А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Тут выложена электронная книга Домик автора, которого зовут Катаев Валентин Петрович.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Катаев Валентин Петрович - Домик в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Домик то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Домик равен 25.46 KB

Домик - Катаев Валентин Петрович => скачать бесплатно книгу



Катаев Валентин
Домик
Валентин Петрович Катаев
Домик
Комедия в трех действиях
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Е с а у л о в а - председатель городского исполнительного комитета.
Н е у х о д и м о в - заведующий городским коммунальным хозяйством.
В а т к и н - заведующий городским финансовым отделом.
П е р е д ы ш к и н - управляющий делами горсовета. Красивый мужчина, который произносит слово средства с ударением на последнем слоге.
Ш у р а - машинистка в Конском горсовете, равнодушная к Передышкину.
П е р с ю к о в - молодой энтузиаст, директор Конского парка культуры и отдыха.
С а р ы г и н а - старуха за семьдесят.
С а м о х и н - редактор газеты "Конская заря".
Д е в у ш к а-п о ч т а л ь о н.
Ч е л о в е к в п а л ь т о.
З а в е д у ю щ а я аптекой.
П р о в и з о р.
К о т я - мальчик.
П а в л и к о в а - областной прокурор.
Г о л о с д и к т о р а.
Л е й т е н а н т.
С т о р о ж при воздушном шаре.
П о с е т и т е л и в ы с т а в к и
и н е с к о л ь к о п е р с о н а ж е й без слов.
Действие происходит в 30-х годах, весной, летом и
осенью, в городе Конске.
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Бывший дворянский особняк. Небольшая приемная перед
кабинетом председателя городского исполнительного
комитета Есауловой в городе Конске. За окнами - май.
На сцене за двумя столиками - управляющий делами
горсовета Передышкин и машинистка Шура. Быстро входит
Персюков.
П е р с ю к о в. Товарищи, произошло нечто совершенно исключительное!
Ш у р а. Между прочим, принято здороваться.
П е р с ю к о в. Прошу прощенья. Здравствуй, Шурочка, здравствуй, душенька. (Нежно ее обнимает.) Девушка нечеловеческой красоты. Чтобы ее не полюбить с первого взгляда - надо иметь железные нервы. Передышкин, у тебя каменное сердце. Здравствуй, работяга.
П е р е д ы ш к и н. Здравствуй, бродяга.
П е р с ю к о в. Хозяйка дома?
П е р е д ы ш к и н. Дома, у нее совещание.
П е р с ю к о в. Не имеет значения. (Берется за ручку двери.)
П е р е д ы ш к и н. Но-но!
П е р с ю к о в. Милый человек, да ведь я же тебе объясняю русским языком: у нас в городе произошло событие всесоюзного значения... Даже, очень может быть, - мирового. А ты меня не пускаешь.
П е р е д ы ш к и н. Подождешь.
П е р с ю к о в. Мирового. Понятно?
П е р е д ы ш к и н. Подождешь. Идет совещание по местному бюджету.
П е р с ю к о в (прислушивается к шуму голосов за дверьми, подмигивает на дверь). Жуткое зрелище. Сидят три неутомимых труженика на ниве коммунального хозяйства. Не так ли, Шурочка? (Присаживается на край стола и обнимает девушку.) И увязывают водопровод с городским транспортом и городской транспорт с канализацией, а тем временем против городского театра каждый божий день тонет от четырех до пяти свинок. Верно, девочка?
П е р е д ы ш к и н. У тебя в Парке культуры и отдыха тоже, знаешь, не Рио-де-Жанейро.
П е р с ю к о в. Моему парку полтора года. Он еще младенец. Подрастет ахнешь.
П е р е д ы ш к и н. Да уж мы на все ахали-ахали.
П е р с ю к о в. Ну, пусти, дорогой. Ну, я тебя умоляю!
П е р е д ы ш к и н. Не сгоришь.
П е р с ю к о в. Ладно, черствая твоя душа. (Подходит к двери и кричит в нее.) Ползите сюда, бабушка. На второй этаж по лестнице. Топайте смелее. Погодите, я вам сейчас пособлю. (Уходит.)
Шура и Передышкин.
П е р е д ы ш к и н. Ну, жук! Напрасно ты ему позволяешь лишнее.
Ш у р а. Что лишнее?
П е р е д ы ш к и н. Различные объятия и все такое. Не эстетично.
Ш у р а. Если он мне нравится.
П е р е д ы ш к и н. Нравится? Так я тебя должен предупредить как старший товарищ: он жулик.
Ш у р а. Как жулик?
П е р е д ы ш к и н. Очень просто. Жулик. Авантюрист. Я в это не ввожу личных мотивов, но искренне советую тебе - брось Персюкова. Брось. Погибнешь.
Ш у р а. Что я слышу, Передышкин! Да ты просто ревнуешь!
П е р е д ы ш к и н. Хотя бы.
Звонок.
(Передышкин срывается с места.) Виноват. (Уходит в кабинет Есауловой.)
Ш у р а. Сам ты жук.
Входят Персюков и старуха Сарыгина с узлом.
П е р с ю к о в. Сюда, бабушка, сюда. Устали малость? Это ничего. Вот вам стульчик. Присядьте. Отдохните. Вот вам газетка. Почитайте. (Шуре.) Видела старушку? Так вот заметь себе: через эту старушку наш город прошумит на весь Советский Союз. А то, скорей всего, на весь мир. (Обнимает девушку.) Можешь не сомневаться. За это я тебе отвечаю. Эта старушка историческая. Именно то, что я искал всю жизнь.
Ш у р а. Между прочим, ты меня все время обнимаешь. Даже неудобно.
П е р с ю к о в. Чисто по-товарищески.
Ш у р а. Тогда это уж и вовсе ни к чему. Что-нибудь одно.
П е р с ю к о в. Понимаю. Конечно. Можешь не сомневаться. На днях оформимся.
Ш у р а. Пожалуйста, Алеша. А то Передышкин мне дышать не дает.
П е р е г о н о в. Сказано - сделано. Как только провернем старушку, так сейчас же и оформимся.
Входят Есаулова, Ваткин, Неуходимов и Передышкин.
Е с а у л о в а (Передышкину). Дай-ка нам проектные наметки... (Хрипит.) Фу, даже голос осел... устала... Дай-ка нам проектные наметки по строительству канализации, водопровода и трамвая. Ничего не поделаешь. Будем резать. (Персюкову.) Ну? Ко мне? Чего тебе от моей души надобно?
П е р с ю к о в. Товарищ Есаулова! Ух, братцы! Вы даже себе не можете представить, что произошло!
П е р е д ы ш к и н. Почему же это вы можете представить, а мы не можем?
П е р с ю к о в. Потому, что у вас мало воображения.
П е р е д ы ш к и н. Зато у тебя чересчур много.
Е с а у л о в а. Ну, ладно, ладно. Потом. Я очень занята. В чем дело? Только коротенько.
П е р с ю к о в. У нас нет своей физиономии.
Е с а у л о в а. Чего, чего?
П е р с ю к о в. Только ты меня не перебивай. Лично у нас, может быть, физиономия и есть, но у нашего города абсолютно нет. Вполне серьезно. Ну, что мы из себя представляем? Как гениально выразился Чехов: "Один из городов, расположенных по сю сторону Уральского хребта". Вас это устраивает? Меня это не устраивает!
Е с а у л о в а. И что же из этого следует?
П е р с ю к о в. Только ты меня не перебивай. Рязань - яблоки. Орел рысаки. Полтава - победа над шведами. Тула - пряники. Ну, положим, пряников уже нет; а винтовки? Лев Толстой? А Ясная Поляна? Наконец, самовары, черт их дери! Клин... Боже мой, ну уж, кажется, что такое Клин? Такая дыра - еще хуже нашего Конска! А вот - будьте любезны: Чайковский жил. Домик есть. В Вичуге Дуся Виноградова мировой рекорд поставила. В Одессе Буся Гольдштейн родился. А где Бальзак венчался? Вы думаете, может быть, в Париже, в Лондоне, в Венеции? Ничего подобного, в Бердичеве. В Бер-ди-че-ве! Вдумайтесь в это. А мы что? Ничего. Пустое место. От вокзала десять километров, поезд стоит пять минут, пассажиры смотрят в замурзанное окно и видят на горизонте что-то такое. А что оно такое - хрен его знает. Какой-то Конск. Вас это устраивает? Меня это абсолютно не устраивает!
Е с а у л о в а. Ты что, пришел сюда скандалить?
П е р с ю к о в. Не перебивай.
Е с а у л о в а (вспылив). Это не я тебя перебиваю, а ты не даешь мне ни одного слова сказать, черт бы тебя подрал с твоей глоткой. Дашь ты мне наконец говорить или не дашь?
П е р с ю к о в. Вот теперь дам, когда ты заговорила по-человечески, а то кричишь-кричишь, перебиваешь-перебиваешь.
