А-П

П-Я

 унитаз керасан ретро 
 paco rabanne invictus туалетная вода здесь 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Новиков Николай Васильевич

Мерцание золотых огней


 

Тут выложена электронная книга Мерцание золотых огней автора, которого зовут Новиков Николай Васильевич.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Новиков Николай Васильевич - Мерцание золотых огней в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Мерцание золотых огней то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Мерцание золотых огней равен 178.75 KB

Мерцание золотых огней - Новиков Николай Васильевич => скачать бесплатно книгу



Новиков Николай
Мерцание золотых огней
Николай Новиков
Мерцание золотых огней
роман
1
Ноябрь 1983 года. Ростов-на-Дону
- Ты шлюха, шлюха! Отвратительная, подлая, грязная шлюха!
- Вот и прекрасно! Теперь ты сможешь найти себе привлека тельную, честную и чистую шлюху! Я уже сейчас прямо сгораю от любопытства взглянуть на нее.
- Заткнись! А не то я...
Григорий Малюков резко вскочил стула, взмахнул рукой и в бессильной ярости опустил кулак на стол. Подпрыгнула заполнен ная окурками пепельница, тлеющая сигарета покатилась по столеш нице. Раиса Малюкова поймала её пухлыми пальчиками с ярко-крас ными ногтями, бросила в пепельницу и с холодным презрением пос мотрела на мужа.
Теперь уже - бывшего мужа.
Когда-то она любила этого высокого, жилистого шатена с го лубыми глазами. Молчаливого, нескладного, неуклюжего, но такого симпатичного и смешного, неожиданно робкого и покладистого... Он и сейчас был вполне привлекательным мужчиной, а голубая ярость его глаз все ещё возбуждала её. Если б он почаще злился, если б с такой яростью стремился достичь в жизни больше, чем работа токарем на заводе "Красный Аксай", может быть, она и не ушла бы от него. Но девяти лет супружеской жизни вполне было достаточно, чтобы понять: Григорий вполне доволен тем, что у него есть. Небольшой кирпичный домик на 38-й линии, двухкомнат ная кухня во дворе, огород, жена, дочка, зарплата, которой хва тает на скромную жизнь - что ещё нужно человеку?
Дурак! Неудачник! Даже нет, неудачник - тот, кто стремится к чему-то большему, пусть безуспешно, но стремится. А этот - просто недотепа! Тридцать семь лет мужику, а он все ещё счита ет, что почетная грамота к празднику, да уважение заводского начальства и таких же слесарей-токарей в цехе - большое дости жение, которым следует гордиться и дорожить!
Невысокая, пухлая блондинка, этакая курносая куколка с жесткими зелеными глазами мрачно усмехнулась. Она была на че тыре года младше Григория, и в свои неполные тридцать три четко знала, что эта жизнь не для нее.
- Не смей на меня орать, - сказала Раиса. - И не размахивай тут своими граблями, не очень-то напугал!
- Да ты стерва, самая настоящая стерва! - простонал Григо рий, морщась от невыносимой душевной боли. - Мало того, что из меняла мне с этим московским придурком, так теперь втихомолку уволилась с работы и навострила лыжи в Москву! А то, что ребе нок остается без матери - тебя не волнует. Ты о дочери хоть по думала? Юлька что-нибудь значит для тебя или нет?!
- Значит. Я же сказала, как устроюсь в Москве, осмотрюсь, так сразу и заберу Юлю к себе.
- Ты убегаешь от дочери, лживая тварь! Господи, как же ме ня угораздило жениться на такой дряни?!
- Прекрати оскорблять меня!
- Я же сказал тебе - заткнись! Не то калекой отправишься к своему хахалю! Шлюха несчастная!
- Да?
- Да!
- Ну так вот, дорогуша, слушай меня внимательно. Если ты хоть пальцем до меня дотронешься, я тебя засажу не только на пятнадцать суток! - Раиса нервно забарабанила пальчиками по сто лу. - И почему ты так разволновался, не понимаю? Я честно сказа ла, что люблю другого человека и уезжаю с ним. О разводе он по беспокоится, все решится на уровне обкома партии. Никаких проб лем у тебя не будет, претензий к тебе не имею. Дочь оставляю здесь на время, потом заберу. У нас было достаточно времени, чтобы понять - мы не пара друг-другу. Так чего ты бесишься?
Григорий смотрел на неё с таким ужасом, будто не соблазни тельная блондинка сидела перед ним, а женщина с головой лягуш ки. Он догадывался, что она изменяет ему, пытался поговорить - не получилось, последнее время замкнулся в себе, ходил мрачный, не зная, как образумить свихнувшуюся бабу, об этом ведь и друзьям не расскажешь, не посоветуешься. Но то, что довелось услышать сегодня, не могло и в кошмарном сне присниться.
- Не пара, да? - с угрозой пробормотал Григорий, вытирая ладонью вспотевший лоб.
В комнате было жарко, печка в углу топилась углем.
- Я тебе уже говорила об этом.
- Может, и Юльке говорила о том, что бросишь ее? Какого хрена расселась тут? Пошла вон! Уезжаешь в Москву? Ну и езжай! Пошла вон, я кому сказал!
- Сейчас Юля вернется из школы, я ей все объясню и уеду.
- Объяснишь? Как же ты в глаза дитенку смотреть будешь?! Вон, я сказал! Тварь продажная! Беги, беги! И не смей возвра щаться, гадина! Юльку ты больше не увидишь.
- Это не тебе решать.
- Тебе, да?! Или - твоему сучьему хахалю? Ну и где ж он, козел, есть? Хоть бы показался! Я бы поговорил с ним по-мужски! Где он? Здесь? Вы с ним вместе едете в Москву?! Надо проверить. Он у меня здоровым не уедет из Ростова!
- Он ждет меня в Москве, так что ты можешь спокойно прово дить меня на поезд и посадить в вагон, - усмехнулась Раиса.
Григорий схватил её за руку, сорвал со стула.
- Пошла вон!..
- Не смей прикасаться ко мне, дурак! - завизжала Раиса.
В это время в комнату вошла Юля. Восьмилетняя девочка была похожа на отца: каштановые, слегка вьющиеся волосы, голубые глаза, вздернутый носик. Она бросила портфель на пол и молча уставилась на родителей.
Григорий скрипнул зубами, отпустил руку Раисы, плюхнулся на стул.
- Мама, вы опять ругаетесь? - спросила Юля.
- В последний раз, доченька, - Раиса подбежала к малышке, присела перед ней на корточки, обняла девочку, уткнувшись губа ми в мягкие, чистые локоны.
- Значит, больше не будете? - сказала Юля, обнимая мать. - А то мне уже надоело, что вы все ругаетесь и ругаетесь.
- Больше не будем, - с трудом выговорила Раиса. Слезы души ли её. Прости, доченька, но я... я сегодня уезжаю. Ты пока по живешь с папой, а потом...
- Куда ты уезжаешь, мамочка? Ты ведь летом уже ездила в отпуск, а мы с папой были дома.
- Я уезжаю в Москву, Юля... Ты поживешь с папой, а потом я тебя заберу к себе. Ты хочешь жить в Москве? Там есть Кремль, и часы на башне...
- Ну конечно, мама! И я, и папа. Ты поезжай, а мы с папой потом приедем к тебе. И будем все жить в Москве. И я там буду ходить в другую школу, а то мне здесь уже надоел Стас Котов, он все время пристает и дергает за волосы. Такой дурак, прямо ужас!
Раиса всхлипнула, целуя волосы девочки и жадно вдыхая их чистый, детский запах.
- Нет, доченька, мы там будем жить без папы... Понима ешь... мы с ним расстаемся.
- Как это - без папы? - Юля уперлась ладошками в плечи ма тери, отодвигая её от себя. Голубые глазенки смотрели внима тельно и настороженно. - Я без папы никуда не поеду. Все же го ворят, что я папина дочка, ну сама подумай, мама, и ты же так всегда говорила.
- Потом я тебе все объясню, моя хорошая. Потом, ладно? А сейчас - до свидания. Жди, я скоро за тобой приеду.
- И за папой?
- Нет, за тобой...
Юля нахмурилась, опустив голову, минуты две соображала, что бы это могло значить, потом посмотрела на отца, сидящего за столом и побежала к нему.
- Папа! Почему мама так говорит? Я не хочу никуда ехать без тебя, я же папина дочка!
Григорий подхватил девочку на руки, прижал к груди. Слеза покатилась по его щеке.
- Ты никуда без меня и не поедешь, Юля. Разве я могу расс таться со своей папиной дочкой? Скажи маме, пусть она уезжает, если уж решилась на это.
- До свидания, мама, - Юля помахала ладошкой. - Приезжай скорее и привези мне побольше подарков.
Раиса тоскливо усмехнулась, надела пальто, взяла большую сумку и медленно пошла к двери.
У кондитерской фабрики на 40-й линии Раиса села в потре панный "Москвич", водитель которого согласился подбросить её к железнодорожному вокзалу "Ростов-главный".
