А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/rakoviny/dlya-mashinki/ 
 https://pompadoo.ru/product/2852-davidoff-champion/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Бушков Александр Александрович

Сварог - 7. Чужие паруса


 

Тут выложена электронная книга Сварог - 7. Чужие паруса автора, которого зовут Бушков Александр Александрович.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Бушков Александр Александрович - Сварог - 7. Чужие паруса в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Сварог - 7. Чужие паруса то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Сварог - 7. Чужие паруса равен 221.29 KB

Сварог - 7. Чужие паруса - Бушков Александр Александрович => скачать бесплатно книгу



Сварог - 7


«Бушков А. Сварог. Чужие паруса: Роман»: ОЛМА Медиа Групп; М.; 2007
ISBN 978-5-373-01255-3
Аннотация
После чудовищной катастрофы, потрясшей мир Чужих Берегов, Сварог со своими спутниками отправляется на поиски нового материка через Мировой океан. У него есть Карта – но поможет ли она в долгом плавании над пучинами, полными неведомых опасностей?..
Александр Бушков
Чужие паруса
Плавать по морю необходимо.
Жить – не так уж необходимо.
Гней Помпей, римский полководец
Часть первая
«АДМИРАЛ ФРАСТ»
Глава первая
Маски-шоу
Дым был повсюду.
Черный копотный дым, поднимающийся из четырех труб броненосца «Адмирал Фраст», смешивался с белесым дымом горящих кораблей сюзерената Тоурант. Тот дым в свою очередь вплетал свои клубы и спирали в серые дымы, что приносили ветры от пожарищ и полыхающих вулканов, и всю эту черно-белесо-серую муть не мог разогнать даже шквальный ветер, беспрестанно дующий с океана. Пока видимость была – кабелота два в глубь материка, не больше, а дальше все скрывалось в темноте, беспросветной и плотной, как вата, подсвеченной лишь багровым отсветом пожаров и изредка прореживаемой далекими зловещими всполохами… Что творилось там, в глубине Атара, понять было невозможно. Полное ощущение, будто дым поглотил весь мир.
Собственно говоря, так оно и было на самом деле.
Весь мир превратился в один громадный пожар. Даже сквозь стекло иллюминатора доносились отдаленные гулкие удары, будто где-то там, за горизонтом, великан лупит со всей дури в исполинский барабан.
Вот, значит, что такое конец света… Мастер Ксэнг, барон Пальп, шторм-капитан «Адмирала Фраста», разглядывая из ходовой рубки берег в подзорную трубу, испытывал смешанные чувства и попутно пытался в этих чувствах разобраться. Было ли среди этих чувств сожаление? Или горечь утраты, боль от потери родины? Пожалуй, да. Присутствовали в его душе и сожаление, и горечь, и боль, но ведь с другой стороны… С другой-то ведь стороны – кто еще из высших офицеров флота Его величества короля Великой Гидернии удостоился такой чести – до последнего момента оставаться в смертельно опасной близости от погибающего Атара и следить, чтобы никакая с к в е р н а не покинула его берегов? Если честно, то совсем немного офицеров, считанные единицы избранных, – остальные уже давно в открытом океане, сопровождают конвой гражданских судов, со всех ног улепетывающих подальше от наступающей Тьмы… И среди избранных – он, Ксэнг, барон Пальп. Так что есть, господа, есть чем гордиться. Так что – уж кем-кем, а капитаном, тоскливо смотрящим из шлюпки на собственный тонущий корабль, он себя отнюдь не ощущал.
И главным образом потому, что экипаж «Адмирала Фраста» свою задачу выполнил: устранил помеху на славном пути Гидернии к величию. Уничтожил флот Тоуранта. Спас Граматар от возможной с к в е р н ы… Пора командовать отход. На палубе все закреплено по-штормовому, наверху никого, кроме горстки вахтенных матросов и офицеров. Остальные с нетерпением ждут команды на своих боевых постах. Дымы и отдаленный грохот – это, в общем-то, сущий пустяк по сравнению с тем кошмаром, что вскорости начнется у берегов Атара. Так, затишье перед настоящей бурей. До того момента, как разбуженный катаклизмом океан в прибрежных водах вздыбится исполинскими, достающими до кратеров вулканов волнами и закружит гигантскими водоворотами, осталось всего несколько часов – если верить расчетным таблицам Отдела последнего рубежа безопасности. Самое время уходить. И если бы не одна досадная мелочь…
