А-П

П-Я

 купить стальную ванну 150х70 
 https://pompadoo.ru/catalog/parfjumerija/amouage/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Тут выложена электронная книга Открытие автора, которого зовут Бахтамов Рафаил.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Бахтамов Рафаил - Открытие в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Открытие то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Открытие равен 23.62 KB

Открытие - Бахтамов Рафаил => скачать бесплатно книгу



Бахтамов Рафаил
Открытие
РАФАИЛ БАХТАМОВ
ОТКРЫТИЕ
- Самостоятельное дело всегда интересно, - сказал прокурор.
- Самостоятельное, - конечно. - Валерий вежливо наклонил голову. Это самое дело было от него бесконечно далеко. Особенно после вчерашнего выговора.
- Дело, которое мы хотим вам поручить...
- Мне?
- Вам. 17 мая сего года...
Это что: воспитание доверием? "Молодой следователь Валерий К. проводит первое самостоятельное дело.
Спасает невинных, разоблачает виновных. Воспитывает и воспитывается сам, осознавая глубокую поэзию труда следователя". Все ясно, а внутри что-то дрожит-первое самостоятельное дело.
- ...на нефтеперерабатывающем заводе произошел взрыв, - продолжал прокурор. - Люди, к счастью, не пострадали. Предприятию причинен материальный ущерб в сумме 860 рублей...
- В новых деньгах? - машинально спросил Валерий.
- В новых. Следствие по делу вел Сурен Аркадьевич Мелкумян. Вчера он лег на операцию. Так что кончать придется вам.
- И много... Я хочу сказать, многое он успел?
- Осмотр места. Допросы. Получил заключение экспертизы. Набросал проект обвинительного заключения.
- Что же мне остается? Отдать заключение на машинку, проверить и принести на подпись?
- Проверить - да, - холодно сказал прокурор. - Полагаю, вы знаете: принимая дело к своему производству, вы принимаете на себя и ответственность.
- Разумеется, - Валерий равнодушно кивнул.- Какая там ответственность...
Прокурор долго смотрел на него - словно вспоминал что-то. И вдруг улыбнулся.
- Вернемся к делу. Говорить об умысле, конечно, не приходится. Обвиняемой Таировой 22 года. Окончила техникум, оператором работает недавно. Значит, одно из двух: небрежность или казус. Граница, вы знаете, тонкая.
Валерий любил железную строгость юридических формул. Ни одного лишнего слова. Все просто и точно, как в отшлифованных тысячелетиями доказательствах теорем.
Предвидел и желал наступления преступного результата (в данном случае-взрыва) - прямой умысел; не желал, но допускал - умысел косвенный; не предвидел, но обязан был предвидеть - преступная небрежность; предвидел, но неосновательно надеялся предотвратить- преступная самонадеянность; и, наконец, не предвидел и не должен был предвидеть преступления нет, казус.
- Граница тонкая, - повторил прокурор. - Формально - прошла инструктаж, выучила правила... Но я перечитываю дело и думаю: могла она все-таки предвидеть взрыв?..
- Теоретически случай любопытный, - согласился Валерий. - Практически, однако, ничем особенным суд ей не угрожает. От силы ей дадут, по-моему, год...
- Мелочь, разумеется, - кивнул прокурор. - Жаль, что вы раньше молчали. Я бы вам устроил месяца три тюрьмы... В порядке преддипломной практики!
Валерий побледнел. Теперь все. Конец. Пишите заявление...
- Я сказал чушь, - пробормотал он.
- Глупость, - поправил прокурор. - О ходе следствия будете докладывать мне. Возьмите дело.
* * *
За проходной - плакат. На плакате - самолет, вовсю ширину разбросавший стальные руки-крылья.
По небесно-голубому красным: "Больше светлых" и три решительных восклицательных знака.
- Конечно, светлых нефтепродуктов, - пояснил сопровождающий.
Он не очень-то понимал, что от него требуется. Специалисту он охотно показал бы новый цех, при случае и поспорил бы. Для неспециалистов ("публики", говорили на заводе) давно выработались и стиль объяснений, и маршрут. С таким посетителем он имел дело впервые.
Не специалист - ясно. Но и не публика. Следователь.