Е с а у л о в а. Так вот, дорогой мой. Ты совершенно прав. Я с тобой абсолютно согласна. Но что же делать, если у нас в городе никто из великих людей не родился, не венчался, не жил, не изобретал, не ставил мировых рекордов? Не могу же я тебе родить Бусю Гольдштейна или женить Онорэ де Бальзака, а тем более дать квартиру Чайковскому. И кончим этот бесполезный спор. Я занята и устала. Нету у нас ничего этого. Нету.
П е р с ю к о в. А если бы было?
Е с а у л о в а. Ну, если бы да кабы...
П е р с ю к о в. Но все-таки. Что бы ты тогда делала?
Е с а у л о в а. Была бы очень рада. (Берет папки.) Нуте-с, товарищи, вернемся к водопроводу.
П е р с ю к о в. И ты это можешь подтвердить перед своими избирателями?
Е с а у л о в а. Что подтвердить?
П е р с ю к о в. То, что ты была бы тогда очень рада!
Е с а у л о в а. Ты видишь - я занята. Ты сегодня какой-то, честное слово, невменяемый.
П е р с ю к о в. Нет, вменяемый. Говори прямо: можешь ты это подтвердить или не можешь?
Е с а у л о в а. Подтверждаю. Была бы очень рада.
П е р с ю к о в. Товарищи, будьте свидетелями. И ты, Шурочка, будь свидетелем. Она сказала, что была бы тогда очень рада.
Е с а у л о в а. Была бы очень рада, но, к сожалению, у нас ничего этого нет.
П е р с ю к о в. Есть.
Е с а у л о в а. Что есть?
П е р с ю к о в. Великий человек, который жил в нашем городе.
Е с а у л о в а. Не может быть!
П е р с ю к о в. Не может быть? (Сарыгиной.) Бабушка, прошу вас. Подойдите, не робейте.
Е с а у л о в а. Кто это?
П е р с ю к о в. Внучка.
Е с а у л о в а. Ты что - пьян?
П е р с ю к о в. Терпенье. (Сарыгиной.) Давайте сюда узелок. Кладите его на стол. Осторожненько. Вот так. Одну минуточку.
Сарыгина и Персюков бережно развязывают узел.
Е с а у л о в а. Что это?
П е р с ю к о в. Реликвии. (Сарыгиной.) Объясните, бабушка.
С а р ы г и н а (вынимает из узла плед). Это плед моего покойного дедушки Ивана Николаевича.
П е р с ю к о в. Видите, это плед.
С а р ы г и н а. Во время своего кратковременного пребывания в городе Конске, по свидетельству моей покойной матушки Ларисы Константиновны, урожденной Извозчиковой, выходя из дому в сырую или же холодную погоду и желая таким образом предохранить себя от возможной простуды, мой покойный дедушка имел обыкновение набрасывать на плечи этот плед.
П е р с ю к о в. Этот самый плед. Не трогайте руками.
Е с а у л о в а. Позвольте... Я что-то ничего не соображаю...
П е р с ю к о в. Давайте, бабушка, давайте.
С а р ы г и н а (вынимает флейту). Это его же флейта.
П е р с ю к о в. Видите, флейта.
С а р ы г и н а. По свидетельству моей покойной матушки Ларисы Константиновны, урожденной Извозчиковой, и многих других лиц, близко знавших моего покойного деда, последний, обладая большим музыкальным вкусом, иногда в минуты отдыха исполнял на этой флейте различные небольшие музыкальные пьесы.
П е р с ю к о в. На этой самой флейте. Подлинная вещь.
Е с а у л о в а. Да, но я все-таки...
П е р с ю к о в. Только не перебивай.
С а р ы г и н а (вынимая цилиндр). Это чилиндр, который покойник на всякий случай всегда брал с собой в дорогу и возил в специальной круглой коробке. Однако, будучи демократом и яростным противником крепостного права, покойный Иван Николаевич избегал надевать этот чилиндр. Подлинный экземпляр чилиндра, к сожалению, утрачен, а этот дубликат приобретен значительно позже моим дядей уже с отцовской стороны Аполлоном Васильевичем Сарыгиным и сохраняется в семейном архиве среди прочих вещей покойного деда, как-то: перчаток, визитных карточек и так далее. Между прочим, об этом чилиндре сохранился любопытный анекдот, ярко характеризующий нравы и обычаи той отдаленной эпохи. (Неожиданно довольно визгливо хихикает.) Во время кратковременного пребывания своего в городе Конске покойный Иван Николаевич занимал скромную комнатку в доме моего дедушки Константина Сидоровича Извозчикова, мужа младшей сестры покойного, Людмилы Николаевны, моей бабки уже с материнской стороны. Домик этот сохранился и посейчас. Моей матушке тогда как раз шел пятый год, и она была очень шаловливым ребенком. Однажды, воспользовавшись отсутствием покойного Ивана Николаевича, моя матушка похитила из заветной коробки чилиндр, посадила в него маленьких котят (хихикает), маленьких котят и стала возить их в чилиндре по всем комнатам. Легко представить изумление моего покойного дедушки, когда он, вернувшись домой с прогулки, вдруг видит в своем чилиндре (хихикает), вдруг видит в своем чилиндре - кого же? О, ужас! - маленьких котят. (Хихикает, вытирает слезы.)