Ксэнг, барон Пальп, медлил. Поскольку, водяная смерть, возникла внештатная ситуация.
– Не вижу, – сказал он, старательно водя окуляром подзорной трубы вдоль кромки берега.
– Левее рухнувшего утеса, правее горящей рощи, напротив песчаной отмели, – без малейшей задержки уточнил стоящий чуть в сторонке грам-капитан Рабан.
– Все равно не вижу, – хмуро повторил Ксэнг.
Он не любил внештатные ситуации. Когда в безукоризненно отлаженную работу вдруг вкрадывается неучтенный фактор – это неправильно. Так быть не должно. Значит, это его, шторм-капитана, недочет, не предусмотрел все возможные случайности…
Впрочем, т а к у ю случайность предвидеть было практически невозможно.
Он с треском сложил бесполезную трубу и бросил ее на штурманский стол: не только дымы затрудняли осмотр берега – стекло иллюминатора снаружи было покрыто копотью и изгажено птичьим пометом. Матросы с очисткой палубы не справлялись – пепел с серых небес сыпался непрестанно, крупными хлопьями, как пух из распоротой подушки, да и полчища птиц, оккупировавших мачты и надстройки «Адмирала Фраста» в поисках спасения от неминуемой гибели, гадили так, что «Адмирал Фраст», эта гордость гидернийского флота, постепенно превращался в форменный курятник.
Ксэнг обернулся к Рабану:
– Покажите-ка еще раз, что они там передали…
Рабан с готовностью протянул сложенный вдвое листок.
«Шторм-капитану. Шпора. Приказываю незамедлительно выслать разъездной катер к точке отправки данного сообщения, – значилось там. – Имею информацию, жизненно важную для будущего всей Г.».
– Это все? – спросил Ксэнг, зачем-то перевернув депешу. С обратной стороны листок, разумеется, был девственно чист. – Без подписи?
– Без. Сообщение было повторено восьмикратно, слово в слово… причем в последний раз прервалось на полуслове.
«Шпора» испокон веков в гидернийской системе кодовых сигналов означала: «Крайне срочно, адресату передать незамедлительно». Плюс к тому – «приказываю». Приказывает он, видите ли… А ведь на тоурантском берегу сейчас нет никого из резидентов островного государства. Не может быть. Не должно быть…
– Так. – Ксэнг в третий раз перечитал загадочное послание, написанное каллиграфическим почерком штатного шифровальщика. Но понятнее отнюдь не стало. – Давайте-ка все сначала… – Он поморщился. – Да и расслабьтесь вы, в конце-то концов. Не на докладе же в Адмиралтействе.
Рабан едва заметно изменил позу на чуть более непринужденную (тихонько звякнула дворянская перевязь со шпагой на боку), мельком глянул на корабельный хронометр, укрепленный над дверью люка из рубки, и монотонно повторил рапорт, глядя куда-то поверх головы командира… Кажется, даже слово в слово повторил:
– Три четверти часа назад ютовым вахтенным наблюдающим были приняты семь, с перерывом в минуту, однотипных шифрованных сообщений с берега. Факт приема, согласно Кодексу, был подтвержден сигналом ютового прожектора. Поскольку каждому сообщению предшествовал общефлотский сигнал «Особое внимание», депешу немедленно отправили на дешифрацию. Затем был подан сигнал «Назовите себя», но ответа не воспоследовало… После расшифровки депеша немедленно доставлена шторм-капитану в ходовую рубку… Рапорт закончен.
Барон Ксэнг остался невозмутим, хотя и побелел губами.
– И дешифровка заняла сорок минут? – спокойно спросил он, старательно игнорируя чересчур уж уставной тон собеседника. Нарочито уставной. Можно сказать – издевательски.
Нет, ну не сволочь ли, а?! Даже сейчас, когда малейшая задержка подобна смерти в самом прямом, не метафорическом смысле – Рабан строит из себя этакого тупорылого штабиста, для которого буква Кодекса дороже всего на свете. А думать и решения принимать – это, мол, забота командира… Ксэнг грам-капитана не любил и своих чувств, в общем-то, не скрывал. Да и вообще, кто из моряков, скажите на милость, любит ищеек из Отдела ПРБ? Одно дело – терпеть на борту, но любить – это уж увольте…
