А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/kuhonnye-mojki/Florentina/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Николсон Уильям

Огненный ветер - 3. Песнь Огня


 

Тут выложена электронная книга Огненный ветер - 3. Песнь Огня автора, которого зовут Николсон Уильям.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Николсон Уильям - Огненный ветер - 3. Песнь Огня в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Огненный ветер - 3. Песнь Огня то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Огненный ветер - 3. Песнь Огня равен 200.16 KB

Огненный ветер - 3. Песнь Огня - Николсон Уильям => скачать бесплатно книгу





Уильям Николсон
Песнь Огня


Огненный ветер Ц 3



Уильям НИКОЛСОН
ПЕСНЬ ОГНЯ

Пролог
Прыгай, Попрыгунчик!

Три дня и три ночи провел Альбард в руинах своего города. Он лежал в забытьи, в полусне, не в силах ни двинуться, ни позвать на помощь. Над головой сменяли друг друга солнце и звезды. С каждым часом становилось все холоднее. Могучее тело иссушал голод. Смерть близко, и нет спасения. Впрочем, спасения Альбард и не ждал. Одно ему было неясно: почему смерть медлит? И что случится, когда этот таинственный миг наконец наступит? Альбард отбросил тревожные мысли и по обычаю своего народа затянул предсмертную песню. Хотя, в отличие от многих других песнопений, в ней были слова, с застывших губ не слетело ни звука. Альбард пел про себя.

Радость дня моего, отпусти!
День жизни моей, отпусти!
Жизнь сердца моего, отпусти!
Отпусти, дай мне уйти…

Песня приласкала и успокоила Альбарда: наверное, скоро придет сон. Боль унялась; в разрушенном городе воцарилась тишина. Альбард перестал различать утро и вечер и забыл, какая стоит пора года. Пришло время конца.

Сердце жизни моей, отпусти!
Жизнь дня моего, отпусти!
День радости моей, отпусти!
Отпусти, дай мне уйти…

