А-П

П-Я

 Все в ванную советую знакомым в МСК 
 antonio banderas queen of seduction absolute diva в pompadoo 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Я, помню, читал где-то об одном французском аббате, который пережил революцию. Его спросили, что он делал во времена террора. «Я смог выжить, – сказал он, – смог выжить». Думаю, что и я скажу то же самое. За одно это я должен быть вам благодарен.
Он быстро открыл дверь и, прежде чем Мэллори успел ответить, вышел.
Глава 2
Откуда-то издалека донеслись приглушенные туманом звуки Биг Бена, пробившего полночь, и наступила тишина. Шел сильный дождь, и Шавасс остановился на углу, чтобы застегнуть плащ и поднять воротник.
Покинув квартиру Джин Фрейзер, Пол бесцельно блуждал по улицам, пока снова не подошел к реке. Он не мог точно определить, где находится, вероятно – в Уопинге. Но это не имело значения. Шавасс пересек улицу, прошел мимо каких-то высоких складских зданий и остановился возле фонаря, облокотившись на высокий парапет набережной.
Затем расстегнул плащ, сунул руки в карман за сигаретами и коснулся рукоятки «вальтера». Он достал пистолет, внимательно осмотрел его и слегка усмехнулся. Хранить оружие теперь он не имел права.
Мгновение Пол подержал «вальтер» над водой, но передумал и положил его обратно в карман. Портсигар был пуст, и он пошел дальше по мокрой набережной, затем повернул за угол на старую площадь, окруженную старыми домами в георгианском стиле.
На другой стороне площади поблескивал в витрине небольшого китайского ресторанчика десятифутовый красный неоновый дракон. Шавасс пересек улицу и вошел.
Это было длинное, довольно узкое помещение на первом этаже, из которого убрали все внутренние перегородки, тщательно вымыли и украсили в слегка восточном стиле, вероятно, для того, чтобы привлечь посетителей.
В зале находился только один посетитель: лысый китаец лет шестидесяти с загадочным выражением на круглом лице. Ростом он был не более пяти футов, но невероятно толстый и, несмотря на безукоризненный желтовато-коричневый габардиновый костюм, отдаленно похожий на маленькую бронзовую статуэтку Будды, стоящую возле курильницы с фимиамом в нише в глубине комнаты. Перед ним было большое блюдо рубленой сырой рыбы с овощами, которые он поглощал с помощью обыкновенной вилки, совершенно не обращая внимания на Шавасса.
За стойкой бара стояла молодая китаянка с цветком в черных волосах и черном чонгсаме из плотной парчи, с таким же красным вышитым драконом, как на двери ресторанчика.
– Извините, сэр, мы закрываем в полночь.
– Могу я выпить рюмочку?
– Мы обслуживаем только за столиком.
Девушка была очень красива: кожа кремового цвета, столь характерного для азиатских женщин, полные губы придавали ее лицу чувственное выражение. Почему-то Шавассу захотелось прикоснуться к ней. Но он взял себя в руки и направился было к выходу, как вдруг красный дракон, казалось, ожил, стал извиваться на черном платье, и стены надвинулись на Пола. Его качнуло к стойке, и он услышал едва различимый голос девушки.
Как-то Пол нырял в Эгейском море, и когда на глубине шестидесяти футов у него кончился запас кислорода, он испытал такое же чувство, всплывая на поверхность из глубины, пытаясь вдохнуть воздух своими истерзанными легкими.
Толстяк стоял рядом, неожиданно крепко поддерживая его за локоть. Шавасс опустился в кресло. И снова почувствовал, что ему как будто не хватает воздуха. Сделав несколько глубоких вдохов, он попытался улыбнуться.
– Извините, я болел, долго не поднимался. Наверное, слишком много ходил сегодня.
Выражение лица у толстяка не изменилось, а девушка быстро сказала по-китайски:
– Все в порядке, дядя, я все улажу. Ужинайте.
– Думаешь, они сейчас придут? – спросил толстяк.
Она пожала плечами.
– Не знаю. Я пока не буду закрывать дверь. Посмотрим.
Толстяк отошел, и она улыбнулась Шавассу.
– Извините моего дядю. Он плохо говорит по-английски.
– Ничего. Что, если я посижу немного здесь?
– Кофе? – спросила девушка.
– Черный кофе и, может быть, двойной бренди?
– Давайте попробуем.
Девушка ушла за стойку, достала бутылку бренди и стакан. В этот момент послышался шум автомобиля. Девушка помедлила, слегка нахмурилась и посмотрела в окно. Снаружи раздались шаги. Она обернулась и быстро кивнула толстяку.
– Они здесь, – просто сказала она по-китайски.
Девушка вернулась за стойку, дверь распахнулась, и вошли четверо мужчин. Главарь, ростом около шести футов, с худым лицом и бегающими голубыми глазами, был в удлиненной куртке из кавалерийской саржи с меховым воротником. Он приятно усмехнулся.
– Вот и опять мы, – сказал он мягко, с ирландским акцентом. – Все готово, крошка?
– Вы теряете время, мистер Мак-Гайр, – ответила девушка. – Для вас здесь ничего нет.
Три его компаньона выглядели типичными бездельниками, одетыми по последнему крику моды, с тщательно завитыми волосами, спускавшимися на воротники. У одного из них, альбиноса, были светлые ресницы, от чего взгляд его казался очень неприятным.
– Не серди нас, малышка, – сказал он. – Мы же с тобой по-хорошему. Двадцать фунтов в неделю за такое местечко? Думаю, ты легко отделалась.
Девушка отрицательно покачала головой.
– Ни единого пенни.
Мак-Гайр тяжело вздохнул и, внезапно схватив бутылку бренди, швырнул ее через плечо в зеркало бара, разлетевшееся от удара на куски.
– Это для начала, – сказал он. – А теперь ты, Терри.
Альбинос нанес удар мгновенно, как змея: зацепил рукой высокий воротничок шелкового платья и грубо разорвал его до самой талии, обнажив одну совершенной формы грудь цвета меда. Он притянул к себе девушку, схватил ее за грудь рукой и захихикал.
– Тебе повезло, что я не такой, как все, милашка.
Толстяк уже поднялся, но Шавасс отбросил ногой стоящий на дороге стул.
– Не вмешивайтесь, дядя, – быстро сказал он по-китайски. Наступила удивительная тишина, и четверо мужчин обернулись к Шавассу. Мак-Гайр все еще улыбался.
– Так что, у нас здесь есть герой?
– Отпусти ее, – сказал Шавасс голосом, который, как ему показалось, прозвучал со стороны так, что и сам его не узнал.
Альбинос хихикнул. Когда Шавасс увидел его очень белые зубы между пухлых красных губ, желчь как будто лопнула внутри у Пола, поднимаясь в горле удушливым комом. Словно все неприятности сегодняшнего дня, вся боль и злость шести месяцев болезни, госпиталей и бесконечных операций ждали именно этого момента, чтобы взорваться в одном слепящем горячем спазме гнева.
Он вытащил «вальтер» и выстрелил, не целясь, в другую половину зеркала за стойкой.
– Я сказал, отпусти ее.
Альбинос быстро оттолкнул девушку через всю комнату, и лицо его стало таким же белым, как и волосы.
– Посмотри на его руку, – прошептал он. – Она так трясется! Пошли отсюда, ради Бога.
Мак-Гайр перестал улыбаться, но на лице его не было страха. Он стоял, засунув руки в карманы, не отрывая глаз от Шавасса, которого била такая сильная дрожь, что он едва удерживал пистолет.
– Всем стоять на местах, – приказал Шавасс. – Я ничего не гарантирую, если эта штука снова бабахнет. – Он кивнул Мак-Гайру. – Ты, бросай кошелек сюда.
Мак-Гайр без колебаний вытащил бумажник и швырнул на стол. Левой рукой Шавасс открыл его. Тот был битком набит купюрами.
– Сколько здесь?
– Пару сотен, – спокойно ответил Мак-Гайр, – может, чуть больше.
– Этого хватит заплатить за ущерб. Остальное пойдет вдовам и сиротам. – Шавасс взглянул на девушку и спросил по-китайски: – Полицию вызвать?
Она покачала головой.
– Нет, не надо.
Кухонная дверь за ее спиной распахнулась, показались два официанта и повар, китайцы. У официантов в руках были кухонные ножи, а повар держал нож для разделки мяса.
– Лучше идите отсюда, пока не поздно, – посоветовал Шавасс Мак-Гайру. – Ты совершил грубую ошибку. Эти люди по-своему расправляются с такими подонками, как вы.
Мак-Гайр приятно улыбнулся.
– Я припомню тебе это, приятель. – Он кивнул остальным, и все быстро вышли. Дверь захлопнулась, и мгновение спустя автомобиль быстро пересек площадь. Шавасс положил «вальтер» в карман, облокотился о стол, глубоко вздохнул и как будто сразу потерял все силы.
Он взглянул на девушку и устало улыбнулся.
– Думаю, я допью бренди, если с вами все в порядке.
Но она рассердилась, и это было странно. Повернувшись на каблуках, она прошла мимо официантов на кухню. Шавасс взглянул на толстяка, удивленно подняв брови.
– Я что-нибудь не так сделал?
– Ничего-ничего, – заверил толстяк. – Она расстроилась. Вот, пожалуйста, ваш бренди.
Он зашел за стойку, достал новую бутылку, два стакана и вернулся к столику.
– Вы говорили со мной на кантонском диалекте. Часто бывали в моей стране?
– Можно сказать, да, – ответил Шавасс. – В основном в Гонконге.
– Интересно. Я сам и моя племянница тоже из Гонконга. – Он протянул руку. – Меня зовут Юань Тао.
– Пол Шавасс.
Пол взял стакан, который протягивал ему Юань Тао.
– Очевидно, эта компания здесь уже бывала?
– Я тоже понял это, хотя только вчера прилетел. Думаю, они промышляют не только здесь, и уже давно.
Официанты и повар исчезли, а девушка вернулась, одетая в лыжные брюки и толстый свитер из норвежской шерсти. Она все еще сердилась, и щеки ее пылали.
Не обращая внимания на дядю, она сердито взглянула на Шавасса.
– Кто вы? Что вам здесь нужно?
Юань Тао властно прервал ее:
– Так не годится, девочка. Мы очень обязаны мистеру Шавассу.
– Ничем мы ему не обязаны. Он все испортил.
Девушка и в самом деле очень сердилась.
– Разве это не просто случайность, что он оказался здесь?
– Странно, но именно так, – подтвердил Шавасс. – Наша жизнь полна случайностей.
– А кто в Лондоне носит оружие? – спросила девушка.
– Только преступники.
– Разве преступник спросил бы у тебя, вызывать ли полицию? – спросил Юань Тао.
Шавасс устал, к тому же над правым глазом появилась боль. Он допил остаток, бренди и поставил стакан.
– Было приятно, но, думаю, мне пора.
Девушка открыла было рот, чтобы что-то сказать, но промолчала, только глаза ее удивленно расширились. Не глядя на нее, Пол улыбнулся Юань Тао.
– Привет Гонконгу.
Он пересек зал, открыл дверь и вышел, прежде чем кто-то из них успел ответить. Пол застегнул плащ, и когда он вышел на площадь, порыв ветра угрожающе швырнул в него капли дождя. Отношение девушки больше не имело для него значения. То, что произошло в ресторане, уже казалось странным и нереальным.
Он устал. Господи, как он устал! Мостовая как будто уходила из-под ног, когда он повернул за угол и оказался на улице, параллельной Темзе. С одной стороны тянулись перила набережной, с другой – мрачные складские здания. Пол пересек улицу, остановился у перил, вглядываясь в туман. Где-то прозвучала противотуманная сирена корабля, идущего в Пул. Он ничего не слышал, но инстинктивно оглянулся. Слишком поздно. Чья-то рука скользнула по шее, сжала ее, моментально перекрыв доступ воздуха. Перед ним появился альбинос, чье лицо при свете уличных фонарей казалось желтой маской. Шавасс почувствовал, как еще чьи-то руки коснулись его, и отступил, держа «вальтер».
– Вот и опять мы, дорогой, – сказал альбинос, и что-то сверкнуло в глубине его глаз.
Черный седан остановился на обочине. И Шавасс начал действовать. Левой ногой он сильно ударил альбиноса по правой руке. От боли тот вскрикнул, а «вальтер» скользнул между перил и исчез в темной воде. В то же мгновение Шавасс резко откинул голову назад, сильно ударив по носу того, кто держал его. Человек ослабил руки, а Шавасс, натолкнувшись на багажник седана, побежал, спасая себе жизнь.
Он нырнул в туман, шлепая по лужам, а позади раздался яростный крик. Мгновение спустя Пол услышал звук мотора.
Сердце колотилось, во рту появился привкус крови. Он повернул за угол и оказался перед высокими железными воротами, ведущими к пустынному причалу, закрытыми на цепь и висячий замок.
Когда Шавасс оглянулся, автомобиль был уже в двух ярдах от него, и все четверо вышли из машины одновременно. Один из них держал в руках короткий прут железной арматуры, и когда он швырнул его, Пол присел, а прут ударился о ворота. Пол оступился и потерял равновесие.
Он перекатывался с боку на бок, пытаясь ослабить удары. Потом его поставили на ноги, и двое, схватив за руки, прижали спиной к воротам. Стоя возле автомобиля рядом с альбиносом, Мак-Гайр прикуривал сигарету. Он покачал головой:
– Ты сам напросился. Ладно, Терри, пощекочи его немножко.
Альбинос перестал улыбаться, вытащил из кармана старую опасную бритву, медленно раскрыл ее и подался вперед. В уголках рта у него появилась слюна.
Лезвие бритвы тускло сверкнуло при свете фонаря. Но в этот момент ночную тишину прорезал странный пугающий крик. Раздался звук сильного удара, и альбинос перевернулся в воздухе, а из-за пелены дождя показался Юань Тао.
Без плаща, в промокшем насквозь дорогом габардиновом пиджаке он казался совсем другим.
Необыкновенный человек, Шавасс сразу это понял. А странный крик – что-то такое Шавасс тоже слышал. Крик борца, обычный для всех азиатских боевых искусств.
Мак-Гайр хрипло засмеялся.
– Отпусти его, Чарли, Бога ради.
Человек отпустил Шавасса, обежав вокруг машины и размахивая железным бруском, двинулся на Юань Тао. Удар пришелся в левую руку, не причинив китайцу никакого вреда. В то же время он резко выбросил правый кулак вперед приемом, совершенно не похожим на бокс, попал в скулу обидчика, кость затрещала, и тот, перевернувшись в воздухе, упал лицом вниз.
Мак-Гайр яростно зарычал. Он обежал вокруг автомобиля и изо всех сил пнул Юань Тао ногой в живот. Шавасс бы никогда не поверил в то, что произошло, если бы не видел все своими глазами. Ирландец, казалось, отпрянул назад, а Юань Тао последовал за ним. Когда Мак-Гайр выпрямился, маленький китаец дважды ударил его, ирландец перелетел через автомобиль и со стоном распростерся на спине.
Юань Тао медленно обошел вокруг машины, сохраняя все то же спокойное выражение на лице, и человек, который держал Шавасса, вдруг испуганно вскрикнул, ослабил хватку и побежал.
Альбинос безобразно захихикал и выставил перед собой бритву.
– Ну, толстяк, давай начнем с тебя, – сказал он.
– А как же я, Терри, – спросил Шавасс и, когда альбинос обернулся, одним великолепным ударом, в который он вложил всю силу, врезал тому по шее.
Альбинос рухнул на асфальт, а Шавасс ухватился за перила, чтобы не упасть. В это время из-за угла показался еще один автомобиль, к воротам быстро направились повар и три официанта.
– На вашем месте я бы его больше не трогал, – посоветовал Шавасс Юань Тао. – Нужно же кому-то отвезти этот сброд.
– Хорошая мысль, – сказал толстяк. – У вас все в порядке?
– Относительно, – усмехнулся Шавасс. – Я не знаю, что за прием вы сейчас использовали, но начинаю понимать, почему ваша племянница рассердилась на меня в ресторане. Вы, наверное, для того и ждали Мак-Гайра и его компанию, чтобы показать, на что вы способны.
Юань Тао улыбнулся.
– Ради этого удовольствия я и прилетел из Гонконга, мой друг. Сью Ин телеграммой попросила меня о помощи, как только эти свиньи объявились. Не думаю, что они потревожат нас, хотя и собираюсь остаться еще на пару месяцев, чтобы убедиться в этом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
 https://21-shop.ru/catalog/muzhskoe/odezhda/bryuki/chinos/ 

 rim плитка Dekor.Market сайт