– Шифр, использованный отправителем, был сменен Адмиралтейством год назад, – ответил грам-капитан, по-прежнему на командира не глядя. – Дешифровщикам пришлось потрудиться, прежде чем они отыскали требуемый код и…
– Ясно, ясно, – отмахнулся Ксэнг. И призадумался. – Год назад… нет, все-таки ничего не ясно. В Тоуранте что, оставались ваши люди?
Рабан помолчал. Прикидывал, наверное, не раскроет ли страшную военную тайну, если ответит правду. И наконец сказал:
– По м о и м сведениям, нет. Вся наша резидентура была свернута задолго до… до наступления Тьмы… – Он пожал плечами, увенчанными золочеными эполетами. – Конечно, в спешке могли что-то упустить, перепутать списки, и какой-нибудь рядовой агент, работавший в провинции…
– Рядовой агент не станет передавать «Приказываю», – отрезал Ксэнг. – Как было передано сообщение?
– Флажковой азбукой. Отправитель использовал факелы – наверное, горящие ветки или что-то в этом роде.
– И как он выглядел? Мужчина? Женщина? Один или несколько?
– Неизвестно. Видимость на берегу практически нулевая, этот световой сигнал – и тот был распознан до конца только с четвертого раза…
Шторм-капитан шумно выпустил воздух из легких. Внештатная ситуация, Ловьяд забери ваши души. Неучтенный фактор.
…Когда во время похода твой корабль вдруг подвергается нападению каких-то тварей верхом на дельфинах и с магическими способностями в придачу – это тоже неучтенный фактор, но это нормально: есть возможность в очередной раз проверить боеготовность экипажа и доказать тварям, что связываться, с гидернийским кораблем – себе дороже.
…Если во время учебных стрельб один из зарядов, выпущенных с борта куттера, имитирующего вражеское судно, неожиданно оказывается боевым и разносит вдребезги надстройку (а заодно и в клочья пятерых офицеров) – это тоже непредвиденное событие, но и в нем, по сути, нет ничего из ряда вон: наличествует конкретный виновный, и есть, опять же, возможность на живом примере продемонстрировать экипажу, чем учения отличаются от реального боя…
Но когда с чужого п у с т ы н н о г о берега поступает шифрованный секретным кодом приказ выслать катер – тут уж призадумаешься. То ли это провокация неизвестного противника, имеющая целью задержать броненосец, задержать – и попытаться, скажем, потопить. То ли на береговой линии действительно находится некто, облеченный властью п р и к а з ы в а т ь шторм-капитану «Адмирала Фраста»…
Ксэнг снял чугу и тыльной стороной ладони, в которой была зажата депеша, вытер лоб.
– Хорошо, Рабан, – сказал он негромко, чтоб не услышал рулевой, переминающийся с ноги на ногу у штурвала в ожидании команды «Курс – двадцать два». – Ладно. Теперь поговорим неофициально. Какие соображения на этот счет есть лично у вас? Кто может быть автором послания, как вы думаете?
Наконец-таки грам-капитан соизволил опустить взгляд и посмотреть на Ксэнга. Тихо и вроде бы не по теме он ответил:
– У нас приказ, мастер шторм-капитан. До того момента, как волна разрушений накроет берег, остались считанные часы… Можем не успеть.
Ксэнг пристально смотрел ему в глаза, но Рабан взгляда не отвел.
Его игра была видна командиру насквозь.
Рабану было все равно, кто находится там, на берегу. Рабан советовал не рисковать и подобру-поздорову уходить м о р и с т е е. А ежели случится такая неприятность и таинственный автор послания в самом деле окажется важной шишкой и ежели этой самой шишке повезет невредимой добраться до гидернийского конвоя, то Рабан в происшедшем будет совершенно ни при чем: есть масса свидетелей, что шифровка «Адмиралом Фрастом» была принята, – а вот трус и перестраховщик Ксэнг приказал ее игнорировать и убираться подальше. Так что при любом исходе Рабан не проиграет.
Но – как говорят, на всякий ветер найдется свой парус, а на всякий штиль – свое весло, не так ли? Хочешь, чтобы я один решения принимал – ну так получай… веслом.