Она с трудом сдерживала слезы, ибо понимала, что расстает ся с дочерью надолго. Володя не имел своих детей, и не хотел, чтобы в его московской квартире жили чужие.
Такова была плата за новую жизнь.
И она согласилась на это.
Раиса работала в букинистическом отделе книжного магазина неподалеку от площади Карла Маркса, там и познакомилась этой весной с лектором ЦК КПСС Владимиром Омельченко.
Выступая с лекциями во многих городах, Омельченко обожал заходить в книжные магазины, рыться в букинистических отделах, где время от времени попадались такие книги, которые в Москве днем с огнем не найдешь. А ещё там попадались красивые женщины, которые теряли головы, услышав предложение отужинать вместе с ним в ресторане гостиницы. Удивительно им было слышать простые и естественные слова о том, что важному чиновнику (ЦК КПСС!) скучно вечером в чужом городе и он будет весьма признателен прекрасной незнакомке, ежели она поможет ему скоротать этот ве чер в ресторане. Только в ресторане, только посидеть и погово рить. И - ничего больше! Отчего ж не согласиться, если человеку скучно и он ни на что больше не претендует? О том, что лектор удивительный собеседник, знающий такие тайны из жизни сильных мира сего, что дух захватывает, когда слушаешь, что от рестора на до гостиничного номера, где он только и может поведать оче редную увлекательную историю, (здесь говорить опасно, КГБ может прослушивать их столик!) очень близко, они не думали. Да и по том, возвращаясь домой, не жалели о том, что как-то неожиданно оказались в постели невысокого, полного златоуста. Ведь столько невероятных историй узнали, к такой жизни прикоснулись - до конца дней своих вспоминать можно.
Надо отдать должное Омельченко, был он не только хорошим лектором (в ЦК КПСС плохих не держали), но и отменным психоло гом, когда выбирал книги и женщин.
Раиса недолго раздумывала над его предложением провести вечер в ресторане гостиницы "Ростов", где остановился лектор. Несколько пикантных историй из жизни членов Политбюро, расска занных на ушко аппетитной зеленоглазой блондинке, сделали свое дело. Однако, потом наотрез отказалась подниматься в его номер. Владимир Васильевич поначалу не слишком огорчился, удовольство вавшись другой блондинкой, которую предложила бойкая дежурная по этажу, но очень скоро пожалел о том, что зеленоглазая так легко ускользнула от него.
Она не удивилась, увидев его на следующий день в книжном магазине, как и вчера, легко согласилась пойти в ресторан. Там, в отдельном кабинете, за шикарно сервированным столом наговори ла комплиментов раскрасневшемуся от усердия лектору и... ушла. Захмелевшая, с игривым взглядом прекрасных глаз, близкая и не доступная, она ошеломила Омельченко. В эту ночь он решительно отказался от услуг дежурной по этажу.
С другими мужчинами Раиса была не столь строга, она и прежде изменяла мужу, но Омельченко был не просто мужчина, это был шанс выбраться из серого, тоскливого болота, которым предс тавлялась ей жизнь рядом с Григорием. Выбраться, вырваться - к свету, к новой, такой прекрасной издалека, столичной жизни! Из грязи - в князи. В княгини! И ничего унизительного в этом она не чувствовала. Только из грязи и стремятся в князи, из князей в князья никто не рвется.
Если бы тогда она знала, что платой за это станет расста вание с дочерью - поднялась бы с Омельченко в номер, по-женски отблагодарила бы столичного дон-жуана за приятный вечер и ду мать не стала бы о продолжении знакомства.
Если бы он знал, что случайная встреча в книжном магазине принесет ему столько мучений, и знакомиться с неприступной блондинкой не рискнул бы.
Но все получилось иначе. Несколько раз наведавшись за свой счет в Ростов и не добившись желаемого, Омельченко, уже в сен тябре, предложил Раисе провести отпуск вместе с ним в Сочи. Но Раиса хотела посмотреть Москву, побывать в музеях, и на выстав ках. Если бы он помог ей получить номер в гостинице, это было бы замечательно! Забронировать номер даже в "Метрополе" Влади мир Васильевич мог, однако сомневался, в том, что она будет ждать его вечерами в этом номере. А вот если пригласить её к себе, в двухкомнатную холостяцкую квартиру в Безбожном переул ке, где жили писатели, журналисты и чиновники из Отдела пропа ганды ЦК - можно рассчитывать на то, что зеленоглазая крепость наконец-то вывесит белый флаг.
Именно это и нужно было Раисе.
Действительность превзошла все её ожидания. Противно было даже думать о том, что придется возвращаться в Ростов, в ма ленький домик со скромной мебелью, скрипучей железной кроватью и туалетом в огороде, до которого в холодное время не всегда и добежать можно. Где ждет её дочь, похожая на отца, и недоте па-муж...
И для Омельченко действительность превзошла все ожидания, когда Раиса появилась у него дома. Тогда-то он и предложил ей развестись с мужем стать хозяйкой вот этой московской квартиры. Все, что здесь есть - её, но с одним условием: дочь пусть оста нется с отцом в Ростове. Он пять лет назад развелся с женой по тому, что не может иметь детей. Своих не может, а чужие ему не нужны.
Раиса два месяца думала, прежде, чем сказать"да". После того, что она видела в Москве, жить в Ростове было невыносимо, но столь же невыносимой была мысль о том, что придется оставить Юлю с Григорием... Пожалуй, это были два самых трудных месяца в её жизни. В Ростове ничего не менялось и не могло измениться, тогда как Володя умолял её переехать в Москву, и можно было на деяться, что пройдет несколько месяцев, полгода, год, и он из менит свое мнение о детях, согласится, чтобы Юлька переехала в Москву... Уже зимой можно будет привезти девочку на каникулы, они познакомятся, подружатся...
Сырой, холодный ветер гудел в троллейбусных проводах, на силовал голые деревья, которые беспомощно трепыхали влажными ветвями. Крупные, редкие капли дождя лениво стучали по ветрово му стеклу. Холодный, серый город, холодный, серый день...
"Москвич" остановился на привокзальной площади. Раиса дала водителю пять рублей и, закусив губу, торопливым шагом направи лась в здание вокзала. Она обманула Григория: Володя не в Моск ве, он ждет её с билетами в двухместное купе международного ва гона у кассы номер 3.
Двадцать минут оставалось до отправления поезда.
Уже стемнело, когда Юля закончила делать уроки, сложила в портфель тетрадки и учебники. За окном шелестел дождь, стучали в стекло темные ветви старой вишни. Юля заметила, что огонь в печи гаснет, надела пальто, принесла из сарайчика рядом с домом детское ведерко угля, засыпала в печь, аккуратно задвинула кон форки. Не раздеваясь, присела на скрипучую железную кровать, отодвинув в сторону пиджак отца.
В доме было тоскливо и неуютно. Долго она сидела без дви жения, пытаясь понять, как это мама взяла и уехала от них. Уез жать ведь можно только в командировку или в отпуск. В команди ровки мама не ездила, а в отпуске уже была в сентябре. Два от пуска в один год не бывают же. Куда она уехала, зачем? Даже не спросила, что Юля сегодня получила в школе. Две "пятерки", но мама об этом так и не знает...
Ничего непонятно.
Юля спрыгнула с кровати, сунула ноги в старые галоши и пошла в кухню.
Отец сидел за кухонным столом и размазывал кулаками слезы по лицу. Перед ним стояла пустая бутылка водки, только на до нышке чуть-чуть осталось. Юля испугалась. Такой большой, силь ный, а сидит в холодной кухне и плачет. И водку пьет один, ког да никаких гостей у них нет.
Никогда прежде не видела она такого.

Мерцание золотых огней - Новиков Николай Васильевич => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Мерцание золотых огней автора Новиков Николай Васильевич дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Мерцание золотых огней своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Новиков Николай Васильевич - Мерцание золотых огней.
Ключевые слова страницы: Мерцание золотых огней; Новиков Николай Васильевич, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 купить куртку короткую женскую 

 https://dekor.market/collection/plitka-dlya-vannoj-halcon-aire-588124/ 
 дуб сибирский перго купить одну планку