Песня уже угасала, как вдруг раздался новый звук: чьи-то шаги. Даже не шаги, а сбивчивый топоток – будто невидимый гость то бежал вприпрыжку, то останавливался. Сквозь смертный туман Альбард расслышал голос, живой и резкий. Голос говорил сам с собой:
– Прыгай, Попрыгунчик!
«Оставь меня в покое, – мысленно сказал Альбард. – Дай мне умереть».
Где там! Нарушитель спокойствия его не слышал, а если бы и услышал, то не обратил бы внимания. Приближается. Еще немного – и споткнется об Альбарда.
– Он где-то здесь. И я здесь. Вот когда его «здесь» встретится с моим «здесь», я его и найду. Прыгай, Попрыгунчик!
«Нет! – вскричал Альбард. – Только не он! Только не этот весельчак! Сюда, смерть! Скорей!»
Поздно. Хотя тело Альбарда охладело, и глаза давно закрылись, глубоко внутри упрямо теплилась жизнь. Тот, кто назвал себя Попрыгунчиком, нашел умирающего и закричал от радости:
– О, какой счастливый день! Альбард! Дорогой мой друг, вот ты где!
«Сгинь».
– Н-да, видок у тебя…
«Я при смерти, тупица».
– Ничего! Скоро мы тебя поставим на ноги!
«Чтоб ты утонул, болван».
– Молодчина! Видишь, все получится! А кто это у нас так замерз? Батюшки мои… Ну-ка, ну-ка… Сейчас мы тебя отогреем!
Коротышка старательно забарабанил руками по истощенному телу, разгоняя кровь. Искорка жизни внутри задрожала и разгорелась.
Альбард открыл глаза.
– Привет, незнакомец! – засиял улыбкой Попрыгунчик. – С возвращением в этот прекрасный мир!
Альбард промолчал; в его больших серых глазах отразились гнев и презрение.
– Не нужно благодарностей, – сказал Попрыгунчик. – Я рад, что кого-то сделал счастливым.
«Ну и дурак», – думал Альбард, пока пришелец растирал его руки и ноги. Постепенно возникла боль – значит, чувства возвращаются. Кто этот Попрыгунчик вообще такой? Мужчина или женщина? Или кто-то другой, для кого и названия нет?
«Пузырь, – решил Альбард. – Пузырь с идиотской ухмылкой».
Несомненно, это существо – человек; правда, пониже, поприземистее и покруглее многих. У него столько же рук, ног, глаз и ушей, сколько у людей. Над круглым, как луна, лицом – копна волос. Только вот светлых или темных? Длинных или коротких? Попрыгунчик обладал странным свойством: ни одну его черту – пожалуй, кроме жизнерадостного голоса – нельзя было запомнить. Иногда он походил на маленького мужичка средних лет, иногда – на десятилетнюю девчушку. Попрыгунчиком его прозвали не только за походку. Он весь был какой-то прыгучий, постоянно двигался и менялся. Спрашивать о том, кто он на самом деле, Попрыгунчика было бесполезно. Тот всегда отвечал, услужливо улыбаясь:
– А кем бы ты хотел меня видеть?
Для детей Попрыгунчик оказывался добрым дедушкой, для женщин – шаловливым ребенком, для мужчин – верным другом. Для Альбарда он стал спасителем, слугой и сиделкой. Попрыгунчик разыскивал для него еду и питье, а зябкими ночами спал, тесно прижавшись и согревая теплом своего тела.
Как тут пожалуешься? В придачу ко всему Попрыгунчик отличался большим добродушием. Добродушием несгибаемым и непоколебимым. Немного окрепнув, Альбард часами придумывал разные способы его обидеть, но безуспешно.
– Уверяю тебя, Попрыгунчик, лучше бы я умер, чем страдал бы тут от твоего безосновательного оптимизма!
– А, так мне лучше быть мрачным? Это можно.
Попрыгунчик повесил круглую голову, опустил углы рта и зашаркал, вздыхая и бормоча.
– Печальный и одинокий, печальный и одинокий…
– Уродливый коротышка, – подсказал Альбард.
– Печальный и одинокий, уродливый коротышка, – эхом отозвался Попрыгунчик.
– И тупой толстяк.
– Печальный и одинокий, уродливый коротышка и тупой толстяк, – запричитал Попрыгунчик, ударяя себя в грудь.
Правда, он тут же все испортил, потому что поднял сияющее лицо и спросил:
– Ну, как? Хорошо получилось?
Почти наперекор своей воле и лишь благодаря преданной заботе Попрыгунчика Альбард выздоровел.
– Спасибо тебе, – горько вздохнул он. – По твоей милости я еще повлачу жалкое существование, в котором не осталось ни цели, ни надежды на счастье.
– Нет-нет, – ответил Попрыгунчик, – ты очень ошибаешься. В твоей жизни есть цель. Ты должен обучить мальчика.
– Какого еще мальчика?
Впрочем, Альбард прекрасно знал какого. Речь могла идти только об одном: о том, кто будет править после него. Конечно, его нужно обучить. Мальчика, которого он любил и ненавидел, врага, соперника, который лишил его власти, преемника и наследника. Альбард завидовал его молодости и ненавидел за победу над собой. Альбард любил его как сына, которого никогда не имел, и гордился им. Хоть бы раз увидеть мальчика и обнять на прощание! Чувства захлестнули Альбарда – а все этот пузырь.
Попрыгунчик, который, по всей видимости, ничего не заметил, просто сказал:
– Его зовут Бомен Хаз.
– Чему я должен его обучить?
– Как выполнить свой долг.
– А почему я?
– Потому, – ответил Попрыгунчик, сияя, – потому, что ты лучший из нас.
– Вот как?
Альбард знал, что о нем говорят на Сирине. Лучший – и худший. Величайший из всех Певцов, что поцеловали лоб Пророка, наделенный наивысшей силой – и единственный, кто предал свое призвание.
– Положим, лучший. И что с того?
– А то, что ты должен обучить мальчика. К этому все идет.
– Все идет не к этому, а к смерти.
– Ну и пусть! Зато мы умрем с честью!
Альбард вздохнул и сдался: в таком упрямом довольстве не пробьешь и мельчайшей бреши.
– Так где он? Мальчик-то?
– Идет к горам со своим народом. Нужно спешить. Они вышли уже много дней назад, а ветер крепчает.
– Ветер, говоришь? И в конце ты тоже там будешь, а, Попрыгунчик? Ты запоешь песнь огня, когда ветер дунет тебе в спину?
– О да! Познать огненный ветер – счастье! И оно выпало на долю нашего поколения.
– А я петь не буду. Я давно сделал свой выбор. Мое время прошло, все кончено.
Альбард окинул взглядом обугленные развалины красивейшего города на свете.
«Они оказались недостойны. Я подарил им совершенство, а они испугались и предпочли грязь. Что ж, пусть теперь в грязи и валяются».
– Тебя послал Сирин, пузырь?
– Да, конечно.
– Сирин меня ненавидит. Сирин желает мне смерти.
– Отнюдь. Ты сыграл свою роль, как и мы все.
– Сыграл роль!
Альбард оглушительно расхохотался. Ну и дела! Альбард-бунтовщик, предатель, мятежник, выполнил план Сирина! Нет, он нарушил все правила, бросил вызов иерархии и создал собственный мир, где стал единоличным правителем, Доминатором. Певцы никогда не искали мирской власти. Только Альбард, лучший из них, преступил главный закон.
– Я не играл никаких ролей для Сирина, маленький Попрыгунчик! Они называют меня Отступником. Я их неудача.
В голосе Альбарда зазвучали нотки гордости. Кроме гордости, у него ничего не осталось: его лишили и города, и смерти…
– Пора идти, – сказал Попрыгунчик. – Ты достаточно окреп?
– Крепну с каждым днем. И все-таки я уже не тот. Видел бы ты меня в лучшие дни! Силач, богатырь! А сейчас – мешок с костями. Эх, смертная природа!
– А сила как? Возвращается?
– Понемногу… Да, возвращается.
Альбард огляделся. Рядом с ямой, куда он заполз умирать, валялся короткий меч. Оружие выпало из рук какого-то несчастного глупца, погибшего, выполняя его приказ, и теперь лежало под слоем пыли и камней. Альбард сосредоточился на рукояти и с большим усилием сдвинул меч с места. Больше ему ничего не удалось.
Вздохнув, бывший Доминатор нагнулся, отбросил камни и поднял меч рукой. Попрыгунчик одобрительно улыбнулся.
– Молодец! Неплохо для начала, правда?
– А если бы я этим мечом перерезал тебе глотку, сгодилось бы и для конца.
– О, ты этого не сделаешь. Если я умру, тебе не будет от меня никакой пользы.
– Мне и так нет от тебя пользы, Попрыгунчик. Ты не дашь того, что я хочу. Ты не сделаешь то, что нужно.
Альбард засунул меч за веревку, которой подпоясывал простую шерстяную мантию, и повернул крупный крючковатый нос к северу.
– И все же мы найдем мальчика, направим его на путь, и начатое свершится. Не потому, что таковы планы Сирина, а потому, что так хочу я. Сирин мне не указ. Я – Отступник. Я тот, кто идет своим путем.
Альбард стоял лицом к броду через озеро, всматриваясь в северные горы. И поэтому он не заметил выражения, мелькнувшего на круглом глуповатом лице Попрыгунчика, – снисходительной улыбки отца, который позволяет капризному чаду сказать последнее слово в споре, зная, что тому все равно придется сделать, как велено.
– Конечно, пусть будет, как ты хочешь, – согласилось странное существо без возраста и пустилось вприпрыжку вслед за Альбардом. – Прыгай, Попрыгунчик!

Глава 1
Вид с кислосмольного дерева

Вереница усталых путников медленно двигалась в гору. Погода стояла холодная. Лошади, упрямо опустив головы, тянули нагруженную повозку. День ото дня животные заметно тощали; Редок Зем, который их вел, не садился в повозку, а шагал рядом, чтобы облегчить труд скотины. В свои шестьдесят с лишком старик с живостью молодого высматривал дорогу, не давал колесам запнуться о камень или застрять в глубокой колее. Труднее всех приходилось детям. Дочурке Мелеца Топлиша, Гагате, было всего шесть лет, и Редок Зем то и дело подсаживал девочку на повозку, на сложенный шатер, чтобы ее коротенькие ножки хоть немного отдохнули.
В путь вышли тридцать два человека всех возрастов, две тягловые лошади, пять коров и кот. Анно Хаз, предводитель маленького кочевья, наказал всегда держаться так, чтобы видеть друг друга, поэтому шли странники не быстрее самого слабого.
В это беспокойное время на дорогах промышляли шайки разбойников. Поэтому впереди беспорядочно рассыпавшейся группы шагали мужчины помоложе и зорко всматривались вперед, держа мечи наготове. Впрочем, Анно знал: в стычках у них мало опыта и к тому же все давно недоедают. Тревожно поглядывая на горизонт, он думал не столько о разбойниках, сколько о приближении зимы. Да, еда и дрова еще есть, однако с каждым днем запасы тают, а вокруг пусто и голо.
– Не теряй веры, Аннок, – услышал он рядом голос жены, Аиры. Она назвала его детским именем, чтобы подбодрить, будто она ему не только жена, но и мать. – Не теряй веры…
– Я боюсь за детей. Сколько еще они пройдут?
– Устанут – понесем.
– А ты?
– Я нас задерживаю?
– Нет, совсем нет. Что ты чувствуешь?
– Чувствую лицом тепло.
Аира не призналась бы, однако Анно и сам видел, что с каждым днем она слабеет и идет медленнее. Дабы жена не отставала, он замедлял ход, делая вид, что это для детей. И с болью замечал, как она с каждым днем становится все более истощенной. Вспыльчивая и шумная Аира теперь все чаще молчала, берегла силы для долгого перехода.
Не теряй веры, Аннок.
Анно понимал, о чем она. Аира хочет сказать: верь, мы доберемся до родины и все беды останутся позади. Но она никогда не говорила, что вместе со всеми ступит на землю обетованную.
Анно тряхнул головой, резко и зло, отгоняя мрачную мысль. Нельзя, чтобы другие это видели! Он ведет людей по холодной земле к далеким и пока невидимым горам. Им нужны его забота и внимание, а не тревоги!
Впереди всех шел Бомен, пятнадцатилетний сын Хаза, с другом Мампо. Приближался полдень; юноши знали, что вскоре все встанут на привал, чтобы отдохнуть и разделить тающие запасы еды. Острые глаза Бомена смотрели вперед, на гребень холма, поросшего редкими деревьями.
– Деревья.
– Немного.
– Там могут быть орехи. Ягоды. Дрова.
На каменистой равнине было так мало растительности, что даже несколько одиноких деревьев вселяли надежду. Друзья ускорили шаг, оторвавшись от остальных.
– Вдруг оттуда покажутся горы, – вздохнул Мампо.
– Может, и покажутся.
Бомен и Мампо отошли уже так далеко, что остальным не было их слышно. У Мампо наконец появилась возможность сказать то, что он собирался сообщить весь день.
– Я снова говорил с принцессой. Она спрашивала о тебе.
– Она не принцесса.
– Она думает, что ты ее избегаешь. И не понимает почему.
– Не избегаю.
– Избегаешь. Все видят.
– Так пусть не смотрят! – разозлился Бомен. – Им-то что за дело? А тебе какое?
– Никакого, – ответил Мампо. – Все, молчу.
И они молчали, пока не дошли до деревьев. Под ногами что-то захрустело. Бомен наклонился и поднял кусочек бурой скорлупы, устилавшей все вокруг. Понюхал – запах острый, неприятный. Он разочарованно разжал пальцы и поднялся вслед за Мампо на гребень.
– Горы видишь?
– Нет, – ответил тот.
Усталость окутала Бомена, как тяжелый плащ. Стоя рядом с Мампо, он устремил взор на север. Холмистая бесплодная пустошь тянулась до самого горизонта. Странники словно плыли по океану, где за высокими волнами не видно берега.
Бомен обернулся и посмотрел на спутников. Отец и мать, как всегда, шагают бок о бок. Остальные идут парами и тройками, среди них его сестра-близнец Кестрель и девушка, которую Мампо назвал принцессой. Гремит повозка, за ней бредет Креот с пятью коровами. Следом – полная фигура госпожи Холиш, а там тянется цепочка детей, держащихся за руки, в том числе его младшая сестренка Пинто. Позади поспевают маленький Скуч и долговязый учитель Пиллиш; замыкают шествие Бек и Ролл о Клин с оружием наготове.
Бомен понял: Мампо молчит, потому что обиделся на его резкость.
– Извини, – произнес Бомен. – Просто трудно объяснить.
– Ничего страшного.
– Мне наверняка придется вас покинуть. Всех вас. Кто-то меня заберет, и я пойду за ним.
– За кем?
– Не знаю за кем и не знаю когда. Я только знаю – почему. Близится время огненного ветра. Он выжжет всю жестокость мира. И я должен стать его частью, потому что я потомок пророка.
Мампо явно не увидел в этих словах никакого смысла. Бомен попробовал еще раз.
– Тебе знакомо чувство одиночества?
– Да, – ответил юноша. Одиночество было ему очень даже знакомо – но странно было слышать об этом от Бомена.

Огненный ветер - 3. Песнь Огня - Николсон Уильям => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Огненный ветер - 3. Песнь Огня автора Николсон Уильям дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Огненный ветер - 3. Песнь Огня своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Николсон Уильям - Огненный ветер - 3. Песнь Огня.
Ключевые слова страницы: Огненный ветер - 3. Песнь Огня; Николсон Уильям, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн


 Ванная Акватика