А-П

П-Я

 Обращался в магазин в Москве 
 магазин косметики с бесплатной доставкой по россии в помпаду 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Буссенар Луи Анри

Канадские охотники


 

Тут выложена электронная книга Канадские охотники автора, которого зовут Буссенар Луи Анри.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Буссенар Луи Анри - Канадские охотники в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Канадские охотники то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Канадские охотники равен 149.83 KB

Канадские охотники - Буссенар Луи Анри => скачать бесплатно книгу




Луи Буссенар
Канадские охотники
Часть первая. ОХОТНИКИ СКАЛИСТЫХ ГОР
ГЛАВА 1

Бигорн – коза или баран? – Клуб охотников и рыболовов. – Англичане держат пари. – Миллион за одно слово. – Сэр Джордж Лесли. – Ливерпуль, Галифакс, Виктория. – «Я поеду один». – Три месяца спустя. – Депеша. – Разорен.
– Баран!
– Нет, коза!
– Ну нет же, нет!
– А я говорю – да!
– Полно, дружище, оставьте вашу самоуверенность, это все-таки баран.
– Дорогой мой, самоуверенность здесь ни при чем, только любовь к правде заставляет меня утверждать, что это коза.
– Это просто упрямство.
– Это убежденность!
– Если у вас есть хоть какие-то аргументыnote 1, изложите их.
– Лучше начните вы.
– Мне надоела наша перепалка! Уже пятнадцать минут препираемся по поводу заметки, написанной профессиональным журналистом!
– Но просвещенным его не назовешь.
– Вы говорите так потому, что он разделяет мое мнение.
– Нет, потому что он бездоказателен. Черт возьми, дружище, если мы имеем честь быть членами Shooting and Angling clubnote 2, то уж, конечно, вправе оспорить мнение редактора журнала «Охотник».
– Мы что, до бесконечности будем перебрасываться, словно мячиками, «бараном» и «козой»?
– Лучше давайте выберем арбитраnote 3.
– Дорогой мой Джеймс Фергюссон, наконец-то я слышу от вас разумное слово.
– Дорогой Эдвард Проктор, такое согласие – уже свидетельство нашей мудрости.
– Кто же нас рассудит?
– Нас всего четверо – вы, я, Эндрю Вулф и сэр Джордж Лесли.
– Предлагаю Джорджа Лесли.
– А я предпочитаю Эндрю Вулфа.
– Сэр Джордж – охотник высшего класса, мастер по многим видам спорта. Им исхожены леса всех континентов. Его мнение – для нас закон.
– А я за Эндрю Вулфа. Он приветлив, искренен, легко сходится с людьми, а по компетенцииnote 4 не уступает сэру Джорджу Лесли.
– Вы не согласны иметь сэра Джорджа в роли арбитра?
– А вы отводите кандидатуру Эндрю Вулфа?
– Получается, – воскликнул, имитируя отчаяние, приземистый, краснощекий и пухленький Эдвард Проктор, – что мы не можем прийти к согласию даже в выборе арбитра, который должен разрешить наш спор!
– Ничто не мешает нам, – ответил высокий, худой и бледный Джеймс Фергюссон, – обратиться и к тому и к другому.
– А если и они начнут спорить?
– Тогда, может быть, им удастся найти еще одного, уже последнего арбитра…
– Ну что ж, как хотите, Джеймс, но я своего мнения не меняю.
– Прекрасно, Эдвард! Я тоже не собираюсь уступать ни в чем.
Эти закадычные друзья, промышленники, забросившие свое дело, не похожие друг на друга ни внешностью, ни характером, постоянно спорящие друг с другом, вступили в Клуб охотников и рыболовов так же, как иные становятся путешественниками и членами Географического общества, не выезжая даже за черту города.
Любовь к спорту проснулась в них поздно, и, как нередко бывает в Англии, где аристократия уважает физическую силу, они увлеклись охотой и рыбной ловлей. Скажем прямо: на этой стезе удача их не баловала.
Впрочем, удача тут ни при чем. Говорят, препятствия только разжигают страсти.
Так или иначе, наши друзья относились к самым ревностным поклонникам аристократического собрания: обедали только в обществе охотников и рыболовов, старательно запасались рекомендательной литературой, много тренировались в клубном заповеднике и, когда возвращались домой, испытывали приятную ломоту в плече и жжение щеки от соприкосновения с прикладом – прилежные охотники успевали за день пустить в воздух не меньше трех сотен патронов.
Одним словом, воинственные и неуклюжие, не имеющие специальных навыков, они всерьез считали себя профессионалами только потому, что иногда преследовали дичь да задавали наивные вопросы, слушая которые становилось ясно: эти люди не имеют никакого отношения к охоте: охота ведь не только необоримая страсть, но и великое искусство.
Те, кого выбрали в арбитры, играют в шахматы в дальнем углу зала.
Эдвард Проктор и Джеймс Фергюссон дружно поднимаются и бесшумно встают: первый – за спиной Джорджа Лесли, второй – Эндрю Вулфа.
Партия едва начата, у противников силы равные, борьба предстоит долгая.
Проктор, несмотря на свою бесцеремонность, дозволенную человеку полному и богатому, не решается прервать игру, а стеснительный Фергюссон, симпатизирующий Вулфу, в смущении, используя язык жестов, щелкает языком, громко сглатывает слюну.
– Вы что-то хотите? – спрашивает раздраженно сэр Джордж сухим, резким тоном, не поворачивая головы, не поднимая глаз от фигур на доске.
– Мы хотели бы прибегнуть к вашей мудрости и богатому опыту, дорогой сэр Джордж, и попросить разрешить наш спор…
– А вы, мой милый Вулф, надеюсь, не откажетесь присоединить вашу мудрость к мудрости сэра Джорджа, поддержав или оспорив его решение.
– Да о чем вы? «Мудрость», «опыт», «решение»… И что за торжественный вид?
– Действительно, – бросает Джордж механически, как фонограф.
– Опираясь на мнение редактора журнала «Охотник», мой добрый друг Джеймс Фергюссон утверждает, что бигорн – это коза, и тут он заблуждается, – говорит Эдвард Проктор.
– Милый друг! Напротив, Эдвард Проктор ошибается, утверждая что бигорн – это баран, – восклицает Джеймс Фергюссон, – ведь по мнению самых больших авторитетов, бигорн – бесспорно, коза.
– Да нет, баран!
– Коза!
– Но его же называют «диким бараном Скалистых гор»!
– Самая новая книга по естествознанию определяет бигорна как «capra canadensis»! «Capra» – значит коза, запомните хорошенько – коза! Канадская коза…
– Я опираюсь на мнение не менее серьезного автора, который определяет бигорна, как «ovis montana». «Ovis» – значит овечка, слышите, овечка, иначе говоря баран, горный баран…
Оба арбитра и глазом не моргнули в течение всей этой дискуссииnote 5; спорящие почти кричали, уже не слыша друг друга.
– А вы знаете, каков он, бигорн? – произнес наконец сэр Джордж, воспользовавшись секундной паузой.
– Ну, по рассказам, по описаниям знакомых…
– Это прекрасное животное. Охота на него трудна, драматична, вся на нервах, тут требуется железное здоровье, необыкновенная ловкость и редкостная удача. Я предпочитаю бигорна кейптаунскому льву, пантере с острова Ява… даже, пожалуй, королевскому тигру… Тигра можно все-таки догнать, а за бигорнами не угонишься… Скоро их уже не останется, это восхитительное животное исчезнет, как гризлиnote 6, как бизоныnote 7, как многие другие виды…
– Значит, – робко роняет мистер Проктор, – вы охотились на бигорна?
– Одного я даже подстрелил и потом ел из него котлету. Котлета стоила мне тысячу фунтов, но я не жалею.
– Поэтому никому, кроме вас, не разрешить наш серьезный спор.
Вовлеченный в обсуждение любимой темы, сэр Джордж в конце концов поднялся.
Это был человек неопределенного возраста, скорее усталый, чем пожилой, высокий, худой, угловатый, с бесстрастным, почти холодным лицом, равнодушными бесцветными, ни на чем не задерживающимися глазами, с прямым – почти без губ – ртом, над которым нависал нос, напоминающий ястребиный клюв.
Его неподвижное лицо странной бледности обрамляли бакенбарды, словно посыпанные перцем и солью, в свисающих усах шатена сверкали седые нити. Темные, густые, с приятным блеском волосы контрастировали с седой бородой.
В общем, сэру Джорджу Лесли уже перевалило – и похоже давно – за сорок. Богатый, элегантный, истинный джентльмен, убежденный холостяк, он большую часть своей жизни странствовал. Его приключения возбуждали интерес публики, уважающей спортсменов. В Лондоне несколько сезонов подряд только о нем и говорили, хотя и без особой симпатии.
Рассказывали страшные истории с сэром Лесли в качестве героя, ему приписывали – не приводя, правда, никаких деталей – поступки, математически рассчитанные и убийственно хладнокровные, свойственные людям, не боящимся крови. Офицер индийской армии, погибший впоследствии при странных обстоятельствах, вспоминал даже, что сэра Лесли прозвали Вампиром…
Ничем не подкрепленные слухи все-таки оставляли в общественном сознании смутный зловещий след.
– Честное слово, – сэр Лесли скрестил руки на худой, но широкой груди, – мне трудно привести вас к согласию. Скорее, пожалуй, баран, насколько смутные воспоминания позволяют мне иметь собственное мнение.
– Баран, я же говорю! – закричал обрадованный Проктор.
– Его закрученные спиралью рога, крупные, с поперечными полосками, длинные (порой до пятидесяти двух дюймов) – это рога барана.
Вулф прервал его:
– Однако лежбища, и поразительная подвижность этих животных сближают их с козами. Как утверждает Джеймс Фергюссон, бигорна, на которого любят охотиться в Скалистых горахnote 8, можно считать и козликом.
– Но он же бывает около двух метров в длину. Впрочем, какая разница – особенно сейчас, – коза это или баран? Но вы, Фергюссон и Вулф, хотите все-таки заключить пари? note 9
– Конечно! Я ставлю тысячу фунтов за козу!
– Я ставлю тоже тысячу…
– Тысяча фунтов! Неплохая сумма, особенно когда уверен, что выиграешь… Ну что ж, спорю на пять тысяч фунтов, а вы, Проктор?
– Идет! Тоже пять тысяч! – решается толстяк после долгих колебаний.
– Сделка заключена, – воскликнули в один голос Вулф и Фергюссон.
Сумма в пятьсот тысяч франков при таком ничтожном предмете спора кажется нам, французам, слишком большой. Для Англии же, где во всех слоях общества пышно расцветает мания пари, это обычная ставка: древняя, пресыщенная, артистичная нация жадна на эмоции.
Пари, предложенное сэром Джорджем Лесли и принятое его собеседником, скоро приведет к драматическим последствиям.
– Ну хорошо, – бросает Фергюссон, – но как доказать правоту или ошибочность наших утверждений?
– Очень просто, – отвечает сэр Джордж. – От Ливерпуляnote 10 в Галифаксnote 11 пароход отправляется в полночь. Сейчас два часа. Чтобы собраться, времени более чем достаточно. Мы отчаливаем от пристани Ливерпуля, через семь дней прибываем в Галифакс, там садимся на канадский трансконтинентальный поездnote 12 и через шесть дней будем в Виктории, красивейшей столице Британской Колумбииnote 13; оттуда регулярно организуются маршруты в Скалистые горы. Вот и все.
– Вы говорите «отправляемся»… Кто именно?
– Да все мы, черт возьми, все заключившие пари четыре члена Клуба охотников. Мы, охотники…
При этих словах Проктор, Фергюссон да и сам Вулф, как будто привыкшие к такому глобальномуnote 14 английскому, ни перед чем не останавливающемуся мышлению, переглянулись в смущении: сибаритов-промышленниковnote 15, удалившихся от шумного света, испугал проект, осуществление которого сопряжено с трудностями, усталостью и даже риском.
– Но зачем же отправляться в Скалистые горы? – тихо спрашивает, внезапно успокоившись, Проктор.
– Подстрелить одного или нескольких бигорнов и оценить, так сказать, de visunote 16, кто из нас прав, а кто нет.
– Но мы все-таки не натуралисты, – вступает и Фергюссон, – чтобы определять зоологические виды.
– Это нас не должно останавливать. Возьмем фотоаппарат, снимем животное с разных точек. Привезенный скелет и снимки передадим натуралистам. Этого будет вполне достаточно, чтобы все выяснить.
– Черт возьми! Скалистые горы далеко, а мы не так уж молоды.
– Вы отказываетесь? Что ж, я еду один, чтобы избавить членов Клуба охотников от стыда вечно продолжать это пари.
– Вы поедете? – спрашивает Фергюссон, не сводя с сэра Лесли восхищенных глаз.
– В семь часов в Лондоне, в полночь в Ливерпуле.
– И оттуда в Галифакс? – подает голос не менее удивленный Проктор.
– Да, Галифакс, Виктория, потом берега реки Фрейзер, самой большой реки Британской Колумбии, в которой водится роскошная форель. А там недалеко и до гор, где прячутся последние бигорны.
– А когда вы вернетесь?
– Через девяносто дней. С вашей точки зрения, нормально?
– Вполне!
– Ну что ж, с Божьей помощью через три месяца я привезу скелет и кучу фотоснимков бигорна. Что же касается денег на путешествие и охоту
– траты поделим поровну.
– Справедливо. Если только не потребуете компенсации за вашу нелегкую работу.
– Да ладно уж, – полупрезрительно усмехнулся сэр Джордж, – на это ваших денег не хватит. Ну, договорились? А с вами, дорогой мой Вулф, мы продолжим нашу шахматную партию.
– Но поскольку вы уезжаете…
– Мы продолжим ее заочно, и я рассчитываю выиграть.
– Ну нет, тут я ставлю пари, что нет!
– Можете ли вы, как джентльмен, рискнуть при этом пятью тысячами фунтов?
– Пожалуйста!
– Вы и впрямь хороший игрок и настоящий британец. Господа, я прощаюсь с вами. Сегодня у нас пятнадцатое мая, а я вернусь пятнадцатого августа.
– Подождите, по крайней мере, пока мы составим договор, и каждый из нас возьмет копию себе.
– Мы условились под честное слово. Разве этого недостаточно? Это надежнее любой подписи. Прощайте, господа!
Вернувшись к себе, сэр Джордж нашел срочную телеграмму, грубо – как и бывает при кратком изложении – извещающую о бегстве банкира, которому он доверил все свое состояние – сто тысяч фунтов или два с половиной миллиона франков.
Сэр Джордж дважды перечитал депешуnote 17, нахмурил брови, поджал губы, затем с изумительным хладнокровием скрутил бумагу, раскурил от нее сигару и прошептал с наслаждением, как истый сибарит, вдыхая ароматный дым:
– У меня десять тысяч ливров на пари и в ящике еще тысяча ливров… Конечно не густо… но, кажется, достаточно, чтобы убить бигорна и полакомиться роскошной форелью. Надо обязательно выиграть и восстановить во время экспедиции состояние. Если же нет… Ну, прииски в Карибуnote 18 еще не истощились. Брат мой – правитель-наместник в тех краях, в крайнем случае поможет.
ГЛАВА 2

В дороге. – Канадский трансконтинентальный маршрут. – Ванкувер и последняя остановка. – Виктория и китайцы. – Шахматная партия не забыта. – Правитель-наместник. – Англичанин в своей стране. – Первое убийство. – Как ведет дела высокопоставленный чиновник. – Сэр Джордж дома у брата.
И солидные и мелкие лондонские газеты – все дружно комментировали отплытие сэра Джорджа Лесли, свершившееся точно в назначенный срок. Одни газеты опубликовали фотографию и биографический очерк путешественника. Другие рассказали и о его партнерах, никому не известных вчера, обреченных на забвение завтра, но сегодня завладевших вниманием британских читателей. Все это было громкой рекламой для Клуба охотников; каждый из его членов купался в лучах славы спортсмена-аристократа, который в течение двадцати четырех часов стал самым знаменитым человеком в Объединенном Королевстве. Первые пари влекли за собой все новые и новые, их заносили в книгу ad hocnote 19, к которой предстояло обратиться девяносто дней спустя. Впрочем, скоро страсти улеглись, и Джордж Лесли, Джеймс Фергюссон, Эдвард Проктор, Эндрю Вулф и даже сам бигорн – случайный повод этих бурных событий – были временно, но полностью забыты.
Планы сэра Джорджа, абсолютно равнодушного к тому, что о нем говорилось, воплощались в жизнь с поразительной точностью, обычно не очень свойственной британской службе водных и сухопутных путей.
Отплыв со своим необременительным багажом шестнадцатого мая 1886 года в полночь из Ливерпуля, сэр Лесли высадился в Галифаксе, столице новой Шотландии, являющейся сейчас провинцией Канады.

Канадские охотники - Буссенар Луи Анри => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Канадские охотники автора Буссенар Луи Анри дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Канадские охотники своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Буссенар Луи Анри - Канадские охотники.
Ключевые слова страницы: Канадские охотники; Буссенар Луи Анри, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 мужские рубашки купить в спб 

 плитка под гальку для ванной рекомендую Декор Маркет в Москве