А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/dushevye-dvery-steklyannye/nedorogie/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Большаков Валерий

Наблюдатель


 

Тут выложена электронная книга Наблюдатель автора, которого зовут Большаков Валерий.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Большаков Валерий - Наблюдатель в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Наблюдатель то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Наблюдатель равен 293.51 KB

Наблюдатель - Большаков Валерий => скачать бесплатно книгу


Валерий Большаков
Наблюдатель
Часть перваяСТРАННИКИ В НОЧИ
Глава 1ФИНИШ-ПЛАНЕТА
1. Земля, Евразия, Москва. 2244 год
Клинок сверкнул полированной сталью, падая наискось, грозя втесаться в голую шею. Давид тут же поставил шаговый блок, резко отбил меч, и тогда Черный Рыцарь сделал выпад левой рукой, пальцы которой сжимали трехгранный кинжал-мизерикорд, тонкий и опасный, как жало василиска.
Давид отпрянул, разворачиваясь боком, и завертел мечом - вверх, вниз, наискосок, выстраивая защитную "решетку". Черный Рыцарь заворчал недовольно - противник попался вредный, всё никак не давал себя убить. Латник сделал хороший замах, присел рывком, щелкнув доспехами, - и его длинный меч прошипел по-змеиному над самой землей, просвистел, как коса, широким подрезающим движением.
Давид подпрыгнул, уберегая ноги, и ринулся в атаку. Пока инерция уводила меч Черного, он сделал мощный лайн-выпад. Острие клинка вошло рыцарю в бок, попав между сегментами доспеха, разрезая кожаные завязки и погружаясь в гнилое средневековое нутро...
- Нормально, Дава, - пророкотал наставник и скомандовал: - Сброс!
Фантомат моментально выключился. Все краски выдуманного мира истаяли, четкие контуры расплылись, возвращая непоколебимый реал. Земляничная поляна оказалась пружинистым коричневым полом в темных разводах, окружавшие ее деревья - стенами бледно-лилового оттенка, а небо над головой, затянутое облаками, превратилось в рубчатый, матово-белый потолок.
Давид, стараясь громко не сопеть, отдышался и рукавом отер пот с лица. Нормально, значит... Это хорошо. Всё равно большей похвалы от наставника не дождешься...
Наставник, огромный грузный человек с дочерна загорелым лицом, поднялся из-за длинного низкого стола с серебристой поверхностью, за которым сидели члены комиссии, и прошел к задней стене - сплошному окну. Он ступал вперевалку и со спины походил на медведя, переодетого в комбинезон, - сдержанно-свирепого, заматеревшего Винни-Пуха. Вцепившись рукою в прозрачную раму, наставник пошагал вдоль окна, открывая его. Сразу запахло хвоей, потянуло смолистым ароматом рубленых дров и горечью скошенной травы. Очень далеко пропел горнист. Индиговый разлив небес прочертил одинокий глайдер - будто яркая капелька скатилась по лазури.
- Нормально, - повторил наставник и повернулся к столу. - Тебе слово, Мелькер.
Сухощавый, длинный как жердь профессор Мелькер Свантессен, планетарный инспектор Комиссии Галактической Безопасности, пожевал губами, словно пробуя их на вкус, и сказал неожиданно громким и строгим голосом:
- Давид Виштальский!
Давид втянул живот и выпрямился, опуская меч.
- Дипломную практику вы проходили на планете Саргол, - проговорил Свантессен, не то утверждая, не то вопрошая, - в качестве координатора полевой группы таких же, как вы, курсантов.
Профессор говорил, опустив голову к столу-информатору, и Давид не знал, что ему делать. Ответить? Или промолчать? Он взглянул на своего наставника, и тот хитро подмигнул ему. Это Виштальского успокоило - он расслабился и кивнул Свантессену. Да, мол, отмечен такой факт в моем героическом прошлом.
- Первый опыт самостоятельного внедрения... - затянул профессор. - Меченосец всадника Инудруадана.
Свантессен неодобрительно поджал губы, и внутренности Давы мгновенно смерзлись.
- Вы знаете, Лобов, мое особое мнение по этому поводу, - сказал профессор сварливо, обращаясь к наставнику Виштальского. - Рано, рано вы тогда начали!
Наставник пожал могучими плечами и прогудел непримиримо:
- Курсант Виштальский прошел психологическое кондиционирование и... и он являлся лучшим в группе! Хотя, конечно, риск был...
- Вот именно... - проворчал Свантессен, мягчея.
Давид слушал с громко бьющимся сердцем. Профессора он побаивался и уважал. Как-никак, Свантессен лет десять уже числился резидентом Земли на далекой-предалекой планете Маран-им, и не зря холодное и строгое слово "Кардинал" стало его оперативным псевдонимом - это здесь он был профессором, а вот гуманоиды-мараниты знали старину Мелькера как Большого Жреца, тамошнего религиозного лидера и, одновременно, первого министра короля Толло-но-Хассе. Чем не Ришелье?
Повернув голову к третьему члену комиссии, полному, румяному добряку, Свантессен сухо сказал:
- Ваше слово, Леонидас.
Румяный радостно потер ладони и склонился к столу.
- Ксенология - пять, - прожурчал он, просматривая оценки, - ксенотехнология - пять, ксенопсихология - пять. Очень хорошо, курсант, просто отлично. Ну, а ваш реферат по сравнительной истории гуманоидных цивилизаций в фазе феодализма тянет на монографию - не более и не менее!
Давид пробормотал нечто невразумительное, но должное продемонстрировать его личную скромность.
- Да-а... - продолжил Леонидас, почти жмурясь от удовольствия. - Но смотрим дальше, и что мы видим? Ваши тренеры, что по ниндзюцу, что по форс-блейду, в один голос заявляют: Давид Виштальский блестяще усвоил теоретические дисциплины, а вот в практических занятиях не дотягивает до высоких показателей...
- По фехтованию он здорово подтянулся, - сказал Лобов недовольно. - Сами же видели!
- Не спорю, - легко согласился Леонидас, - этюд был разыгран как по нотам. Но! Давиду Виштальскому следует серьезно задуматься и сделать окончательный выбор - куда его тянет? К тихой научной работе где-нибудь в НИИ Внеземных Культур? А может, ему лучше остановить свой выбор на Комиссии Межпланетных Отношений и подвизаться на поприще дипломатии? Или все-таки направить стопы в КГБ - шпионить на развитых планетах, так сказать, в тылу союзника, дабы Земля прирастала расами-сателлитами.
Давид подумал.
- В КГБ! - твердо сказал он.
- Воля ваша, - развел руками румяный и широко улыбнулся.
- Шпионить! - фыркнул Лобов. - Вас послушать, так наша работа не выходит за рамки шпионажа и драк!
- Нет, отчего же? Выходит. Но всё же разведка и контрразведка - ее главные составляющие. Право, Иван, стыдиться тут нечего. Война кончилась двадцать лет назад, а мы, "бойцы невидимого фронта", призваны по-прежнему. Таков наш удел!
- Вот потому-то, - с силой сказал Лобов, - и ходит в народе пренебрежительное "голубокурточник" или боязливое "кагэбэшник"! И люди куда реже вспоминают, что нас еще называют "галактистами" - за то, что помогаем человечеству стать галактическим. Мы ускоряем прогресс на отсталых планетах, помогаем тамошним цивилизациям проходить критические точки, и это куда благороднее, чем вести сателлитов курсом астрополитики Земли!
- Ах, Иван, - вздохнул Леонидас, - спецслужба умеет много гитик. Мы, как странники в ночи, забываем имена, данные мамой и папой, и привыкаем к агентурным номерам. Наши миссии - секретны, наши операции - тайны, но служим мы отнюдь не всем носителям разума, а лишь своим однопланетникам. Что, не любят они нас? Опасаются? Пугаем мы их? Так это всегда было! Люди не испытывают благодарности к тем, кто защищает их, не понимают, какую мы приносим пользу, не видят нужды в работе Галактической Безопасности. Но не все ж такие! Утешайтесь этим, Иван...
- Всё? - проворчал Свантессен. - Высказались?
- Да, - буркнул Иван Лобов, отворачиваясь к окну. Леонидас лишь кивнул, ласково и безмятежно щурясь.
Профессор Свантессен прокашлялся.
- Давиду Марковичу Виштальскому, курсанту Центрального прометеума, - произнес он торжественно, - вручается диплом ксенолога первой степени с присвоением звания младшего командора!
Давид ощутил слабость. Мир вокруг него поплыл, будто снова пошел сброс детализации. Из разноцветного тумана вынырнул наставник. Виштальский не видел его лица, только голубая куртка колыхалась в поле зрения. Он вперился в эмблему над левым нагрудным карманом: земной шарик с синими океанами и зелеными континентами на фоне эллипса галактической спирали.
- Поздравляю! - грянул Иван и стиснул протянутую Давидом руку.
- Спасибо! - выдохнул Виштальский.
Лобов нацепил Давиду на погоны две маленькие серебряные звездочки и отшагнул, словно любуясь новоиспеченным суперагентом.
- Ваше первое задание, галактист, - с улыбкой проговорил Свантессен, и протянул Давиду небольшой цилиндрик. - Вы направляетесь на Тьет, на базу "Северный полюс". Командир базы - Жорж Лассав, планетарный координатор - Ахмед Бехоев. Начнете карьеру с должности, насколько сложной, настолько и важной - вы назначаетесь наблюдателем. Будете соглядатаем при дворе баррауха, по-нашему - короля, Цзанг-дзод-гукха Третьего, Потрясателя Суши видимой и невидимой, Великого Хозяина того, что есть и чего нет, и прочая, и прочая, и прочая. Нам очень важно знать, что делается в ближнем круге баррауха, на кого из свиты можно ставить, а кто из придворных хлыщей просто дурак и сиятельный тунеядец. Сложность же вашей миссии заключается в том, что вам категорически запрещается любое вмешательство. Любое! Даже если у вас на глазах будут пытать друга, можно только наблюдать за допросом... Наблюдать и докладывать. Ясно?
- Да, - выдохнул Давид.
- Человечество Тьет очень похоже на нас с тобой, - подхватил Лобов, - разве что у них пятьдесят четыре хромосомы и сорок зубов. Их женщины красивы, как наши, ну и... В общем, это серьезная дополнительная трудность. Сам понимаешь, трудно пожалеть разумного слизня, а вот когда от боли кричит хорошенькая девушка.
- Я понимаю, - пробормотал Виштальский.
- Ну, раз так, - подхватил эстафету Леонидас, - то удачи вам, Давид! И счастливой работы!
Отдышался Дава уже в атриуме. Центральный прометеум был возведен в стиле внеземных баз - сплошные купола и галереи-переходники. Даже зимний сад выстроили в виде оранжереи под прозрачным колпаком - великой радости звездолетчиков, долгие месяцы не видевших травку. А в самой сердцевинке учебного заведения, там, где кольцевые коридоры обрамляли дворик-атриум, стояла бронзовая статуя Прометея - бога, ускорявшего прогресс вида "хомо сапиенс", помогавшего людям проходить критические точки.
По атриуму носились вдоль и поперек озабоченные курсанты, всклокоченные и отчаянно вибрирующие, - шли экзамены. Почти каждый, пробегая мимо Прометея, хватался - на счастье - за его бронзовую длань, простертую над людьми-коротышками, сирыми и убогими, греющимися у подаренного огня. Длань сверкала, как надраенная.
"А мне это больше не нужно!" - довольно подумал Давид. Он-то свое отбоялся. Всё! "Госы" сданы, диплом в кармане. Дава прямо-таки лучился от счастья, поглаживая пальцами футлярчик с заданием. Он - галактист! Мечта сбылась...
Виштальский ощутил усталость и присел на один из диванчиков, расставленных вокруг памятника. Вытянул ноги, раскинул руки по мягкой спинке, зажмурил глаза.
...Ему всегда везло - так, во всяком случае, он считал сам. Повезло с няней Викой - ее мягкий грудной голос иногда даже снился ему. "Сорока-воровка кашу варила, деток кормила..." Няня была молодой и симпатичной особой - мама даже немного беспокоилась за отцовскую моральную устойчивость. Дава смутно помнил, как папа, сидя на диване, говорит утомленным голосом: "Сара, ты меня устала своей волнующей ревностью!"
И с воспитательницей ему повезло - Циля Наумовна была дамой непоседливой и чрезвычайно жизнерадостной. Но не содержала в характере даже атома легкомыслия - ее девизом было: "Целеустремленность, упорство, энергия!"
Няня Вика наградила его своей сентиментальностью и романтизмом, а Циля Наумовна заразила маленького Давидика занудливостью. Увы, именно так окружающие оценивали его стремление к совершенству. Они не понимали, что лениться - скучно, а зря тратить время на жмурки и футбол - глупо. И как им всё это объяснишь?
Но больше всего Давиду повезло с учителем. И со школьными товарищами. Их было пятеро у Дмитрия Александровича - самая первая группа у недавнего лицеиста. Всегда серьезный Давид, юркий и быстрый Ричард, здоровенный Игорь по кличке Кнехт, хитрый и веселый Грига и тихий, монументально спокойный Степан. А потом их осталось четверо - тихоню Степашку поймали на том, что он вешал кошек. Затягивал на шее у мурки петлю из лески - и вешал.
Давид был тогда не просто потрясен - он был раздавлен, уничтожен, убит. Пришел печальный дядя из Психологического Надзора и увел Степана, по-прежнему тихого и спокойного. Учитель тогда долго объяснял им, что такое дисторсия психики, и почему иногда даже высшая педагогика бывает бессильна, и как с помощью гипноиндуктора проводят позитивную реморализацию, а неисправимым вживляют мозгодатчик или поселяют в зонах спецкарантина. Так Давидик впервые столкнулся с изнанкой хорошего и справедливого, чистого и прекрасного мира, впервые узнал, что не все люди добры и что есть целые планеты, удел которых - горе, несчастье, нищета, страх. И у Давида появилась цель - он мучительно, до болезненного спазма, захотел сделать счастливыми всех носителей разума, подобных ему самому, все человечества, рассеянные по Млечному Пути.
Учитель, поняв склонности ученика, познакомил Давида с Иваном Лобовым, галактистом. "На необитаемую планету, - гудел Иван добродушно, - посылают людей, которые собираются перестраивать ее природу. В инопланетное общество посылают людей, которые собираются перестраивать сам социум". Лобов долго пугал Давида серой текучкой буден агента КГБ и пугающей отдаленностью результатов вмешательства, но тот был тверд.
Когда Давиду исполнилось двенадцать и вся семья собралась за столом, он заявил, что не будет врачом, как папа, или инженером, как мама. "А кем же наш Давидик хочет стать?" - засюсюкала тетя Муся. "Галактистом!" - отрезал Давид. Прошло ровно десять лет - и он сдержал это обещание, данное самому себе.
- Курсант, вы почему не на занятиях? - прогремел лекторский голос. - Ваша фамилия?
Давид открыл глаза и увидел Силантия Ахмедовича, читавшего им планетологию. Встав и аккуратно одернув комбез, Виштальский ответил:
- Давид Виштальский, младший командор.
Препод хмыкнул - и протянул лопатообразную ладонь. Дава вцепился в нее и крепко пожал.
2
Григорий Зикунов, он же Грига, он же Зикуновишна, парнем был сметливым и даже хитроумным. Однако природная лень, родившаяся прежде него, не давала как следует разгуляться смётке с хитроумием, и это не единожды уберегало Григу от рукоприкладства и членовредительства, ибо невежественные студенческие массы не всегда по достоинству оценивали выдающиеся способности Зикуновишны. Учитель Зикунова сказал ему еще на выпускном, полушутливо-полусерьезно: "Или ты станешь великим человеком, или великим негодяем". Из чего Грига сделал вывод, что ему остается подыскивать постамент под будущий памятник себе любимому, ибо негодяй из него не получился. Вот только что напишут на постаменте?
Грига учился на инженера-контролера, учился легко, но без особого желания - лишь бы диплом заиметь. И каждый год пытался поступить в Центральный прометеум. Его уже узнавали в приемной комиссии, хвалили за упорство, однако на экзаменах валили по-прежнему - без пощады и жалости.
В прошлом году, в четвертый свой приход, Григорий умудрился сдать первый экзамен - по истории.

Наблюдатель - Большаков Валерий => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Наблюдатель автора Большаков Валерий дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Наблюдатель своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Большаков Валерий - Наблюдатель.
Ключевые слова страницы: Наблюдатель; Большаков Валерий, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн


 https://dekor.market/plitka/iskusstvennyj-kamen/