– Я принял решение, – повысил голос Ксэнг и надел чугу. Отбросил за плечо соскользнувшее на глаза фиолетовое перо. – Любой корабль Великой Гидернии о б я з а н оказывать любую посильную помощь соотечественникам как в своих, нейтральных и чужих территориальных водах, так и на суше в случае, если оказание настоящей помощи не угрожает выполнению конкретной задачи и не противоречит параграфам, сами знаете каким. Так записано в Кодексе мореплавания Гидернии. Л ю б у ю помощь, это вам понятно? Короче. «Адмирал Фраст» свою боевую задачу выполнил, никаких параграфов мы не нарушаем. Поэтому распорядитесь спустить на воду разъездной катер. На берег отправитесь… лично. Возьмите звено карабинеров. Я задержу отплытие на… скажем, на один час. По истечении часа, если вы не вернетесь или не дадите о себе знать, я командую отплытие… Задача ясна?
Рабан з а п н у л с я на какую-то долю секунды. Но ответил браво и громко, как полагается:
– Задача ясна!
Шторм-капитан внимательно следил за его лицом, но лицо Рабана оставалось бесстрастным. А ведь умеет, тварь, владеть собой, этого у них не отнимешь…
– На месте разберетесь, что к чему, и поступите согласно обстановке, – продолжал Ксэнг. – Я прикажу усилить наблюдение за обозначенным вами квадратом и навести на него каронады левого борта… на случай, если понадобится огневая поддержка. Понятно?
– Понятно, мастер шторм-капитан.
– Ну вот и выполняйте… мастер грам-капитан.
После секундной дуэли взглядов грам-капитан Рабан развернулся на месте и строевым шагом направился к выходу. Ксэнг смотрел на его прямую, обтянутую черным сукном форменного камзола спину, которая прямо-таки излучала ненависть. Удивительное дело, но смута в его душе наконец улеглась, теперь командир «Адмирала Фраста» был собран и решителен. Как всегда. Что бы ни случилось, через час он скомандует отход. С Рабаном на борту – или без такового.
– Мастер грам-капитан Рабан покидает ходовую рубку! – донесся доклад охранника за дверью.
Когда за Рабаном закрылась дверь, шторм-капитан Ксэнг, барон Пальп, повернулся к иллюминатору и посмотрел на задымленную землю. Продекламировал под нос:
Земля, разорванная громом,
В порывах пламени сгорает;
Полузатопленная в водах,
Трясется в судорогах ветра.
Но небо землю принимает,
Освобождает от ответа,
Земля спокойна и свободна
В его объятиях огромных…
Прошептал:
– Как верно сказано…
Потом поразмыслил немного, а потом вновь снял чугратон и склонился в «поклоне чести» обреченному континенту.
…Если на борту «Адмирала» волнение в прибрежных водах не ощущалось вовсе (точнее говоря, п о к а не ощущалось), то катерок, напротив, швыряло немилосердно – океан просыпался, потревоженный судорогами агонизирующего Атара. Натуженно тарахтел паровой двигатель, упрямо толкающий хрупкую посудину в сторону суши наперекор серым бурунам и барашкам, ветер по-собачьи трепал цепочку флагов на короткой мачте, сигнализирующих всем желающим, буде таковые окажутся поблизости, что катер-де сохраняет полный нейтралитет и противоправных целей не преследует. Парламентеры мы, иначе говоря.
Играющий флагами ветер был удушлив. К запаху гари и дыма примешивалось зловоние гниющей плоти – под киль то и дело попадали качавшиеся на волнах останки всевозможных животных. Какое-то время назад влекомые инстинктом, охваченные ужасом хищники и травоядные, волки и агнцы бок о бок, все животные Атара – кроме разве что самых тупых, неспособных почувствовать дыхание приближающейся смерти, – бесконечным потоком неслись к океану, прочь от Тьмы. И бросались в его мутные волны, слепо надеясь там найти спасение от сошедшей с ума тверди… Вот такие вот последствия стемпида в планетарном масштабе, господа.

Сварог - 7. Чужие паруса - Бушков Александр Александрович => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Сварог - 7. Чужие паруса автора Бушков Александр Александрович дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Сварог - 7. Чужие паруса своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Бушков Александр Александрович - Сварог - 7. Чужие паруса.
Ключевые слова страницы: Сварог - 7. Чужие паруса; Бушков Александр Александрович, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 парки женские зимние спб 

 https://dekor.market/plitka/