Е с а у л о в а. Каких котят? В чём дело?
С а р ы г и н а. Маленьких котят... Вот таких малюсеньких котят... (Хихикает до слез.)
Е с а у л о в а. Товарищи, вам что-нибудь понятно?
Все стараются заглянуть в цилиндр, как бы надеясь
увидеть в нем котят.
С а р ы г и н а (вынимая большой деревянный циркуль). А это чиркуль. Вещь подлинная. С помощью этого чиркуля покойный Иван Николаевич в часы досуга чертил различные, иногда довольно сложные геометрические фигуры.
Е с а у л о в а. Но кто, кто?
С а р ы г и н а. Мой покойный дедушка Иван Николаевич.
Е с а у л о в а. Я слышу, что покойный дедушка. Слава богу, не глухая. Да кто этот покойный дедушка? Кто?
П е р с ю к о в. Лобачевский.
Е с а у л о в а. Как?
П е р с ю к о в. Ло-ба-чев-ский.
Е с а у л о в а. Какой Лобачевский? Тот самый?
П е р с ю к о в. Тот самый.
П е р е д ы ш к и н. Что это за Лобачевский?
Е с а у л о в а. Передышкин, Передышкин! Хоть бы ты людей постеснялся. Это же каждый советский школьник знает. Великий русский математик Лобачевский.
П е р с ю к о в. Он самый.
Е с а у л о в а. У нас в Конске? Невозможно!
П е р с ю к о в. Представь себе.
Е с а у л о в а. Ты шутишь?
П е р с ю к о в. А что же такого. Служил человек в Казани. Приезжал погостить к родственникам в Конск. Очень обыкновенно. Жил в маленьком домике. Домик сохранился. Внучка налицо.
Е с а у л о в а. Боже мой! Значит, вы родная внучка Лобачевского?
С а р ы г и н а. Родная внучка, родная внучка.
Е с а у л о в а. Голубушка! Позвольте же вас приветствовать от имени Конского горсовета. Вот уж никак не предполагала, что у нас в Конске живет внучка Лобачевского.
С а р ы г и н а. Живет, живет, как же.
П е р с ю к о в. Имей в виду - это я все сделал. Я открыл внучку. И главное, с каких пустяков началось! Прямо невероятно. Живем на одной улице. Так - ее домик, а так - наш. Только я ничего и не подозревал... Вдруг в один прекрасный день у нее в домике начинает протекать крыша. Верно, бабушка? Протекала крыша?
С а р ы г и н а. Верно, батюшка, верно, протекала.
П е р с ю к о в. Конечно, она туда-сюда, в отдел коммунального хозяйства, и прочее; понятно, нигде ничего не добилась и, наконец, кинулась ко мне по соседству, как к ответственному товарищу. Ну, тут все и выяснилось. Верно, бабушка?
С а р ы г и н а. Верно, верно. Владение разрушается. С крыши течет в комнаты, и от постоянного действия дождевой воды окончательно гибнут вещи покойного Ивана Николаевича. Гибнет превосходный турецкий диван, на котором имел обыкновение отдыхать покойник, гибнет библиотека, прохудился забор, и мальчишки лазают в палисадник и беззастенчиво ломают персидскую сирень.
Е с а у л о в а. Какое безобразие!
П е р с ю к о в. Мало сказать, безобразие. На глазах у городского Совета разваливается дом Лобачевского, и никто палец о палец. Беспримерное головотяпство. Государственное преступление.
Е с а у л о в а. Хорошо, что мы вовремя хватились.

Домик - Катаев Валентин Петрович => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Домик автора Катаев Валентин Петрович дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Домик своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Катаев Валентин Петрович - Домик.
Ключевые слова страницы: Домик; Катаев Валентин Петрович, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн