А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Тут выложена электронная книга Спящий автора, которого зовут Катаев Валентин Петрович.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Катаев Валентин Петрович - Спящий в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Спящий то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Спящий равен 144.55 KB

Спящий - Катаев Валентин Петрович => скачать бесплатно книгу


VadikV


12
Валентин Петрович Катае
в: «Спящий»


Валентин Петрович Катаев
Спящий



«Валентин Катаев «Сухой диман»»: Советс
кий писатель; Москва; 1986

Аннотация

В книгу выдающегося советског
о писателя, Героя Социалистического Труда Валентина Катаева вошли прои
зведения, в которых автор рассказывает о прожитом и пережитом: «Юношески
й роман», «Сухой лиман», «Спящий», «Обоюдный старичок», «Кубик».

Валентин Катаев

Спящий

Ему снилась яхта. Она стояла с убранными парусами, потемневшими от предр
ассветной росы, возле причала яхт-клуба. Ее стройная мачта покачивалась,
как метроном.
Спящий видел всю нашу компанию, которая гуськом, один за другим, балансир
уя пробиралась по ненадежной дощечке на сырую палубу.
В предрассветной темноте кое-где еще горели портовые фонари и виднелись
топовые огни на мачтах пароходов.

Все это виделось так отчетливо, материально, что сон был мучителен. Спящи
й понимал, что он спит, но у него не хватало сил прервать сон и заставить се
бя проснуться Ц выплыть из неизмеримой глубины сновидения. Он сделал от
чаянное усилие, чтобы разорвать сон, и ему даже показалось, что он проснул
ся. Но это был всего лишь сон во сне. Он видел себя на обочине знакомого ему
тротуара возле привокзальной площади, заполненной австрийскими солдат
ами, только что высадившимися из воинского эшелона.

Город был сдан без боя, по какому-то мирному договору или перемирию.

Жители города с любопытством смотрели на своих завоевателей в серо-зеле
ных мундирах и стальных касках. Тут же на привокзальной площади дымили п
оходные кухни. Возле них повара в белых колпаках не спеша орудовали черп
аками.
Больше всего горожан увлекало зрелище приготовления иностранными солд
атами похлебки из фасоли с маргарином и тушеной свининой. Завоеватели со
вершенно не обращали внимания на горожан, разглядывавших иностранных с
олдат с любопытством, как редких животных.
Картина, в общем, была вполне мирная.
Скоро завоеватели пообедали, построились в колонны и были куда-то уведе
ны с площади, а горожане рассеялись, и площадь опустела.

Так началась новая, странная жизнь в городе.

Опустевшая привокзальная площадь каким-то образом превратилась в игор
ный дом, куда вдруг ворвался налетчик с наганом в руке. Это был Ленька Грек
. В его полудетском лице с короткими черными бровями, в его средиземномор
ской улыбке было несомненно нечто греческое. В порту его называли «грек
Пиндос на паре колес».
Короткие кривоватые ноги в задрипанных брюках, кепка блином, неопределе
нного цвета куртка, застиранная тельняшка.

Его театральное появление в дверях с красными плюшевыми портьерами, обш
итыми золотым позументом с кистями, придававшими залу оттенок если не ка
баре, то, во всяком случае, публичного дома средней руки, вызвало оцепенен
ие. Ленька Грек почему-то считал, что большинство игроков иностранцы, гла
вным образом французы. Поэтому он заранее приготовил французскую фразу,
которой его научил на яхте некто Манфред, образованный молодой человек.
Фраза эта должна была представлять нечто вроде русского «соблюдайте сп
окойствие». Эта фраза, произнесенная Ленькой Греком якобы по-французски
, но с ужасающим черноморским акцентом, ошеломила не только всех присутс
твующих, но даже и самого налетчика, пораженного собственной наглостью,
когда он с усилием выдавил из себя хриплым голосом: «Суаэ транкиль!» Снач
ала все окаменели. Но потом что-то произошло непредвиденное. Один из игро
ков рассмеялся, и налет не получился.
Не успел Ленька Грек подойти к зеленому столу и хапнуть кучку золотых де
сяток царской чеканки, как кто-то неожиданно вырвал у него из рук наган и
дал ему крепко по шее.
Это было естественно: все поняли, что налетчик одиночка, работает без тов
арищей и справиться с ним нетрудно.

Ц Что ж вы деретесь! Ц плаксиво, с обидой в голосе проныл Ленька Грек и, в
ырвавшись из чьих-то рук в твердых крахмальных манжетах с золотыми запо
нками, кинулся вперед, опрокинул стол и, отбиваясь руками и ногами, бросил
ся вон из зала. И как раз вовремя: уже послышались свистки Державной Варты.

Сильно потрепанный, он выскочил на улицу, юркнул в переулок, добрался чер
ез несколько проходных дворов до городского сквера, пустынного в этот но
чной час, и, как ящерица, скрылся в щели между стеной оперного театра и каф
е-кондитерской, известной своими меренгами со взбитыми сливками и пунше
м гляссе с настоящим ямайским ромом «Голова негра».

Тем временем в помещении игорного дома два лакея в ливреях, взятых напро
кат в костюмерной театра оперетты, ползали по ковру, подбирая золотые де
сятки и заграничную валюту, а также бумажные карбованцы с красивым паруб
ком, подстриженным под горшок.

И вдруг все это пришло в порядок и накрылось длинной морской волной с кос
о летящим надутым парусом яхты, на палубе которой разместилась вся молод
ая компания, в том числе, как это ни странно, Ленька Грек: его частенько при
хватывали в качестве матроса.
Яхта круто огибала маяк, имевший форму удлиненного колокола, где на крон
штейне висел уже настоящий небольшой сигнальный колокол. Сверху вниз по
белому туловищу маяка тянулся ряд иллюминаторов, так что маяк снился в в
иде господина в однобортном пальто, застегнутом на все пуговицы. Чайки л
етали вокруг его хрустальной шляпы.
Чем дальше от берега, тем море становилось малахитовее, более, так сказат
ь, «айвазовское».

Боже мой, какое это было блаженство!
«Нелюдимо наше море, Ц звучал сильный голос Манфреда, перекрывая посви
стывающий в вантах ветерок, особенно заметный в минуты крена, когда мачт
а склонялась и длинный бушприт с треугольником вздувшегося кливера воз
носился над гребнями волн, с которых ветер срывал пену, бросая брызги в ли
цо певца, продолжающего свой поединок с бризом, Ц день и ночь шумит оно, в
роковом его просторе много бед погребено!»

Спящий знал, что в роковом просторе погребено не только много бед, но такж
е и тайн. Кроме того, море не было нелюдимо. В открытом море виднелись два у
даляющихся пассажирских парохода: один Ц дымивший на горизонте, а друго
й Ц только что вышедший за пенную полосу брекватера.
Пароходы увозили кого-то подобру-поздорову из обреченного города.
Значит, море было уж не столь нелюдимым, если считать, что, кроме яхты, еще д
альше, за горизонтом, угадывалась тень французского броненосца «Эрнест
Ренан», а может быть, и английского дредноута «Карадог».
Кроме того, море не шумело день и ночь. Иногда оно отдыхало. Тогда его прос
тор не казался роковым. Но все равно спящего тревожило, что где-то в глуби
не «много бед погребено». Много бед и много тайн.

Солнечные лучи уходили в пучину, озаряя постепенно убывающим светом бут
ылочно-зеленую воду и киль яхты, от которого шарахались стайки рыбешек.

Подводное течение медленно несло оторванный куст водорослей, еще более
темно-зеленых, чем вода. Шарообразный куст водорослей.
Беды и тайны угадывались в темной глубине моря, куда почти не проникал со
лнечный свет. Там во мраке мерцала гранитная мостовая привокзальной пло
щади, давно уже опустевшей, после того как по ней прошагали сапоги победи
телей, прокатились колеса походных кухонь и рассеялся табачный дым фарф
оровых курительных трубок с черешневыми чубуками и кисточками.

Мы никогда не узнаем, кто был тот молодой человек с темным лицом, который с
нился спящему под именем Манфреда. Может, он был демобилизованный мичман
гвардейского экипажа, бежавший от матросов из Кронштадта в штатском пла
тье и каким-то образом оказавшийся на юге, в городе трех маяков, в компани
и на яхте.
Он всегда появлялся неожиданно и так же неожиданно исчезал. Где он жил Ц
неизвестно. Вероятно, в каком-нибудь общежитии бывших офицеров.
Он не носил галстука. В повороте его головы, в белой аристократической ше
е девушки находили нечто байроническое.

Девушек было несколько, все в цветных шелковых платочках, завязанных на
голове. Среди них снились две сестры и одна их подруга, случайно попавшая
в компанию.
Впрочем, в компанию все попали случайно. Она все время сидела в маленькой
каюте на узком кожаном диванчике и делала себе маникюр: натирала ногти р
озовым камнем, а потом до зеркального блеска шлифовала замшевой подушеч
кой. При этом она говорила, что если яхта потерпит аварию и все они утонут,
то по ее ногтям люди узнают, что перед ними труп элегантной утопленницы и
з хорошего общества.

Добрый малый Вася, сидевший за рулем, повернул яхту еще круче в открытое м
оре, и на дальнем берегу открылся второй маяк, старый, уже не работающий,
Ц остатки каменной башни. А через некоторое время показался третий маяк
, новый, белоснежный, металлический, как бы в рыцарском шлеме с опущенным з
абралом, состоящим из хрустальных рубчатых линз, откуда по ночам в былые
времена вырывались два резких луча электрического гелиотропового свет
а Ц один строго-строго горизонтальный, а другой строго вертикальный, уп
ирающийся в звездное небо мирного времени.

Гик грота перешел справа нелево под ветер, и парус надулся еще круче. Мале
нький ялик, так называемый тузик, привязанный за кормой, запрыгал по волн
ам, как ореховая скорлупа.

Вася был сыном миллионера Ц бывшего, а впрочем, кто его знает, может быть,
и будущего. Незадолго до войны он выписал из Англии, из Гринвича, небольшу
ю яхту и подарил ее сыну. Теперь эта яхта, в сущности, была единственное, чт
о осталось от прежних миллионов. Так что Васина невеста Нелли, старшая из
двух сестер, дочерей бывшего прокурора палаты по гражданским делам, оста
лась ни при чем, хотя и продолжала надеяться на лучшие времена и возвраще
ние Васиных миллионов.
Что касается самого прокурора, то он почти что остался не у дел. Все жители
города трех маяков остались не у дел.
В городе царило божественное безделье, как говорилось по-итальянски, «д
ольче фар ниенте».

А как жили?

Жили прекрасно, продавая фамильные драгоценности и домашние вещи, котор
ые охотно обменивались пригородними крестьянами на муку, масло и свиное
сало. Каждое утро пригородные крестьяне приезжали на привоз, а иногда по
просту заворачивали со своими подводами и бричками во дворы, где шла мен
овая торговля. Драгоценности же Ц изделия Фаберже, бриллианты, сапфиры,
высокопробное золото Ц по дешевке скупались таинственными ювелирами.
Несметные богатства время от времени переправлялись за границу.
О том, что случится завтра, никто не думал. Мечтали, что так будет продолжа
ться вечно. Конечно, это было приятное заблуждение. Приятному заблуждени
ю поддался даже сам прокурор, которому, в сущности, нечего было делать: нек
ого судить. И он по целым дням шлепал в своем домашнем шлафроке и в разноше
нных туфлях по квартире из комнаты в комнату.

…Густые поседевшие усы, столь же традиционно густые прокурорские брови,
истощенное бездельем лицо оливкового цвета и на носу пенсне, верой и пра
вдой служившее ему при рассмотрении судебных дел. Теперь оно служило ему
при рассматривании через биоскоп двойных картинок швейцарских видов с
Шильонским замком и двойными парусами над Женевским озером. Через это же
пенсне прокурор любил рассматривать журнал «Нива» за 1897 год с портретами
адмиралов, генералов, сенаторов и архиереев…
Что же касается прокурорши, то она была милая, совсем седая, серебряная, ма
ленькая, худенькая старушка, соблюдавшая в доме дореволюционный порядо
к: завтрак, обед, пятичасовой чай, файф-о-клок, и вечером горячий ужин с руб
леными котлетами

Кухарка и горничная давно уже сгинули, увлеченные матросами с посыльног
о судна «Алмаз», так что прокурорше приходилось все делать самой, в том чи
сле ходить на базар менять вещи на продукты питания. Вещей для обмена ост
авалось все меньше, хотя еще вполне достаточно. С этим дело обстояло благ
ополучно, если не считать огорчений, причиняемых ей непониманием приезж
ими крестьянами истинной ценности обмениваемых предметов.
Крестьяне, а особенно крестьянки, сидя на возу и прикрывая юбками привез
енные продукты, рассматривали какую-нибудь воздушную батистовую шемиз
етку времен конца девятнадцатого века и совершенно не обращали внимани
е ни на фасон, ни на отделку, а только придирчиво рассматривали ткань на св
ет, считая, что чем плотнее материал, тем лучше, причем с пренебрежением го
ворили: «Це реденько!»

Но что было с них взять! Простота! Народ!

Лучше всего шли простыни, а их накопилось за всю жизнь Ц уйма, так что на у
жин всегда подавались котлеты.
Спящий особенно отчетливо видел проплывающее блюдо горячих котлет, пос
ыпанных укропом Ц таким кружевным, таким зеленым, какой может приснитьс
я только в цветном сне.

Вечерние котлеты особенно привлекали молодую компанию после длительно
й морской прогулки на яхте. Впрочем, не только котлеты и крепко заваренны
й, почти красный чай с сахаром. Красавица Нелли и ее младшая сестра Маша мо
гли поспорить с котлетами.
Нелли пела романсы, а Маша аккомпанировала ей. Царили Рахманинов, Гречан
инов и этот, как его? Ц снова забываю его фамилию. Да. Черепнин.
«Я б тебя поцеловала, да боюсь, увидит месяц… В небе звездочка скатилась…
»
Или нечто подобное.

Оно и сейчас звучало во сне.

У Нелли было сильное, хотя еще не отработанное, домашнее, меццо-сопрано. Е
е прелестный голос как бы ударялся в поднятую черную лакированную крышк
у еще не проданного рояля, наполняя комнату чудными звуками, которые уле
тали через открытые окна сначала в небольшой внутренний дворик, потом на
улицу, на перекресток, на бульвар и затихали где-то на загородном шоссе, т
ам, где стояла давно уже неподвижная зеленая паровая трамбовка с трубой,
как у паровоза, и асфальтово-серым передним трамбовочным колесом.

А голос все звучал, звучал: «…в саду малиновки звенят, и для тебя раскрылис
ь розы…»
Спящий плакал во сне от счастья и видел загородное шоссе с зеленой трамб
овкой, кучками щебенки и двух девушек Ц красавицу Нелли и ее сестру Машу,
которые шли на теннисную площадку, держа в руках ракетки. Они были одинак
ово одеты в летние спортивные костюмы Ц эпонжевые жакетки и английские
юбки, тоже эпонжевые, шершаво-белые. Старшая Ц красавица с блестящими че
рными волосами, гладко причесанными на прямой ряд, с испанским черепахов
ым гребешком на затылке, придававшим ей нечто царственное, с удлиненным
лицом, как говорится, цвета слоновой кости и с бровями, не вызывавшими сом
нения, что она родная дочь прокурора.

Спящий - Катаев Валентин Петрович => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Спящий автора Катаев Валентин Петрович дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Спящий своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Катаев Валентин Петрович - Спящий.
Ключевые слова страницы: Спящий; Катаев Валентин Петрович, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн