А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Коултер Кэтрин

Невеста - 8. Невеста-сорванец


 

Тут выложена электронная книга Невеста - 8. Невеста-сорванец автора, которого зовут Коултер Кэтрин.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Коултер Кэтрин - Невеста - 8. Невеста-сорванец в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Невеста - 8. Невеста-сорванец то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Невеста - 8. Невеста-сорванец равен 168.43 KB

Невеста - 8. Невеста-сорванец - Коултер Кэтрин => скачать бесплатно книгу



Невеста – 8

OCR
«Невеста-сорванец»: АСТ, АСТ Москва, Транзиткнига; Москва; 2005
ISBN 5-17-035750-8, 5-9713-1806-3, 5-9578-3749-0
Оригинал: Catherine Coulter, “The Sherbrooke Twins”
Перевод: Т. А. Перцева
Аннотация
Серьезный, умный Джеймс Шербрук с увлечением изучает астрономию, умело управляет отцовским имением и всеми силами пытается справиться с шалостями и капризами подружки детства — очаровательной Корри Тайборн-Барретг.
Однако его легкомысленный брат-близнец Джейсон видит, что бесконечные выходки Корри — не более чем попытка привлечь внимание Джеймса и заставить его наконец увидеть, что озорная девчонка превратилась в прелестную девушку, мечтающую о любви…
«Невеста-сорванец» продолжает полюбившийся читателям цикл романов Кэтрин Коултер: «Строптивая невеста»; «Невеста-обманщица»; «Невеста-наследница»; «Невеста-чужестранка»; «Дочь викария».
Кэтрин Коултер
Невеста-сорванец
Посвящается Джуди Кокран Уорд.
У тебя прекрасная улыбка и такое же сердце.
Я так благодарна, что ты есть в моей жизни.
К.К.
Глава 1
Кто может доказать несостоятельность насмешки?
Уильям Пейли

Нортклифф-Холл, август 1830 года
Джеймс Шербрук, лорд Хаммерсмит, появившийся на свет двадцатью восемью минутами раньше брата, привычно задавался вопросом, резвится ли в данный момент Джейсон в прохладных водах Северного моря у побережья Стоунхейвена или лежит в постели очередной красотки.
Братец плавал как рыба, независимо от того, сводит вода холодом руки и ноги или нежит, как в теплой ванне. Энергично отряхиваясь, словно их общая гончая Тюльпан, он как-то объяснил брату:
— Понимаешь, Джеймс, в конечном счете это значения не имеет. Все равно что заниматься любовью.
Можно валяться на жестком песке, едва шевеля заледенелыми ногами, или утопать в пуховой перине, наслаждение от этого меньше не становится.
Джеймс никогда не занимался любовью на песчаном пляже, но втайне полагал, что брат-близнец прав.
Джейсон обладал столь неординарным способом мышления, что поражал своей логикой окружающих, вынужденных волей-неволей с ним соглашаться. Этот необычный талант он унаследовал от матери.
— Мои драгоценные мальчики, — говаривала она, — какая жалость, что вы уродились красавцами! Недаром это так раздражает отца.
И дети послушно кивали, в глубине души удивляясь ее словам.
Джеймс вздохнул и отступил от обрыва, нависавшего над долиной Поу, прелестным зеленым уголком, пестревшим кленами и липами и поделенным на участки старыми каменными заборами. Долина была защищена с трех сторон невысокими холмами. Джеймс втайне верил, что эти длинные холмы с круглыми вершинами были древними могильниками. В детстве они с Джейсоном сочиняли невероятные истории о возможных обитателях этих захоронений и разыгрывали их в лицах. Джейсон обычно предпочитал роль воина-дикаря в медвежьей шкуре, красившего физиономию голубой краской и пожиравшего сырое мясо. Джеймс чаще всего бывал шаманом, который одним щелчком пальцев заставлял дым спиралью подниматься в мрачное небо и обрушивал пламя на воинов.
Но сейчас он на всякий случай попятился от края.
Однажды он уже свалился с обрыва, когда дрался с Джейсоном на шпагах. Джейсон прижал острие шпаги к горлу Джеймса, а тот схватил его за шиворот и хорошенько тряхнул: сплошная драма и никакого вкуса, как сетовал позже Джейсон. Тогда Джеймс поскользнулся и рухнул вниз под негодующие вопли брата:
— Ах ты, баран безмозглый! Свернешь себе шею из-за какой-то паршивой царапины!
Но Джеймс только смеялся, хотя позже оказалось, что он с головы до ног разукрашен синяками всех форм и размеров. Тетя Мелисанда, гостившая в то время в Нортклифф-Холле, расстроенно ахала, гладя ладонями его щеки:
— О, дорогой мальчик, ты должен бережнее относиться к своему изысканному и совершенному лицу, и кому это знать, как не мне, поскольку это и мое лицо!
Услышав ее слова, отец поднял глаза к небу и пробормотал:
— Нет, ну как могло такое случиться?
Родственница нисколько не преувеличивала: Джеймс и Джейсон были как две капли воды похожи на нее, считавшуюся в обществе ослепительной красавицей. И никто не мог понять, как это вышло и почему оба уродились в тетушку. За исключением, разумеется, роста и размеров.
Благодарение Господу, фигурами они походили на отца, что безмерно его радовало. По этому поводу мать утверждала, что мальчики должны быть почти такими же большими, как отец, и почти такими же умными. Это все, что нужно отцам. И возможно, матерям тоже.
Несколько лет назад до Джеймса дошли слухи, что отец хотел жениться на тете Мелисанде и женился бы, если бы не дядя Тони, успевший выхватить девушку из-под самого его носа. Джеймс, как ни старался, не мог представить столь трагический спектакль. Нет, разумеется, дядя Тони не украл ее. Просто тетя Мелисанда предпочла именно его. К счастью для Джеймса и Джейсона, ее место быстро заняла матушка. Именно к счастью, поскольку, хотя оба находили тетку очень интересной, обожали мать. Повезло им и в том, что оба унаследовали ум Шербруков, о чем отец постоянно им твердил.
— Ум куда важнее ваших проклятых смазливых рожиц, и, если кто-то из вас это забудет, я его в землю вобью!
— Что же в них смазливого? Лица настоящих мужчин, — поспешно возражала мать, гладя сыновей по головкам.
Погруженный в воспоминания, Джеймс мечтательно улыбнулся и не сразу пришел в себя, услышав вопли.
Повернувшись, он узрел Корри Тайборн-Барретт, ходячую неприятность, с которой ему приходилось сосуществовать почти всю жизнь. Эта ненормальная во весь опор мчалась на вершину холма, натянув поводья своей кобылы Дарлинг футах в двух от обрыва и в нескольких шагах от Джеймса. Нужно отдать должное последнему: он даже глазом не моргнул и злобно уставился на нее, взбешенный до такой степени, что был готов швырнуть негодницу на землю. Но, вовремя взяв себя в руки, заявил относительно спокойно:
— Крайне глупо вести себя так. Вчера шел дождь, и земля еще не просохла. Тебе уже не десять лет, Корри, и давно пора прекратить выходки, достойные неугомонного сорванца. Подай Дарлинг назад, осторожно и медленно. Если жизнь тебе не дорога, подумала бы о кобыле.
Корри смерила его надменным взглядом.
— Поражаюсь, как ты можешь еще языком ворочать, когда готов свернуть мне шею! Меня тебе не одурачить, Джеймс Шербрук!
И с наглой ухмылкой направила кобылу прямо на него, едва не сбив с ног. Джеймс ловко отскочил в сторону и погладил бархатистый нос Дарлинг.
— Ты права. Меня действительно так и подмывает спустить с тебя шкуру. Помнишь тот день, когда ты решила показать, как ловко ездишь, и взгромоздилась на полудикого жеребца, которого только что купил мой отец? Проклятая тварь чуть не прикончила меня, когда я пытался тебя спасти, что, как последний осел, и сделал!
— Я не просила меня спасать, Джеймс! Уже в двенадцать лет я прекрасно держалась в седле!
— Наверное, ты собиралась обхватить ногами шею коня и кое-как повиснуть вниз головой, сопровождая свое представление жалобными воплями. Это и было мерой твоего искусства? И не забудь о том случае, когда ты донесла моему отцу, что я соблазнил жену своего оксфордского наставника, прекрасно зная, как он на меня разозлится!
— Ничего подобного, Джеймс, ничуть он не разозлился, по крайней мере сначала. И потребовал доказательств, заявив, будто не может поверить, что ты способен на такую глупость.
— Я и не был способен, дьявол тебя побери! Добрых два месяца ушло на то, чтобы объяснить отцу, что это все твоих рук дело, а гы только ныла. Видите ли, она всего лишь хотела пошутить!
— Для большего правдоподобия я даже узнала имя жены одного из наставников, — улыбнулась девушка.
При воспоминании о выражении отцовского лица Джеймса передернуло.
— Знаешь что, Корри? Кому-то давно пора взяться за твое воспитание! — процедил он.
И не успела она оглянуться, как он схватил ее за руку, стянул с лошади и повел к большому камню. Уселся поудобнее и, расставив ноги, притянул ее поближе.
— Жаль, что раньше никто не додумался задать тебе хорошую трепку.
Слишком поздно догадалась Корри о его намерениях. И не успела она пошевельнуться, как Джеймс перекинул ее через колено и с силой опустил ладонь на ее затянутую в бриджи попку. Девушка вырывалась, подвывала, охала, но силы, разумеется, были неравны, тем более что Джеймс слишком долго терпел и теперь был преисполнен решимости преподать мерзкой девчонке достойный урок.
— Если бы ты носила амазонку… — шлеп, шлеп, шлеп, — отделалась бы легче. С полдюжины нижних юбок… — шлеп, шлеп… шлеп… — и твоя попка пострадала бы меньше, — приговаривал он, энергично работая рукой. Удар следовал за ударом.
— Немедленно прекрати! — визжала Корри, извиваясь. — Идиот несчастный, ты не имеешь права! Я девушка, и притом даже не твоя чертова сестра!
— И я ежедневно благодарю за это Господа! Помнишь, как ты подсыпала какую-то гадость в мой чай и из меня лило целых полтора дня?
— Я не думала, что это так долго продлится! Перестань, Джеймс, это неприлично!
— Да неужели? И это я слышу от тебя? Говоришь, неприлично?! Да я терпел тебя почти всю свою жизнь!
И лично видел твою тощую задницу, когда ты плавала в пруду! И не только задницу, но и все остальное тоже!
— Мне было тогда восемь лет!..
— И с тех пор ты нисколько не поумнела. Жаль, что я не додумался до этого раньше. Считай, что на сегодня я заменил твоего дядюшку Саймона.
Наконец Джеймс остановился. У него рука не поднималась и дальше колотить ее, несмотря на те гадости, которые она устраивала ему все эти годы.
Он уже хотел столкнуть ее на землю, но увидел у ног острые камни.
— О, проклятие, паршивка ты этакая, — пробормотал он, ставя ее на ноги. Она не двинулась с места, потирая пострадавшую попку и не сводя с него глаз. Если бы взгляд имел силу убивать, Джеймс свалился бы бездыханным. Но, к счастью, все обошлось. Он поднялся и погрозил ей пальцем, совсем как когда-то старый гувернер, мистер Бонифейс.
— Не будь ничтожной жалкой неженкой! Ничего с твоей задницей не сделается, поболит и пройдет, — поучительно заметил он, разглядывая собственные сапоги. — Кстати, я забыл, сколько тебе лет?
Корри всхлипнула и вытерла рукой нос, прежде чем вскинуть подбородок и пробормотать:
— Мне восемнадцать.
Джеймс резко поднял голову.
— Ну нет! — возмутился он. — Это просто невозможно! Только взгляни на себя! Безволосый юнец с округлой задницей под дурацкими бриджами, которые не надел бы ни один уважающий себя молодой человек…
Нет, погоди. Я не то хотел сказать.
— Ты слышал, Джеймс? Мне восемнадцать лет. И что тут такого невозможного?
Джеймс продолжал смотреть на нее, медленно качая головой.
— У меня вот уже три года как округлая задница! И знаешь, что еще?
— Каким образом я мог это заметить, если твои бриджи висят сзади мешком? Ну а еще-то что?
— Это очень важно, Джеймс. Осенью у меня будет что-то вроде пробного сезона. Тетя Мейбелла говорит, что это называется малым сезоном. Я буду носить модные платья, и шелковые чулки с подвязками, и туфли, которые поднимут меня от земли на добрых два дюйма.
Это означает, что я уже взрослая. Я сделаю высокую прическу, вымажусь кремом с головы до ног, чтобы кожа была мягче, и выставлю напоказ бюст.
— Бедняга! На это должны уйти ведра крема.
— Может быть! Но рано или поздно крем подействует, и тогда расход будет поменьше. Ну как?
— Интересно, о каком таком бюсте идет речь?
На какое-то мгновение Джеймсу показалось, что она собирается рвануть блузку и показать груди, но, к счастью, ее здравый смысл взял-таки верх.
— У меня есть бюст, и довольно внушительный.
Просто сейчас он спрятан. Вот и все.
— Спрятан? Где же именно? — деланно удивился Джеймс, оглядываясь по сторонам.
Девушка залилась краской. Джеймс уже хотел извиниться, но вовремя вспомнил, что знал ее едва ли не с пеленок. Наблюдал, как пятилетняя девчонка пыталась грызть яблоко, уверял тринадцатилетнего сорванца, что месячные — это еще не смерть, и был объектом ее издевательств бесчисленное количество раз.
— Я просто перетянулась длинным бинтом, — вознегодовала Корри, тыча пальцем в перед блузки. — Но когда я размотаю его и обрамлю вырез атласом и кружевами, десятки джентльменов наверняка падут к моим ногам!
Он примерил на себя ее презрительную улыбку.
— Боюсь, эту сцену ты увидишь только в дурацких мечтах, тем более что нечего там перетягивать. Господи, представляю себе: доска с двумя бугорками!
— Доска с двумя бугорками? Это жестоко и подло с твоей стороны, Джеймс.
— Ладно, ты права. Извини. Наверное, мне следует сказать, что мысли о твоем разбинтованном бюсте сводят меня с ума и кружат голову.
— У тебя в голове ничего нет, кроме болотной водицы! — Корри гордо выпрямилась, расправила плечи, выпятила грудь и добавила:
— А вот тетя Мейбелла уверяет, что это обязательно случится.
И поскольку Джеймс практически с самого рождения знал Мейбеллу Амброуз, леди Монтегю, то ни на грош не поверил ее племяннице.
— Признайся, что она сказала на самом деле?
— Ну… тетя Мейбелла сказала, если меня хорошенько отмыть, я их не опозорю, особенно когда, как и она, надену голубое.
— А вот это уже похоже на правду.
— Не смей унижать меня оскорблениями, Джеймс Шербрук! Ты ведь знаешь, моя тетка вечно преуменьшает! И недоговаривает тоже! А сама уверена, что все упадут от восхищения, когда я буду проезжать по улице в собственном экипаже с пуделем на коленях!
— А по-моему, единственный способ сбить кого-то с ног — править экипажем собственноручно. Тогда ему точно не выжить.
Такого удара она не ожидала. Нанесенное оскорбление требовало немедленной мести.
— Слушай меня ты, подлая скотина! — завопила она, потрясая кулаками у него под носом. — Я правлю экипажем не хуже тебя, а может, и лучше! Все говорят, что у меня глаз вернее!
На взгляд Джеймса, она несла столь очевидную чушь, что он не счел нужным отвечать и лишь выразительно закатил глаза. Но девушка не собиралась отступать.
— Да-да, и нечего корчить рожи!
— Ладно, — снизошел наконец Джеймс, — назови хотя бы одного человека, который так считает.
— Твой отец, например.
— Вранье. Отец сам учил меня править. И мой глаз так же верен, как у него, или даже вернее, потому что он стареет.
Лицо девушки озарилось ангельской улыбкой.
— А кто, по-твоему, учил править меня? И он вовсе не стар. Мало того, очень красив и порочен, я сама слышала, как тетя Мейбелла сказала это миссис Хаббард.
Его слегка затошнило. Теперь Джеймс действительно припомнил, как девушка гордо восседала рядом с его отцом, ловя каждое слово. Тогда он явственно ощутил укол ревности. Это, конечно, было довольно подло с его стороны, тем более что родители Корри были убиты во время беспорядков, последовавших вслед за поражением Наполеона при Bатepлоо. Трагедия произошла во время официального визита в Париж отца Корри, английского посланника Бенджамина Тайборна-Барретта, виконта Плессанта, отправленного во Францию для обсуждения с Талейраном и Фуше процедуры реставрации Бурбонов.
Впоследствии Талейран позаботился о том, чтобы Корри, которой в то время еще и трех не было, вернули в Англию, к сестре матери, под присмотром безутешной горничной и с эскортом из шести французских солдат, встретивших не слишком теплый прием в чужой стране.

Невеста - 8. Невеста-сорванец - Коултер Кэтрин => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Невеста - 8. Невеста-сорванец автора Коултер Кэтрин дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Невеста - 8. Невеста-сорванец своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Коултер Кэтрин - Невеста - 8. Невеста-сорванец.
Ключевые слова страницы: Невеста - 8. Невеста-сорванец; Коултер Кэтрин, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн