за ней со стороны. Очевидно, что даже Вал Кон хотя бы отчасти подчинился требованиям меланти, о чем свидетельствует его недовольное письмо. И все же…— Это на него непохоже, денубиа. Вал Кон никогда не был таким злопамятным.Его попытка утешить сестру оказалась неудачной. Лиловые глаза Новы налились слезами, руки судорожно сжались.— Значит, он мертв!— Нет. — Он наклонился и обхватил ее лицо своими большими смуглыми ладонями. — Сестра, слушай! Разве Антора сказала, что он умер?Нова заморгала, всхлипнула и замотала головой так энергично, что ее светлые волосы обвились вокруг его запястий.— А ты ее спрашивала?Нова снова покачала головой. Тонкие волосы скользили по его рукам, словно драгоценный шелк, и он понял, что ее приводят в ужас две вещи.— Антора — драмлиза, — терпеливо стал объяснять Шан, начиная в приливе жалости протягивать утешительную нить Целителя. — Она когда-то сказала мне, что мы все у нее в голове, как языки пламени. Лучше прямо спросить ее и узнать наверняка.Нова провела по губам кончиком языка. Она колебалась.— Спроси, — настоятельно повторил он, с удовлетворением замечая, как под плетением утешения и ненавязчивой надежды утихает ее волнение. — Если этот Департамент Внутренних Дел открыто нарушает клановые традиции, то мы сами начнем поиски. В конце концов, у Клана Корвал есть кое-какие ресурсы.— Да, конечно, — пробормотала она, прижимаясь щекой к его ладони.Столь открытая демонстрация нежности была для Новы совершенно нехарактерна. Шан осторожно снизил интенсивность внушения и отнял руки. С Новой все будет в порядке, решил он. Первый представитель Клана Корвал отличается спокойной рассудительностью. Даже без его помощи она очень быстро взяла бы себя в руки и сделала все, что сочтет необходимым для сохранения Опекаемого Клана ради Самого Корвала.Шан чуть покачал головой. Он некоторое время занимал пост, принадлежащий теперь Нове, и сомнительная привилегия руководить Кланом, состоящим из столь разных и волевых личностей, не вызывала у него зависти. Его корабль, «Исполнение долга», был ему больше по вкусу и больше соответствовал его способностям. А Нове торговля была скучна неимоверно.Он улыбнулся ей — единственный из трех йос-Галанов, унаследовавший рост их матери-землянки.— Спроси Антору, — еще раз посоветовал он. — И скажи мне, что я могу сделать, чтобы помочь найти нашего брата.Она ответила ему бледной улыбкой, лишь чуть-чуть изогнув бледные губы.— Я подумаю. А тем временем ты подумай о том, с чего мы начали разговор…В нем вспыхнул гнев, но он сдержал его, не желая дать Нове повод бояться, что она потеряла еще одного брата.— Я не буду заключать брачных контрактов. Я свой долг исполнил, и Клан получил под опеку мою дочь. Я более чем исполнил свой долг: я слышал, что ребенок, которого получил от меня род Лазмелн, собирается стать пилотом. Оставим эту тему.— Если Вал Кон погиб — если он экликти, — тогда Род йос-Галан должен быть готов занять положение Первого Рода Клана. Ты — Тоделм йос-Галан — глава нашего Рода! Ты — Анаделм, ты должен стать следующим Делмом, если Вал Кон…— ЕСЛИ Вал Кон! — Гнев на секунду вырвался наружу, но он снова его спрятал. — Если даже Антора объявит, что наш брат умер, я все равно потребую, чтобы мне показали его тело: это мое право как родственника, мое право как чалекет, мое право как Анаделма! Ты меня так легко Главой Корвал не сделаешь, сестра. И брачного контракта я больше не заключу, и в этом я даю клятву!На ее лице отразилось глубокое потрясение. Горе будто клубилось вокруг нее горьким дымом, и он отвесил ей поклон — совершенно официальный.— С позволения Первого представителя, — отрывисто сказал он и ушел, не дожидаясь этого позволения. Лиад Солсинтра
Шан добрался до дома Присциллы с наступлением темноты, когда волшебные огоньки внутри прозрачной дорожки засветились под его подошвами, словно снежные хлопья. Двумя шагами взлетев по четырем ступенькам, ведущим в узкую прихожую, он приложил ладонь к двери. Она скользнула в сторону, впуская его, — и даже по прошествии стольких лет его сердце сжалось от ощущения этого чуда.Присцилла лежала в кабинете на подушках перед только что разложенным огнем, в окружении бумажных сугробов. Их кот, Даблин, возлежал во всей своей полосато-апельсиновой красе на чисто вымытом деревянном полу. Услышав шаги Шана, он повел ушами, но не соизволил повернуть головы. А женщина подняла голову. Ее черные глаза смеялись, плетение эмоций переливалось радостью — нежностью — заботой — желанием.— Привет, любимый.— Тебе все-таки следовало бы переделать эту дверь, Присцилла. Сюда может войти кто угодно.Присцилла тихо засмеялась, глядя, как Шан идет к ней, открытая своей радости и ценя ее. Она знала, что читает его чувства так же хорошо, как он читает ее… Или она читает лучше? В конце концов, Присцилла ведь была не просто Целительницей, она была драмлизой — одной из настоящих волшебниц. Правда, на Синтии, планете, где она родилась, правильно было говорить «ведьма».— Ты ел? — спросила она, откладывая в сторону пачку бумаг и протягивая Шану руку. — Я могу распорядиться, чтобы Тейас что-нибудь тебе принесла.Он взял ее прохладную руку и, повинуясь нежному, но настойчивому давлению, опустился на подушку, положив подбородок на кулак. Присцилла свернулась калачиком лицом к нему, устроив щеку на белоснежной руке. Она была обнажена до пояса, как обычно дома, и платиновые кольца у нее в ушах сияли на фоне коротких кудрей цвета грозовой тучи.— Я не голоден, — ответил он, положив руку ей на грудь. Под его ладонью набух сосок, и он ощутил вспыхнувшее в ней желание. Посмотрев ей в глаза, он улыбнулся. — Привет, Присцилла.— Привет, Шан. — Изящный палец проследил суровый контур его щеки, потом скользнул выше, чтобы скользнуть по дуге брови цвета инея. — Нова тебя рассердила.— У нее на это талант. Слишком похожа на нашего отца, бедняжка. Боится, что навсегда прогнала Вал Кона или что он умер и теперь Кланом должна командовать она.Когда Присцилла Мендоса оказалась на борту «Исполнения долга», со смерти его отца прошло уже два года. Однако она была знакома с Новой и Вал Коном: Даблин, который как раз начал у огня первые движения своего ритуала умывания, был получен ею в подарок от Вал Кона.Присцилла нахмурилась:— Но ведь это на него не похоже? Она связывалась с Разведкой? Передала ему просьбу приехать домой?Шан со вздохом откинулся на подушки, устремив взгляд светлых глаз к потолку.— Она попыталась. Но вот тебе еще одна странность, Присцилла. В Разведке говорят, что командор Вал Кон йос-Фелиум не работает у них больше трех лет: он был прикомандирован к некоему учреждению, которое называется Департаментом Внутренних Дел. Это тебе что-то говорит?Она покачала головой.— Ну и мне тоже, если на то пошло. Это надо проверить… Короче, Нова связывается с этим Департаментом Внутренних Дел и просит передать командору йос-Фелиуму послание — по праву родства, как она им говорит. Первому представителю необходимо, чтобы он прибыл в Треалла Фантрол, по делам Клана.— Департамент Внутренних Дел счастлив ей помочь, — предположила Присцилла, когда молчание затянулось.Шан хмыкнул.— Департамент Внутренних Дел сообщает Первому представителю Клана Корвал, что с командором йос-Фелиумом в настоящий момент связаться не представляется возможным, и добавляет, что он — не лакей Клана Корвал, чтобы носиться с его сообщениями по всей галактике. Нова указывает им, что они нарушают Правила Кланов, поскольку командор не возвращался домой на отпуск все три года, которые работал на Департамент. Департамент отвечает, что ему несколько раз предлагали отпуск, от которого он неизменно отказывался, а они не считают себя обязанными заставлять человека ехать туда, куда он не хочет.— И Нова в ярости бросает трубку, — пробормотала Присцилла.Он резко хохотнул:— Совершенно точно!— Но чего она добивалась от тебя? Ведь голос элдема-пернарди Клана Корвал имеет больше веса, чем голос Тоделма йос-Галана?— Первый представитель в своей мудрости пожелала, чтобы Тоделм йос-Галан заключил брачный контракт.Ее пронзил шок, приправленный изумлением, смятением — и первыми отголосками горя.— Присцилла… — Он потянулся к ней телом и мыслями, прижал к себе. Ее кулачок уперся в его грудь, несмотря на волну утешения и любви, которой он затопил ее сознание. — Присцилла, этого не будет! Я этого не допущу, и я ей так и сказал. Мой долг выполнен, и…— Если Первый представитель отдаст приказ, тебе придется. Но почему? — К другим мукам добавились отчаяние и ощущение, что ее предали: она причисляла Нову к своим друзьям. — Вал Кон умер, в этом дело? В Департаменте Внутренних Дел ее обманули? Нет — они ответили, что с ним невозможно связаться, значит, сказали правду. Своего рода. Если Вал Кон погиб…Она приподнялась на локте и устремила на него широко распахнутые черные глаза.— Тогда ты — Делм, да? Глава Клана Корвал.— Я не Делм, Присцилла. Постарайся быть разумной! Прочитай мои чувства! Разве я его оплакиваю — брата моего сердца? Ну, скажи?— Нет.Он глубоко вздохнул, ощущая, как тепло ее любви просачивается в его кости, словно порция крепкого бренди.— Обязанность Новы как Первого представителя заключается прежде всего в том, чтобы сохранять Клан Корвал для Вал Кона, который является Главой Клана. Но Клан существует и в том случае, если Вал Кона нет, и осмотрительному Первому представителю нужно учитывать все возможности, составлять планы на все случаи — так же, как капитану и первому помощнику, понимаешь?Эти слова заставили ее улыбнуться, хотя она продолжала пристально наблюдать за ним.— Нова должна учитывать возможность смерти Вал Кона, так же как и то, что он мог уйти из Клана, — продолжил Шан. — Но чувство собственной вины заставляет ее выбирать в первую очередь самый худший вариант. Не без основания — в последнее время йос-Фелиумы были склонны уходить из Клана. Например, дядя Даав — отец Вал Кона, вот уже двадцать пять стандартных лет или даже больше, как он исчез. Нова забывает, что он удалился ради Равновесия, а не в гневе. Не то чтобы это сильно меняло дело: исчез — значит исчез. Но ты должна понять, что Первый представитель обязана предусмотреть и такой вариант, когда йос-Галан станет Первым семейством Клана Корвал — если минует тридцать пятый день рождения Вал Кона, а он не возьмет Кольца. Она просто начинает строить свою стратегию слишком рано и не имея достаточной информации. Корвал должен найти своего Наделма, а Первый представитель должен прямо поставить перед ним вопрос. Вот и все.— А сколько Вал Кону сейчас? Тридцать?— Недавно исполнилось, — подтвердил Шан. — У нас есть пять лет на то, чтобы его найти.Присцилла не стала говорить, что разведчик может прятаться в двенадцать раз дольше и что галактика велика. Вместо этого она наклонилась к нему, устремив взгляд прямо в его глаза. Ее губы отделяло от его губ расстояние меньшее усика Даблина.— Ты — мой, — сказала она.Это не было приказом: это была констатация ее убежденности, открытая его возражениям.Он поднял смуглые руки, бесцеремонно запустив пальцы в копну ее кудрей.— Всем моим сердцем.Уничтожив разделявшее их расстояние, она поцеловала его — неспешно, а потом, уступив его жару, крепче. Ее пальцы расправились с его рубашкой, потом — с ремнем… И они любили друг друга телом, сердцем и умом, в беспорядке рассыпав подушки и бумаги и надоев бедняге Даблину до зевоты.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42