Валерий смотрел на массивные тела резервуаров, на махины колонн и башен, увитых разноцветной перевязью труб. Мелькали названия, цифры температур и давлении, крекинг каталитический, термический, специальный.
Он не очень вслушивался. Смотрел, сравнивал. Вначале терялся - масштабы здесь были совсем другие, чем в книгах. Но вот он уловил что-то знакомое. Потом еще и еще. Это было как при встрече с человеком, которого знаешь по фотографии. Мысль, упрощенная в книгах до схемы, ощущалась здесь в живой сложности.
Постигать ее было трудно и радостно...
В операторных это ощущение терялось. Девушки в белых халатах, в косынках, повязанных по-домашнему, щебетали о посторонних делах. В одном месте он услышал восторженную оценку новой итальянской картины, в другом насмешливую характеристику какой-то Зины и жалобу на чулки, у которых вечно спускаются петли.
Так же легко, небрежно, девушки перебрасывались разными "дестиллятами" и "ректификатами". Время от времени одна из них подходила к приборам, поглядывала на медленно ползущую ленту, записывала. Нажимала на кнопку и торопливо возвращалась к столу - продолжать разговор.
Думали они в этот момент над последствиями того, что делали? Это казалось сомнительным. Должно быть, чего-то такого не предвидела и Таирова. Обязана была предвидеть! Легко сказать "обязана", а могла? Попробуй, пойми. Одно дело классический стрелочник из учебника уголовного права, забывший перевести стрелку, или шофер, в состоянии опьянения, севший за руль... Там ты ставишь себя на место преступника и говоришь: я перевел бы стрелку, я не сел бы в машину пьяный. А тут:
сумел бы я представить последствия, если бы нажал, скажем, на эту красную кнопку?..
Конечно, виновата и администрация. Нельзя доверять установку неопытному человеку. Во всяком случае надо контролировать. Хотя попробуй, успей. Нажал кнопку и взрыв...
- Взрыв? - переспросил инженер.
- Да, я хотел бы осмотреть установку, где произошел взрыв.
- Пожалуйста... Только зачем же взрыв? Просто авария.
Это не первый. Все, начиная с директора, избегали говорить "взрыв". Как угодно: авария, неприятность, происшествие - только не взрыв. И вообще этот случай старались забыть. Директор, например, все время подчеркивал, что ничего страшного, жертв нет. "Материальный ущерб? - он пожал плечами. - Для такого завода как наш... По секрету: мы не стали бы предъявлять иск, если бы не бухгалтер (Валерий не знал, что на всех совещаниях, с поводом и без повода, директор возвращался к взрыву).
"Объект преступления" - установка высокотемпературного крекинга - по виду не отличалась от других.
Такая же махина: металл, кирпич, трубы. "Можно подняться?" - "Конечно. Но установка работает нормально".
Все-таки он поднялся - взлетел на лифте. Походил по площадке. Ничего не увидел. Даже меньше, чем снизу. Там просматривались хоть общие контуры. Здесь какая-нибудь одна труба заслоняла все.
Зашли в операторную. Тут все как будто обычно. Но девушки в косынках сразу смолкли. Двое занялись манометром. Другие что-то старательно записывали. На вопросы отвечали коротко и сугубо официально. Даже между собой стали говорить на "вы". "Анна, дайте, пожалуйста, номограмму шестой. Нет, нет, спасибо".
Начальник установки - немолодой человек с седыми лохматыми бровями назвал себя, показал все, что требовалось, но в разговор не вмешивался. Отвечал сопровождающий.
Да, установка управляется отсюда. Эти задвижки.
Сначала следует повернуть левую, потом правую. Ошибиться трудно цвета, как видите, разные. Покрашены недавно? Верно, краска немного стерлась. Есть схема, абсолютно ясная. Разумеется, висит давно - видите, бумага пожелтела. Если открыть в обратном порядке?
Взрыв возможен. Нет, не обязателен. Все зависит от мгновенных параметров: концентрации, температуры, давления...
Начальник установки? Но ведь это случилось в третью смену. Да, сменный инженер. Имела ли право Таирова?
Разумеется. Если инженер будет заниматься каждой мелочью, на что операторы... О причинах он судить не берется, это не входит в его компетенцию. В ближайшее время будет установлена автоматическая система контроля, исключающая ошибки.
Назиму Таирову он знает. Добросовестный оператор, хороший работник. Начальник установки кивает: правильно. Грустно вздыхает: что поделаешь, несчастье. С каждым может быть.
Валерий молчит. Ничего нового. Обо всем этом сказано в заключении. Даже задвижки он видел раньше - на эскизе. И представлял: сначала оператор поворачивает левую. Выжидает, пока температура снизится на 150 градусов. Открывает правую. Следит по приборам за повышением температуры. Закрывает обе. И все.
Просто.
Правила Таирова, конечно, знала. И выполняла, надо думать, точно. Кроме одного: вместо левой задвижки вначале открыла правую. Температура сразу подскочила, произошел взрыв.
- Двинемся дальше? - вежливо спрашивает сопровождающий.
- А? Нет, нет... Вернемся.
Теперь они подходят к плакату с другой стороны.
Самолет ничего, а буквы наизнанку выглядят диковато.
Инженер, кажется, немного разочарован. Чего он собственно ждал: хитроумных вопросов, подвоха? Прощаясь, они смотрят друг на друга и улыбаются: ровесники, вчерашние студенты, специалисты...
Секретарь директора кивнула Валерию, как старому знакомому.
- Открыть?
- Пожалуйста.
Провела его в комнату (письменный стол с зеленоватым стеклом, чернильница, счеты; на стенах диаграммы: что-то поднимается, что-то падает).
- Располагайтесь, - сказала она. - Я ее сейчас сызову.
Стук...
- Войдите.
У нее было худое, смуглое, тонко очерченное лицо. Но это он увидел потом. Даже глаза - очень большие, очень темные-он умудрился не заметить.
- Садитесь, - сказал он суховато. И когда они сели: - Моя фамилия Крымов. Валерий Петрович Крымов. Мне поручили... проверить обстоятельства дела (он не хотел сразу огорошивать ее "следователем").
- Дела?
- Да, аварии. Вам что, не сообщили, зачем вызывают?
- Нет... Не сказали.
- Вы не волнуйтесь, - сказал он бодро. - Все выяснится. Для этого мы и назначены.
- А Сурен Аркадьевич?
- Мелкумян? Он болен. Расскажите, пожалуйста, подробно, как все произошло.
Рассказывая, она смотрела в одну точку. Лицо у нее было серое, губы дрожали. Видно, не так легко пережила она взрыв. Кстати, единственная на заводе она прямо говорила "взрыв", без фокусов.
Чуда не случилось. Не было в ее рассказе ничего неожиданного, никакой ниточки. Все знакомо, даже скучновато. Левая задвижка. Правая...
- А не наоборот?
- Нет. Я сначала открыла левую. Правую после.
- А вы не забыли? Знаете, бывает...
- Нет.
- Где вы сейчас работаете?
- В диспетчерской.
- Нравится?
Она слабо улыбнулась "("Уже лучше. Так сказать, лед тронулся. Лед тронулся, господа присяжные заседатели!").
- Ничего? И все-таки оператором лучше. Так?
- Конечно. Но это временно, правда? Пока не разберутся.
- Надо полагать, - схитрил Валерий. Выбирая наказание, суд учтет неопытность обвиняемой. Но как раз поэтому ей запретят работать оператором. И правильно.
Не всегда же взрывы кончаются так... Впрочем, об этом ни слова. Пусть обвиняемая успокоится... Теперь самое время.
- Кстати, если не ошибаюсь, вы говорили, что взрыв произошел очень скоро, сразу, как вы открыли вентиль."
(это не очень "кстати", но ничего, сойдет).
- Нет, - она покачала головой. - Я успела закрыть оба вентиля, подошла к столу, взяла журнал...
- И температуру успели заметить?
- А как же! Все было по инструкции: температура сперва снизилась, потом стала повышаться.
- Не может быть! - не удержался Валерий. Вентили можно спутать, это бывает с каждым. Положишь спичюи в левый карман, а ищешь в правом. Но температура... Если бы температура понизилась, взрыва не было бы. Значит, она говорит неправду. Впрочем, еще одна проверка...
- Вы успели сделать запись в журнале? (он отлично знает: записи нет). Тогда, заметив ошибку, она растерялась. Конечно, у нее не хватило выдержки в такой момент делать в журнале фиктивную запись".
- Нет, я не успела...
Ясно. Сошлется на взрыв.
- Помешал взрыв?
- Не совсем.., - она покраснела. - Я как-то так... задумалась. А потом это... и я испугалась.
Валерий не смог скрыть недоверчивую улыбку. Сразу почувствовал - зря, но было поздно.
Лицо у нее сразу замкнулось, потеряло выражение.
Будто кто-то задернул между ними тяжелую штору.
Нет, повторяла она. Нет, не помнит. Нет, не знает.
Нет, не слышала. Левая задвижка, и все.
Штора. Попробуй раздвинь. Неужели один человек не может объяснить другому. Ведь ничего плохого он ей не желает. Даже больше, в сущности, он хочет ей помочь. Все это так, а сумей убедить...
Он пробовал. Многословно и путано, оперируя юридическими терминами, он доказывал, что еще ничего не известно. Что суд учтет все моменты: как объективные, так и субъективные. Что граница между небрежностью и казусом трудно различима...
- Можно уйти? - спросила она.
- Да, пожалуйста, - он вздохнул с облегчением.
Она дошла до двери, взялась за ручку и остановилась. Кто знает, о чем она думала. Может быть, ей казалось, что именно сейчас решается ее судьба. Еще есть возможность вернуться и заставить этого человека поверить, что она не виновата. А, может быть, ей просто было трудно переступить порог и остаться одной.
Время тянулось так долго, что Валерий подумал - не всерьез, но подумал: "А если она не виновата?"
* * *
- Вы к кому?
- К товарищу Левину. Я звонил утром.
- Так это вы, Крымов? А я, извините, решил, что к моей Ольге. У меня, знаете ли, редко бывают модные молодые люди. Входите, раздевайтесь.
Валерий снял куртку и остался в тенниске - одежда для июня самая обычная. Но хозяин был в коричневом костюме, в рубашке со строгими запонками, при галстуке.
- Пожалуйста, сюда.
Валерий очутился в окружении книг. Они закрыли стены так плотно, что черные, желтые, синие корешки казались рисунком на обоях.
- Эммануил Семенович, - хозяин церемонно поклонился. - Инженер в отставке.
Валерий растерялся.
- Крымов... То есть, Валерий Петрович...
- Значит, товарищ Крымов, - протянул эксперт. И неожиданно: - Прошу садиться.
Помолчали. Конечно, физиономистика - наука темная, но эта небольшая, слишком верткая голова, хитрые, глубоко посаженные глазки, и губы тонкие, длинные...
Левин закурил, сказал быстро, в одну фразу:
- Эксперт окончил осмотр, мнение составлено, перейдем к делу, чем обязан?
- Пришел к вам за советом.
Ответ, кажется, смутил эксперта. Он поерзал в кресле, загасил папиросу, зажег другую. Может быть, он ожидал, что новый следователь будет нападать на его заключение, и приготовился к отпору?..
- Пожалуйста, - сказал он наконец. - С удовольствием... А в чем, собственно, вопрос?
Валерий объяснил. Таирова упорно отрицает свою вину. В конце концов и у него появились сомнения. Он понимает, что это несерьезно, что сомнения дело сугубо личное... Именно потому он не пошел к прокурору, решил сначала-посоветоваться с опытным человеком.
- Опытный... первый раз в глаза видит... - пробурчал Левин и улыбнулся. Неожиданно оказалось, что улыбка у него мягкая, а морщины у губ-усталые и добрые.
Хозяин заметил взгляд Валерия. Он поправил галстук, нахмурился. Сказал сурово:
- У нас нет оснований не верить Таировой. Согласимся: она говорит правду. Что это доказывает? Только то, что она искренне заблуждается.

Открытие - Бахтамов Рафаил => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Открытие автора Бахтамов Рафаил дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Открытие своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Бахтамов Рафаил - Открытие.
Ключевые слова страницы: Открытие; Бахтамов Рафаил, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 https://21-shop.ru/sankt-peterburg/catalog/muzhskoe/odezhda/kurtki-/demisezonnye/ 

 https://dekor.market/plitka/dlya-vannoj-i-tualeta/