А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Холл Адам

Квиллер - 2. Девятая директива


 

Тут выложена электронная книга Квиллер - 2. Девятая директива автора, которого зовут Холл Адам.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Холл Адам - Квиллер - 2. Девятая директива в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Квиллер - 2. Девятая директива то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Квиллер - 2. Девятая директива равен 121.43 KB

Квиллер - 2. Девятая директива - Холл Адам => скачать бесплатно книгу



Квиллер – 2
Библиотека остросюжетной литературы
Адам Холл
ДЕВЯТАЯ ДИРЕКТИВА
1. Гелиотроп
Дом стоял в окутанном сумерками переулке Сой Суек. Расплатившись с велорикшей, я свернул в переулок и направился к дому мимо мастерских и лавчонок.
В ювелирной мастерской никого, кроме сидевшего за верстаком старика тайца. Между нами конторка. Старик не слышал, как я вошел, — все звуки заглушал шум шлифовального станка для обработки драгоценных камней, работавшего в другой комнате.
Я разглядывал ювелира. Старик делал кольцо — вставлял неограненный опал в золотую оправу: ловко посадил его в гнездо, загнул лапки резцом гладилки. Мне показалось, камень был на шарнирах. Свет из-под абажура сверкнул на золоте, зажег в опале огонь. Старик зажал последнюю лапку, повернулся, чтобы рассмотреть кольцо на свету, и только тут заметил меня. Не давая ему опомниться, я спросил:
— Мистер Варафан?
Положив кольцо на черную ткань, он плавно, как священник, сложил руки в приветствии “вай”.
— Гелиотроп готов? — спросил я.
— Я потерял его.
— То есть как? Ведь он стоит больше миллиона фунтов.
— И даже дороже.
— Тогда зерните мне деньги.
— Я бедный человек, — ответил он. — И учтите: из любого камня, даже из гелиотропа, вам не выжать ни капли крови.
— Тогда отдайте фунт плоти.
Он согнулся в поклоне, подошел к двери и выглянул в переулок.
Я ждал, прислушиваясь: один камень, очевидно, тяжелее других, громыхал в барабане станка, который вращался, как маленькая бетономешалка.
Мистер Варафан подошел ко мне:
— Прошу вас…
Старик повел меня по лестнице. Мы оказались в задней комнате. Большую часть комнаты занимали сейфы и застекленные шкафы; кроме них, тут едва умещался стол и несколько плетеных кресел. Стены были обшиты деревом, пахло сандалом. Комната была ярко освещена лампами дневного света. Что ж, хотя при таком освещении за фигуру Будды из розового дерева никто не даст и полцены, зато по крайней мере все видно. А в незнакомых помещениях я люблю все видеть, так спокойнее.
— Ваш приход — большая честь для меня, — сказал мистер Варафан.
— Вы очень добры.
Западные люди не слишком верят цветистой восточной учтивости, да и мне от нее не по себе. Чтобы доставить ему удовольствие, я добавил несколько слов по-тайски.
Он вышел, и я, наконец, смог оглядеться: в комнате стоял телефон; рядом с фигурой Будды — дверь на улицу; шум камней в барабане станка здесь слышен отчетливо.
Полет был долгий. Терпеть не могу, когда тебя без предупреждения срывают с места и посылают черт знает куда. Чтобы успокоиться, я принялся разглядывать камни в витрине. Довольно приличные камни: лазурит, обсидиан, розовый кварц, несколько совсем недурных микролитов и один лунный камень — он прямо-таки гипнотизировал. Значит, мастерская не просто прикрытие, тут действительно работает ювелир.
Ломэн прибыл вовремя — ровно через десять минут. Он возник в двери, рядом с Буддой, и с порога спросил:
— Вы когда приехали?
— Минут десять назад.
Небрежно, точно боксеры перед боем, мы обменялись рукопожатиями.
— Я не о том: в Бангкок когда прибыли?
— В 18.05. Рейс “Эр Франс”, Париж — Токио.
— Что вы делали в Париже?
— Господи, какое это имеет значение?
— Когда мы вас вызывали, я думал, вы все еще в Лондоне.
Он оглянулся, потом снова уставился на меня, переминаясь с ноги на ногу:
— Сейчас все имеет значение. Все.
— Надеюсь, это относится и к тому, что я вовремя прибыл сюда по вызову. Я по горло сыт этими чертовыми самолетами.
— Разумеется, разумеется.
— Меня только не предупредили, что здесь нет кондиционера.
На Ломэне был серый костюм из ткани “альпака” и галстук-бабочка в крапинку.
Почему-то я испытываю неприязнь к мужчинам с маленькими ногами и в галстуках-бабочках. Я вообще не люблю Ломэна. Мы уже много лет друг друга терпеть не можем, но на работе это не отражается. Стараемся не подавать виду, за исключением тех случаев, когда мы наедине, да еще в Бангкоке, да еще в задней комнате ювелирной мастерской, где нет кондиционера; впрочем, как и в любом другом месте, где нечем дышать. Ботинки, ногти и нос у Ломэна ярко блестят. Даже манеры его приобретают блеск фальшивой монеты, когда у него есть время навести этот блеск. Сейчас он слишком нервничал, времени наводить блеск не было.
Мне сразу полегчало. Когда я вижу, что Ломэн нервничает, мое настроение поднимается:
— Почему вы не сказали, что есть эта дверь? Какого черта понадобилось тащить меня через мастерскую?
— Чтобы представить вас Варафану.
— И нужно было обязательно нести весь этот вздор?
— Варафан не связник. Мы не можем доверить ему настоящие пароли…
Ничего не упуская, Ломэн осматривал комнату цепкими глазками хорька:
— На первое время — это наша конспиративна. Иногда будем встречаться и в английском посольстве, но главные вопросы будем решать здесь. Садитесь. Давайте что-нибудь выпьем. Сейчас спешка ни к чему.
Ломэн совсем не толстяк, но плетеное кресло так под ним и скрипит — вечно он ерзает. Сейчас он совершенно успокоился и смотрел на меня так, будто это я нервничаю.
— Ответьте мне на один вопрос. У меня будет свое задание или надо исправлять чей-нибудь промах или провал?
Он взял со стола маленький медный колокольчик и позвонил:
— Вы получите задание. И чтобы никаких промахов и провалов.
Садиться я не стал, мне было не по себе. Ломэн — большая шишка в Управлении и редко покидает Лондон, чтобы руководить операцией на месте. Со мною он никогда так не работал и, честно говоря, я не ждал от его руководства ничего хорошего. Я грубо сказал:
— Я что, семь тысяч миль для того летел, чтобы вместе с вами никуда не торопиться?
На звон колокольчика вошла худенькая гибкая девчонка с гривой черных волос, наверно, дочь Варафана. Ломэн обратился ко мне за помощью:
— Я не очень хорошо говорю по-тайски. Я сказал по-английски:
— Принеси нам, пожалуйста, выпить. Виски, содовая, лимонный сок и лед.
— Да. Сейчас принесу.
— Английский все понимают, — ободрил я Ломэна.
— Вы лучше пройдите ускоренный курс усовершенствования тайского. Будете встречаться с людьми, которые говорят только по-тайски. Да и к разговорам окружающих полезно прислушиваться. Вы тайский хорошо знаете?
— На обиходном уровне — неплохо. Он снова встал — юла, а не человек!
— Итак, вы здесь. Если бы вы задержались, пришлось бы отзывать Стайлза с Явы — а у него там полно дел. Вы знаете Бангкок не хуже его; он занят, а вы отдыхаете после очередного задания.
— Отдыхал.
— Отдыхали.
— Я не был здесь почти два года.
У нас в Управлении есть простое правило, которое помогает избегать провала любой операции. Каждый имеет право отказаться от задания. Для этого надо только привести вескую причину, но, в конце концов, если не хочешь, то и без причины можно отказаться. Правило разумное: раз тебя мучат сомнения, нечего идти на задание. Но если уж ты согласился, тогда рассчитывай только на успех, и никаких сомнений. Единственное, что может сделать Центр в Лондоне, если агент отказывается участвовать в операции, — это привести неопровержимый довод, после которого не согласиться нельзя. Так было со мной в Берлине: мне назвали фа-мадию человека; его надо было найти, и я, по их мнению. должен был его ненавидеть. Сейчас, в разговоре с Ломаном, я обдумывал аргументы, приводил их в соответствие с ситуацией, стараясь скрыть главное возражение, которое просто-напросто сводилось к тому, что мы друг друга терпеть не можем. Конечно, нам случалось работать вместе, но то была рутина, обычная работа Управления: расследование провалов, средства связи, выход на связь и тому подобное. Теперь же он должен был стать руководителем моей операции, а это совсем другое дело. От отношений с руководителем операции подчас зависит успех задания, а иногда — и ваша жизнь. Руководителя надо любить, уважать, доверять ему, уживаться с ним. А Ломэна, несмотря на его блестящие способности и послужной список, я считал обыкновенным лощеным сукиным сыном.
— Я не был тут два года и не очень-то хорошо помню Бангкок.
— На месте вспомните.
Тут он прав. Память очень зависит от обстановки. Ассоциации помогают. Проведите экзамены в знакомой обстановке лекционных залов, где студенты изучали предмет, — провалов будет куда меньше.
— Во-первых, что это за дом? Кто такой Варафан?
— Эту фамилию мне дали в посольстве.
— Только не говорите мне, что вы доверяете людям из посольства.
— Разумеется, мы его проверили. Он прошел хорошую школу во время войны в Бирме — организовывал побеги нашим людям. С тех пор помогал нам в нескольких операциях. Торгует драгоценными камнями, много ездит за границу. Часто бывает в Лондоне.
— Он наш агент?
— Не совсем.
— Прежде чем провести меня в дом, он выглянул на улицу — проверял, нет ли за мной хвоста.
— Он не дурак.
Нам пришлось прервать беседу — девочка внесла напитки. Когда она вышла, мы принялись за лимонный сок.
— По крайней мере, он мог бы поставить здесь вентилятор.
— Придумаем что-нибудь.
Взаимная неприязнь несколько уменьшилась, когда мы утолили жажду.
— Наша бангкокская резидентура будет находиться здесь?
— Пока это неясно. — Он задумался. — Официально — в посольстве, хотя там об этом, конечно, не знают. Они считают, что мы из службы безопасности. Пока наша конспиративка будет здесь, но если положение осложнится, придется переехать.
В ушах у меня все еще стоял звон — несколько часов я провел в самолете, на большой высоте. Да и приехал прямо из аэропорта Дон Муанг, даже переодеться не успел. Мне все порядком надоело, и я сказал:
— Может, все-таки, ближе к делу?
Ломэн опять занервничал, наверно, почувствовал, что я могу отказаться, и нарочно тянул время. Тогда ему пришлось бы отзывать Стайлза с Явы.
Он налил себе еще лимонного сока, чтобы в последний раз обдумать свое предложение.
— Это особое задание, — начал он. — И очень важное.
Я извлек кубик льда из своего стакана и бросил
в рот. Ломэн изучал фигуру Будды. Потом он повернулся ко мне и усилием воли заставил себя стоять на месте.
— Вы, очевидно, знаете, что в конце месяца состоится длительный официальный визит по странам Юго-Восточной Азии. Наш соотечественник проведет три дня в Бангкоке.
— Не знаю, — сказал я.
— Вы газеты читаете?
— Изредка.
— Короче говоря, представитель Королевы через три недели прибывает с миссией доброй воли в Бангкок.
Почти весь лед в вазе растаял, но я добыл еще кусочек и утолил им жажду.
— Так как Представитель — кстати, с этого момента по соображениям безопасности будем называть его так, — будьте любезны запомнить это — не является ни государственным деятелем, ни дипломатом, подобный визит не предусматривает политических мероприятий. Вместо них: один день катания на яхте по заливу, игра в конное поло на “Лампини Граундз” — мне сказали, что в матче будет участвовать принц Удом — и поездка по городу в открытом автомобиле. Представитель посетит также традиционно интересующие его места: молодежные клубы, благотворительные организации, больницы и, конечно, спортивные сооружения.
Тщательно выбирая слова, Ломэн сказал:
— Вам поручается разработать варианты покушения на Представителя во время этого визита.
2. Пангсапа
Уставив друг на друга неподвижные глаза, две рыбы кружат вдоль стеклянных стенок аквариума-вазы.
Рыбы дивно хороши, но та, что поменьше, — красивее и ярче, обе плывут в великолепном убранстве своих плавников, как две радуги в кристально чистой воде. В стекле аквариума расплывается огромная луна — это лицо Пангсапа.
В воздухе разлит сладковатый аромат опиума.
Но вот рыбы молниеносно бросаются друг на друга — началась смертельная схватка. Их плавники плотно прижаты: поврежденный плавник — потеря равновесия и почти верная смерть.
Глаза большой луны, глаза Пангсапа, совершенно неподвижны.
Распустив плавники, рыбы снова кружат по аквариуму. Они похожи на средневековых боевых коней на поле брани. Следующая атака подобна взрыву — рыбы яростно завертелись в центре аквариума, стараясь поразить противника насмерть своими острыми, как бритва, зубами. Три раза бросаются они друг на друга, и вода приобретает пунцовый оттенок — из спины одного из бойцов тянется красный шлейф. В помутневшей от крови воде лицо Пангсапа проступает более четко. Лишь однажды его глаза сдвинулись в мою сторону и снова уставились на рыб: он хотел убедиться, что и я разделяю его жуткое наслаждение.
Красный шлейф потянулся к центру аквариума. Похожий на распустившийся темно-розовый цветок, он, медленно вращаясь, выталкивает побежденного вверх. Рыба всплывает на поверхность, и при свете мне кажется, что она сделана из серебра.
Пангсапа отвернулся.
— Это был Доблестный Полководец, — прошепелявил он. — Семь боев выиграл, в том числе и против самого Золотого Принца Майпури — чемпион у моего приятеля был. Но бой на бой не приходится.
Понимая, какая это редкая для незнакомца честь — быть приглашенным на подобное зрелище, я сказал:
— Это был прекрасный бой. Я не мог оторваться.
Пангсапа жестом пригласил меня на подушки рядом с собой:
— Будете курить?
На золотистом лакированном столе лежало несколько опиумных трубок.
— Я не курю опиум. Но вы, Пангсапа, не отказывайте себе в удовольствии.
— Уверяю вас, вы своим посещением оказали мне честь.
Облаченный в черный шелковый халат, он сидел в позе лотоса, скрестив под собой ноги. Подушки и сосуд с покрасневшей водой — единственные цветные пятна в этой черной комнате. Три черные орхидеи замерли в черненой вазе. На стене ковер в пепельно-серых тонах. Все остальные предметы из тика и черного дерева.
Он произнес какое-то имя, вошел слуга.
— Подготовьте похороны рыбы. Я буду присутствовать на церемонии.
Когда слуга вышел, Пангсапа сказал по-английски:
— Продолжая наш разговор о гостях, я не могу позволить вам говорить по-тайски в моем доме, несмотря на то, что вы прекрасно знаете язык.
— Но мне бы хотелось освежить в памяти сослагательное наклонение.
Ломэн сказал, что надо пройти ускоренный курс тайского, и я согласился. Теперь я со всеми говорил на бангкокском диалекте, даже если они упорствовали в своем желании говорить по-английски с бостонским акцентом.
— Но вы прекрасно знаете сослагательное наклонение. Это вы должны дать мне возможность поупражняться в английском сослагательном наклонении.
В его улыбке было что-то мечтательное, и выглядел он гораздо моложе своих лет. Толстый шепелявый мальчик которому поручили роль Будды в школьном спектакле.
— Сначала скажите, чем я могу вам помочь.
Я ответил не сразу. Ломэн говорил, что этот человек может быть нам полезным, “очень полезным”. Про Пангсапа я знал только одно: он занимается “импортом-экспортом” (классический псевдоним контрабандиста), связан с десятком владельцев складов, расположенных по берегам реки Чао Фрайя. Бангкок — мировой центр контрабанды опиума, в этом городе многие занимаются “импортом-экспортом”. Ведь Чао Фрайя, как это водится со многими реками, впадает в море.
Еще Ломэн сказал:
— Пока к Пангсапа мы никогда не обращались.

Квиллер - 2. Девятая директива - Холл Адам => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Квиллер - 2. Девятая директива автора Холл Адам дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Квиллер - 2. Девятая директива своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Холл Адам - Квиллер - 2. Девятая директива.
Ключевые слова страницы: Квиллер - 2. Девятая директива; Холл Адам, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн