А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/tumby-s-rakovinoy/do-50-cm/ 
 escada fiesta carioca купить в помпаду 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Разумовский Феликс

Зона бессмертного режима - 1. Зона бессмертного режима


 

Тут выложена электронная книга Зона бессмертного режима - 1. Зона бессмертного режима автора, которого зовут Разумовский Феликс.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Разумовский Феликс - Зона бессмертного режима - 1. Зона бессмертного режима в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Зона бессмертного режима - 1. Зона бессмертного режима то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Зона бессмертного режима - 1. Зона бессмертного режима равен 286.87 KB

Зона бессмертного режима - 1. Зона бессмертного режима - Разумовский Феликс => скачать бесплатно книгу





Феликс Разумовский
Зона бессмертного режима


Зона бессмертного режима Ц 1



Феликс РАЗУМОВСКИЙ
ЗОНА БЕССМЕРТНОГО РЕЖИМА

А. Кожедубу – мастеру божьей милостью.
Мастерам – А. Витковскому,
А. Бильгидинскому, А. Демьяненко.
Всем, кто идет со мной по Пути.
С добрыми попутчиками дорога ровнее…
Автор

Пролог

– Ну-с, кто там у нас дальше? – Доктор Шуман вздохнул, глянул на часы и потянулся так, что из-под рукавов халата выглянули обшлага серого повседневного эсэсовского кителя. – Надеюсь, хоть сегодня-то мы сумеем вовремя поужинать?
Его поджарое, не по годам крепкое тело было полно жизни и требовало пищи.
– Да ладно вам, коллега, во славу фатерланда можно и поголодать. Или вы так не считаете? – Доктор Брандт стал похож на крысу, гадостно прищурился и перевел глаза на фройляйн в тщательно отглаженном белоснежном халате: – Алло, Герта, ждем вас.
Юркий, остроносый, с лобастой головой, он и впрямь напоминал какого-то мелкого, не гнушающегося падали хищника.
– Яволь, герр штурмбаннфюрер Майор войск СС.

, – встрепенулась фройляйн, положила пудреницу и с хрустом перевернула журнальную страницу. – Вариант два бис. Номер восемьсот сорок первый. Русский, Иван Иванович Иванов, семнадцатого года рождения, предположительно военнослужащий Красной Армии, звание и должность не установлены. Взят в плен тяжело раненным в районе Вязьмы Осенью 1941 года немцы разгромили вяземскую группировку советских войск.

, от предложения вступить в РОА Русская освободительная армия. Свыше миллиона наших соотечественников в 1941–1945 годах участвовали в войне на стороне фашистской Германии.

категорически отказался, дважды, в августе тысяча девятьсот сорок второго года и в октябре тысяча девятьсот сорок четвертого пытался бежать. Держится независимо, пользуется среди заключенных авторитетом, направлен в наше распоряжение службой безопасности лагеря.
В ее голосе слышалось раздражение – попудриться не дал, свинья. Впрочем, нет, иногда под настроение хряк. Тщедушный, задыхающийся, воняющий шнапсом и потом. Если вдуматься, не хряк – кролик. Сволочь…
– Так, а что там с барышнями? – Штурмбанн-фюрер зевнул, по-собачьи оскалился, показав прокуренные редкие зубы, и неожиданно отвлекся, посмотрел на санитаров: – Эй, там… Этого в холодильник. Вскрывать буду завтра.
Двое рослых шутце Рядовой войск СС.

в медицинских халатах кантовали на носилки недвижимое тело. На лицах их читались равнодушие, скука и полное отсутствие каких-либо эмоций. А чего, спрашивается, интересного-то здесь? Мокро, хлопотно, дубово и неподъемно. А главное – привычно. К тому же даже не баба – мужик. Эка невидаль, насмотрелись…
– С барышнями все в порядке, имеют место быть, – криво усмехнулась Герта, с презрением фыркнула и снова очень по-сортирному зашуршала бумагой. – Ядреные славянские девки. Алена Дормидонтовна Зырянова из города Иркутска, что в Сибири, и Марыля Кобазева-Градецкая из польского движения Сопротивления. Обе родились в двадцать третьем, обе кровь с молоком, то есть практически здоровы, удовлетворительно упитанны и имеют, не в пример большинству, нормальные регулы У большинства женщин, содержавшихся в концлагерях, не было месячных.

. Пахать можно. Отличный материал, герр штурмбаннфюрер, вы же знаете, что Равенсбрюк Женский концентрационный лагерь.

всегда идет нам навстречу, выделяет для работы самые красивые экземпляры Исторический факт.

.
Вот в том-то и дело, что материал отличный, самой-то – груди с кулачок, герпес, руки до колена, а коленки острые, неаппетитные, кажется, порезаться можно. Впрочем, нет, кости малого таза будут поострее, потравматичнее. Зато – нордический цвет глаз, черные петлицы и целая очередь воздыхателей чином не ниже капитана. Этих грязных, ограниченных, воняющих шнапсом скотов.
– Ну вот и славно, – одобрил доктор Брандт, – начинайте. Готовьте русского, инструктируйте барышень. А мы пока с коллегой пойдем покурим. Никотин, говорят, активизирует работу мозга. А, Вилли? Как у вас с полетом мысли? Летит? Далеко? И в какую же сторону? Не на Восток, надеюсь? – Он глухо рассмеялся, встал и похлопал доктора Шумана по плечу. – Пойдемте, пойдемте, покурим моих. Трофейных. Пахнет хорошо не только труп врага, но и его табак.
– Ну уж нет, Вальтер, не скажите, русские папиросы горлодернее фосгена. – Доктор Шуман с ухмылкой поднялся, привычно поддернул штаны и, торопясь, пригладил жидкие, зализанные набок волосы. – Впрочем, ладно, пошли. За компанию, говорят, и жид удавился…
– Э, Вилли, а не было ли у вас в роду евреев? Вы ведь человек компанейский, – пакостно выпятил губу доктор Брандт. Доктор Шуман что-то ему ответил, и так, зубоскаля, поддевая друг друга, они вышли из просторного застекленного бокса. Путь их лежал через зал, по краю бассейна, к узкой, ведущей на чердак лабораторного корпуса лестнице. Там с чисто немецкой аккуратностью было устроено место для курения – тазик с песком, ведерце с водой, банка-жестянка для собирания окурков. Каких либо скамеек не было и в помине, нечего рассиживаться, надо работать для Германии. Все очень по-нордически, конкретно и строго – делу время, потехе час.
– Прошу. – Доктор Брандт достал початую пачку «Кемела», с важностью протянул, стрельнул зажигалкой. – Это куда лучше русских папирос.
– Да, у Шелленберга губа не дура. Не зря он предпочитает именно эти сигареты, с верблюдом на пачке Тоже исторический факт. Не был Вальтер Шелленберг патриотом Третьего рейха.

, – согласился Шуман, с завистью вздохнул и, пустив в оконце струйку дыма, резко сманеврировал, отошел от темы: – А ведь в Буковый лес По-немецки «Бухенвальд» (название концлагеря) означает «буковый лес».

пришла весна. Весна…
– М-да, тает, – придвинулся к оконцу доктор Брандт, прищурившись, затянулся и далеко плюнул в небо сквозь штакетник зубов. – Весна, природа. Против нее не попрешь. Как там у Гете-то? Весна, весна… Хм… Ну, не важно.
Перед ними расстилалась панорама мужского концентрационного лагеря Бухенвальд. Длинные, похожие на затонувшие баржи бараки, просторный, выложенный щебенкой аппельплац Центральная площадь.

, мощная, под высоким напряжением ограда – с вышками часовых, колючей проволокой и железными неприступными воротами. С внутренней стороны их украшала надпись: «Каждому свое». Дымили чадно трубы крематория, на спецвокзале, специально построенном в сорок третьем, выгружали поезда с новыми заключенными, столетний дуб, под коим отдыхал великий Гете, чернел огромным кряжистым скелетом Фашисты и в самом деле пощадили священный дуб, он стоял по соседству с крематорием.

. А вокруг, за оградой с вышками, буйно пробуждалась жизнь – таял ноздреватый снег, на склонах живописного Эттерсберга, некогда воспетого тем же Гете, да еще и Шиллером в придачу, пробовали голос птицы, весело бежали ручьи. Будто совсем рядом, за колючей проволокой, не устроила себе логово смерть.
– Ну что, коллега, пойдемте работать, – изрек с напором, быстро докурив, доктор Брандт. – У Греты, думаю, все готово.
– Да, да, я сейчас, – затянулся Шуман, выпустил сизый дым, сунул фильтр от сигареты в банку. – Посмотрим на этого русского.
Посмотреть было на кого. Русский являл собой образчик человеческой породы – высоченный, широкоплечий, с отлично развитой мускулатурой. Он уже ясно понял, что его ждет, и перестал разыгрывать пай-мальчика – шестеро эсэсовцев из охраны лаборатории еле-еле удерживали его распятым на полу. О том, чтобы подготовить его к опыту, не могло даже идти и речи.
– Химмельдоннерветтер! – выругался вполголоса Брандт, оценив ситуацию, и посмотрел на старшего эсэсовца: – Ну сделайте что-нибудь, шарфюрер Унтер-офицер войск СС, вахмистр.

. Так, чтобы можно было снять с него наручники.
– Яволь, герр штурмбаннфюрер, – вытянулся старший, желтозубо ощерился, взялся привычно за автомат. Миг – и с силой опустился приклад, вздрогнуло, судорожно выгнулось, безвольно затихло тело.
– Э-э-э, вы мне так нарушите чистоту эксперимента, – гаркнул было на шарфюрера доктор Брандт, но тут же замолчал, махнул рукой, глянул требовательно и недовольно на Герту: – Ну что вы расселись, как у пастора на именинах? Вам что, особое приглашение требуется?
Повторное приглашение Герте не требовалось.
– Ганс, Юрген, Отто, – скомандовала она, эсэсовцы подскочили к великану и принялись деловито, с немецкой пунктуальностью, старательно обихаживать его – долой изношенную арестантскую одежду, взамен нее спасательный жилет, один электротермометр – в прямую кишку, другой такой же, зондом, – в желудок.
– Какой мышечный корсет, – изумился Шуман, шмыгнул носом, прищелкнул восхищенно языком, – если бы не знал, что это славянин, точно бы подумал, что вижу Зигфрида.
– Да уж, занятный экземпляр, занятный. – Доктор Брандт кивнул, оценивающе фыркнул и позволил себе мило пошутить: – Хотя фрау Абажур он бы точно не понравился. Сто процентов. Ха-ха-ха… Жена нашего коменданта для своих изделий использует только кожу с татуировкой И опять исторический факт. Именно за такие вещи жена коменданта Бухенвальда Эльза Кох и получила свое очаровательное прозвище.

.
Доктор Брандт знал, что говорил, – грудь у русского великана была сплошь в шрамах, в выпуклых отметинах операционной штопки. Было понятно сразу, что получил он их не в тылу.
Между тем у Герты уже было все готово, первая фаза эксперимента из цикла терминальных опытов началась.
– Все, работаем. – Доктор Брандт вытянулся на стуле, в голосе его послышались нетерпение и напор. – Пульс? Давление? Частота дыхания? Температура? Так-с, очень хорошо. А в бассейне?
Температура воды в бассейне была два градуса выше нуля – такая характерна для океанской в районах северных и антарктических широт.
– Все, хорош, запускайте! – довольно приказал доктор Брандт, расслабленно откинулся на спинку и тут же спохватился, привстал, сурово воззрился на охрану: – Э, шарфюрер, в наручники его. Ноги зафиксируйте тоже. А то ведь очнется, начнет гнать волну.
О том, что русский может захлебнуться, он нисколько не беспокоился – особая конструкция жилета фиксировала голову подопытного над водой.
– Яволь, герр штурмбаннфюрер!
Клацнули, будто выстрелили, наручники, крякнули, выругались санитары, с плеском, тяжело плюхнулось в воду тело, за ним резиновыми гадюками тянулись электрические провода.
– Ну вот и ладно, – одобрил доктор Брандт, выпятил губу и повернулся к Шуману, следящему за аппаратурой: – Как там градиент, коллега? Главное, динамика…
Он не договорил. Раздался оглушительный, истошный рык, от которого, казалось, задрожали стены. Боль, злоба, мука, смертельная тоска с бешеной обреченностью звучали в нем. Так, наверное, ревет, ощущая свою беспомощность, разъяренный тигр, угодивший в клетку.
– А, очнулся. Ну и глотка. – Доктор Брандт поморщился, встал из-за стола, тщательно прикрыл фрамугу в стенке бокса. – Нет, нулевой эффект. Разницы никакой. Звукоизоляция у нас, коллеги, как это ни прискорбно, ни к черту. Надо было в свое время заказывать двойное остекление.
Мельком он посмотрел на человека, барахтающегося в ледяной воде, оценивающе хмыкнул и перевел взгляд на доктора Шумана, снимающего показания термометров.
– М-да, коллега, экземпляр нам, судя по всему, попался великолепный. Интересно было бы посмотреть, сколько он протянет… Ну, не буду вам мешать, пойду пообщаюсь с барышнями. Герта, составите мне компанию?
Идти было недалеко, за фанерную перегородку. Там на лежанке, на грязных тюфяках сидели две притихшие, подавленные девушки, их жрал глазами охранник-ротенфюрер Ефрейтор войск СС.

. И дело было не в служебном долге – дело было в кипении гормонов. Ведь сидели-то пленницы в чем мама родила – с ними Герта, видимо, уже провела предварительную работу.
– Внимание! Встать! – выкрикнула она, причем вначале на польском, потом на хорошем русском. – Выше подбородок, руки по швам!
Даром, что ли, с отличием заканчивала филологический факультет.
Доктор Брандт, прищурившись, самодовольно кивнул, эсэсовец сунул руку в карман галифе, пленницы, содрогнувшись, быстро поднялись. Мука, стыд, отчаяние, ненависть, презрение явственно светились в их измученных глазах. Статные, крутобедрые, с высокой грудью, они были похожи на вагнеровских валькирий, тощенькая Герта, хоть и с черными петлицами, по сравнению с ними выглядела не очень.
– Какой прекрасный материал! – вслух восхитился доктор Брандт, с горечью не отметил собственного полового возбуждения и начал не спеша, издалека, в этакой отеческой манере: – Красивые славянские фройляйн, вам очень повезло. Вы принимаете участие в специальном биомедицинском эксперименте на благо великой Германии, на благо ее подводников и летчиков. Вам предстоит сейчас согреть своими телами, своим животным теплом замерзшего испытателя, русского пловца. Можете представить себе, что это герой Люфтваффе, приводнившийся где-нибудь в Ледовитом океане, и нужно очень, очень постараться, чтобы поскорее вернуть его в боевой строй. Герта, прошу вас, переведите.
– Яволь, герр штурмбаннфюрер. – Герта взялась за перевод, эсэсовец кое-что поправил в штанах, крик со стороны бассейна ударил по ушам, заставил вздрогнуть пленниц и вызвал гнев у Брандта – дьявол побери, звукоизоляция действительно ни к черту. Как же можно плодотворно работать в таких условиях!
– А теперь самое главное, славянские фройляйн, – продолжил он, но уже напористо, деловито, сугубо по-арийски. – Немецкая наука установила, что наибольшее количество животной энергии выделяется при коитусе, то есть, я хотел сказать, во время полового акта. Он является наилучшим способом для отогревания организма. Так вот, фройляйн, вы должны вынудить этого русского совершить с вами полноценный коитус, приложить все ваши женские силы для достижения этого. А если не приложите, пойдете в крематорий.
– Через лабораторию доктора Хольцнера, – добавила Герта от себя. – Он специализируется на стерилизации славянских женщин. Как вам инъекция фенола в матку? А ну, смотреть в глаза, выше подбородок, руки по швам…
Господи, она бы отдала все на свете, только бы иметь фигуру, как у этой русской.
– Благодарю вас, Герта, – одобрил доктор Брандт. – Полагаю, здесь все будет в порядке, барышни хорошенькие, им есть что терять. Ну-с, пойдемте-ка посмотрим, что там делается у Шумана, в нашем деле главное – не пропустить момент.
Дело у доктора Шумана двигалось. Помаргивали индикаторы, фиксировали данные самописцы, бесценные крохи истины ложились в регистрационный журнал. Однако сам доктор Шуман был хмур, недоволен и сглатывал слюну. Вот чертов русский, до чего же здоров, как медленно падает у него температура. М-да, похоже, вовремя поужинать сегодня не удастся.
– Ну что, коллега, как процесс? – Брандт подошел как-то резко, оскалился, оценивающе посмотрел на показания. – А, ректальная уже тридцать пять градусов.

Зона бессмертного режима - 1. Зона бессмертного режима - Разумовский Феликс => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Зона бессмертного режима - 1. Зона бессмертного режима автора Разумовский Феликс дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Зона бессмертного режима - 1. Зона бессмертного режима своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Разумовский Феликс - Зона бессмертного режима - 1. Зона бессмертного режима.
Ключевые слова страницы: Зона бессмертного режима - 1. Зона бессмертного режима; Разумовский Феликс, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 купить спортивные брюки женские 

 https://dekor.market/plitka/fap-ceramiche/