А-П

П-Я

 душевой уголок 90х90 угловая с низким поддоном 
 https://pompadoo.ru/catalog/muzhskie-duhi/gucci/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Хаецкая Елена Владимировна

Девочки из колодца


 

Тут выложена электронная книга Девочки из колодца автора, которого зовут Хаецкая Елена Владимировна.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Хаецкая Елена Владимировна - Девочки из колодца в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Девочки из колодца то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Девочки из колодца равен 38.05 KB

Девочки из колодца - Хаецкая Елена Владимировна => скачать бесплатно книгу





Елена Хаецкая
Девочки из колодца


Хаецкая Елена
Девочки из колодца

Елена ХАЕЦКАЯ
ДЕВОЧКИ ИЗ КОЛОДЦА
Жили-были три сестрички, три бедных сиротки, и жили они в колодце на самом дне. Конечно, нельзя по-человечески жить в колодце. А никто и не говорит, что они жили по-человечески. Поэтому их так и называли - "бедные сиротки", понятно?
Колодец находился в самом центре необъятного города, никем еще из края в край не исхоженного. Куда ни кинешь взор со дна этого колодца, повсюду отвесные стены, уходящие прямо туда, откуда начинается мироздание. По желто-серым их щекам ползут потеки, будто там, наверху, посреди мироздания, кто-то плачет безутешно, позабыв о том, что ресницы густо накрашены дешевой тушью.
Как мы уже говорили, жили они в колодце на самом дне, поэтому в сырое их жилье редко проникал солнечный луч. Но никто из сестричек не жаловался. В Вавилоне не принято жаловаться на житье-бытье в колодце. Беспощадный это город и люди в нем черствые. И бедные сиротки отнюдь не исключение. Попробуй надкуси такую - зубы обломаешь. Черствее сухаря, на какой не всякая мышь позарится.
Что хорошо в колодце, так это звезды.
Разве ты не знаешь, Алиса, что если забраться в колодец, на самое дно, то оттуда в любое время, даже в полдень, будут видны звезды? Впрочем, тебе лучше не лазить в колодец. Ты хорошо воспитанная английская девочка, какой перевод ни возьми - Демуровой, Заходера или еще чей-нибудь. В любом переводе ты домашняя, в фартучке, с бантом.
Сестрички же, в силу того, что жили в самом центре Вавилона, да еще в колодце на самом дне, были совсем-совсем другими. Поэтому, кстати, их так и называли - "бедные сиротки", не забыла?
Так вот, в любое время суток (если стояла, конечно, ясная погода) сиротки могли любоваться звездами, что восходили и заходили над их колодцем. И горели там созвездия Шляпы и Чайной Сони, а когда тускнели они, то восходила ярчайшая из звезд - Альфа Мартовского Зайца, и все жители выходили во двор полюбоваться ею.
Ну вот. Звали наших сироток Элси, Лэсси и Тилли и там, в своем колодце, они ели и лепили. Что лепили? Ну, разумеется, все, что на букву "м". Ведь это был мармеладный колодец и лепили они, конечно же, из мармелада. И ели они тоже мармелад, поэтому у всех трех, как на подбор, были ужасно больные зубы.
Словом, жили они и лепили мартышек, мормышек, мормонов, мортиры и...
- Муди, - сказала Тилли, задумчиво качая ногой. Она была босая, в подвернутых у щиколоток джинсах.
- Какие еще муди? - удивилась Элси, отодвигая от себя чашку. Чашка была старинного тонкого фарфора, покрытого изнутри сеточкой трещин. Чай, который пила Элси, был жиденький, так что и пила-то она его просто чтобы чем-нибудь заняться, а не ради тонизирующего эффекта или там от жажды. Облизав липкие от мармелада пальцы, Элси уставилась на Тилли.
- А что такое "муди"? - спросила где-то далеко наверху, невидимая со дна колодца гигантская Алиса, которая одним любопытным глазом безуспешно пыталась заглянуть в этот самый колодец.
Там, на небесах, неподалеку от начала мироздания, огромная Чайная Соня сонно бормотала и бормотала свою сказку, сидя в чудовищном небесном чайнике, куда запихал ее запредельный Шляпа.
- Потому что на букву "м", - расслышала космическая Алиса и, ничего не поняв, прикусила губу. Она боялась, что ее сочтут дурочкой.
- Ты что, совсем дурочка? - сказала Тилли, продолжая покачивать ногой. - Такие муди, какие у мужика между ног. Вернее даже не муди, а хуи как таковые.
- Выражайся яснее, - сердито сказала Элси.
- Яснее некуда. Нет ничего однозначнее хуя. - Тилли смяла в пальцах комок пластилина, отлепив его от чайника. - Я заходила сегодня в "Интим-шоп". Ну, в тот новый магазин, который за Пятым Колодцем открылся.
- Ты? На хуя? - спросила Элси, недоумевая.
- Именно на хуя, - сказала Тилли. - Говорила с хозяином. Не с самим, конечно. Сам где-то на Канарах, задницу греет. С Верховным Холуем. Ничего мужик, толковый. - Она вздохнула. - В общем так, девки. - Тут она подняла глаза на своих подруг, которые слушали, приоткрыв рты. - Если дело выгорит и мы действительно получим заказ, в деньгах купаться будем. Я почти убедила его в том, что лучше нас ему ни одна фирма хуев не налепит.
- Хуев? - выговорила Лэсси. Она курила, сидя на подоконнике.
- Вот именно. - Тилли встала, протиснулась к плите между буфетом и толстыми коленками Элси, налила себе еще чаю. С сомнением посмотрела на плескавшуюся в чашке желтоватую жидкость. - Я прочитала ему целую лекцию о культурном и грамотном онанизме, - продолжала Тилли, небрежно плюхнувшись обратно на табуретку.
Пойдем отсюда, Алиса. Тебе не нужно слышать того, что сейчас будет рассказывать Тилли. Пойдем отсюда, хорошо воспитанная английская девочка с бантом в кудрявых волосах. Смотри, Чайная Соня уже храпит в небесном чайнике. Больше ты не дождешься от нее сказок. Стоит ли теребить ее за уши?
И созвездие Алисы закатилось над колодцем, и только Альфа Мартовского Зайца светилась прямо над тем домом, где пили свой безумный чай три сестрички, три бедных сиротки, а это означало, что уже наступало утро.
- Древние сексуальные традиции Востока, - говорила Тилли, прикладываясь то к чаю, то к "Беломору".
- Снятие стрессов, особенно у деловых женщин, - говорила Тилли, неприятно морщась, когда мармелад попадал на больной зуб.
- Неповторимые в своей индивидуальности хуи, выполненные в технике утраченной мармеладной модели, - говорила Тилли, давя окурок о край горшка, где чахло неубиваемое алоэ.
Элси расплескала чай на свои толстые коленки.
- Из чего он собирается лить хуи? - спросила она деловито. - Мы же только по мармеладу работаем. Не из стали же?..
- Нет, конечно. Что ты как дура, в самом деле. Из резины. - Тут Тилли хихикнула. - Он, оказывается, прежде ремонтировал автомобильные покрышки, ну вот из той резины и...
- А санитарные требования?
- Не твоя забота. И не моя. Равно как и резина. Наша задача поставлять ему неповторимые модели. Справимся?
Элси потянулась и зевнула. День выдался трудный.
- Идем спать, - сказала она, отставляя чашку на стол, где громоздился уже десяток немытых чашек самого разного вида и размера. - Утро вечера мудаковатее.
И все три отправились в спальню, где рядком лежали три матраса, в разное время украденные с разных кроватей. Кроватей же в комнате не было. Ведь сестричек недаром называли бедными сиротками - ничего-то у них толком не было, только жидкий чай в треснувших чашках, краденые матрасы и еще немного всяких вещиц, таких мелких, что разглядеть их сверху, заглядывая в колодец одним только глазом, решительно невозможно.
К Верховному Холую сперва не хотели пускать, придирчиво осматривали посетительницу - и по монитору, пока Тилли топталась у входа в офис и давила на кнопку звонка озябшим пальцем, и в предбаннике - изучающе, сверху вниз, с высоты пятнисто-зеленых богатырских плеч, щурясь с тем смешливым мужским пренебрежением, которое так хорошо знакомо было малорослой, щуплой, угловатой Тилли: на подростка похожа, впору снежками насмерть забить, да и одета кое-как, в обноски чьи-то. Все это знала Тилли наизусть и потому равнодушно и привычно крысилась, прокуренным своим голосом Верховного Холуя добиваясь у охранника и настаивая на том, что ей "назначено". А что в книге о том записей не сделано, так оттого, что Младший Холуй зря свои деньги получает и забыл вписать.
И впустили Тилли в холеный офис. Сущим недоразумением пошла она меж пластиковых стен по пушистому, почти домашнему ковру, сердито встряхивая на ходу коротко стрижеными соломенными волосами. Она знала, что охранник смотрит ей вслед.
Верховный Холуй, загодя оповещенный охранником, сделал вид, что визит Тилли для него отнюдь не является неожиданностью. На самом деле он успел прочно позабыть напористую девицу неприятной наружности, что налетела на него в магазине, окатив духом дешевого табака, и вывалила кучу предложений, одно другого грандиознее. Он тогда наскоро отмахнулся от нее визиткой с адресом офиса. И вот на тебе: стоит на пороге, глазами сверлит, носом заклевать нацелилась.
- Входите, - сухо, без улыбки, произнес Верховный Холуй.
Не поблагодарив и не поздоровавшись, Тилли вошла и тут же плюхнулась в необъятное черное кресло, заложив ногу на ногу. Сплела пальцы, со злобой на Верховного Холуя глянула. И сам собою оказался на столе под самым носом у него альбом эскизов.
Рассеянно перелистывая страницы, кое-где покрытые пятнами чая или липкими следами мармелада, Верховный Холуй размышлял. Девица не торопила его, будто сгинув в недрищах гигантского черного кресла. Рисунки были сделаны профессионально. Интересно, где она училась, эта Тилли? В ее работах чувствовалась рука мастера. Разнообразие же - при вполне понятной однотипности предмета эскизов - поражало воображение. Верховный Холуй украдкой бросил взгляд на девицу в кресле. Той явно было едва за двадцать. Покачивая ногой, она со скучающим видом разглядывала офис.
Наконец Верховный Холуй отодвинул от себя альбом, постучал пальцами по столу, как бы подводя черту своим раздумьям.
- Так, - вымолвил он. - Да. Все это чрезвычайно интересно, Тилли. (Надо же, даже имя вспомнил! Экий сукин сын.) Возможно, фирма вам сделает пробный заказ. Разумеется, небольшой. Малую партию. Видите ли, - тут он с профессиональной доверительностью глянул ей в глаза и тут же раскаялся: лучше бы не смотреть в светлые, ненавистные глаза девочки из колодца. Жесткая конкуренция. Да-да, у вас есть конкуренты, причем, весьма высокого класса.
Тилли подняла бровь.
- Шлюхи?
Верховный Холуй слегка покраснел.
- Нет, отчего же шлюхи? - Выговорил и поморщился, будто дрянь какую-то съел. - Выпускники Академии Художеств, профессионалы. Когда я говорил о высоком классе, я имел в виду уровень их художественной подготовки.
Тилли громко захохотала. Верховный Холуй заметил, что у нее недостает двух зубов.
- Что вас интересует, в конце концов? - спросила наконец Тилли. Разнообразие и достоверность хуев или левитановская грусть в их прорисовке?
Верховный Холуй твердо произнес:
- Вот что, Тилли. Вы, несомненно, талантливы и компетентны в... э... предмете, о котором идет речь. Фирма действительно заинтересована в сотрудничестве с вами. То есть, я хочу сказать, что вы получаете заказ, о котором только что хлопотали. Но я очень попросил бы вас впредь воздержаться от ненормативной лексики. Это просто этическое требование, применяемое ко всем сотрудникам, ничего более. - Он сложил ладони на альбоме и еще раз заставил себя заглянуть в глаза своей собеседнице. Давайте с вами, Тилли, договоримся с самого начала. Основная задача фирмы - удовлетворять самые интимные потребности людей, способных платить за это. Причем, не за счет других людей, как это происходит в домах свиданий, а иным, более соответствующим нашей свободной эпохе путем. Это исключительно тонкая сфера. Деликатность и еще раз деликатность.
- В таком случае, как будем впредь именовать хуи? - деловито осведомилась Тилли.
- Пенисовидная продукция, - предложил Верховный Холуй.
Тилли кивнула, придвинула к себе альбом, вытащив его из-под ухоженных ладоней Верховного Холуя, сделала пометку карандашом в углу страницы чтобы не забыть.
- Какую партию вы желали бы получить? - спросила она.
- Думаю, для начала пятнадцать штук.
Они торговались недолго. Настаивая на уникальности товара, Тилли взвинтила цену. Верховный Холуй, прекрасно понимая, что и завышенная цена является бесценком - едва ли десятой долей того, что будет стоит "пенисовидная продукция" в "Интиме", цедил слова, объяснял Тилли, почему фирма оказала той благодеяние и где, собственно говоря, место какой-то поставщицы мармеладных заготовок для синтетических хуев.
Поскольку оба они с Тилли видели друг друга насквозь, то довольно быстро сошлись на сумме, которая устроила обоих. Тилли прикинула в уме: с одного хуя они с девочками втроем могут безбедно жить месяц в своем колодце. Или роскошно одну неделю. Это было очень хорошо. Сохраняя кислый, мрачноватый вид, она кивнула и встала, показывая, что считает разговор оконченным. Верховный Холуй также поднялся, обещая подготовить проект договора к послезавтрашнему утру.
В дверях Тилли обернулась.
- И пусть охранник запишет там в книгу, что мне "назначено", а то сегодня я утомилась разговаривать с вашими чрезмерно бдительными идиотами. В следующий раз пронесу в офис бомбу, если будут доставать.
И ушла, вскинув голову, - в длинной юбке с обтрепанным подолом, в большом черном платке, накрест завязанном на узенькой груди, с подпрыгивающими при каждом шаге соломенными волосами - назад, к себе в колодец.
В длинном, до пят, красном халате, широко расставив толстые коленки, сидит на кухне за рабочим столом Элси, в одной руке нож, в другой мармеладная заготовка. Ямочки на руках у Элси, ямочки на щеках, ямочка между ключиц. В честь чего такая она пухленькая, спрашивается, если живет, как и все в Мармеладном Колодце, впроголодь и по утрам плюется кровью, сочащейся из десен? Неведомо.
Есть у Элси одна роскошь, наследственное золото волос - косы у нее как у Изольды Прекрасной, да только давно уже кажутся они серыми от пыли. И не прекрасна Элси. Да и кто прекрасен в Мармеладном Колодце?
В пустой кухне по радио извергаются разные глупости, но кто их слушает? Пусть себе болтает, пока не вспомнила об этом Элси и не выключила.
- ...разбазаривание национальных ресурсов!.. - надрывался между тем кто-то за динамиком, затянутым шпалерной тканью. - ...массовое обнищание трудящихся...
- ...вы предлагаете?.. - осведомлялся другой (видимо, брал интервью).
- ...почему мы такие страдальцы? Почему устраиваем голодовки, самосожжения? Почему себя не жалеем? Нет! Отныне все будет иначе! Мы должны не себя - ИХ не жалеть!.. - ярился первый голос.
- ...но террор... - возражал другой голос, вкрадчивый.
Первый резал:
- ...справедливость!... Родина!.. Традиции!.. Кровь сограждан!..
Наконец Элси это надоело, и она все-таки выключила радио. И тут же замурлыкала себе под нос, волны покоя источая:
- Хуи, хуечки у меня в садочке...
Лэсси спала в комнате на матрасе у окна, прижавшись спиной к еле греющей батарее. Тилли где-то бегала - то ли продукты покупала, то ли с Верховным Холуем переговоры вела. А Элси работала, сидя на кухне под молчащим радио, сдвинув в сторону десяток немытых чашек с налипшими чаинками. Созвездие Мартовского Зайца уныло свесило уши до самого окна.
Девочки всегда работали втроем. Тилли создавала эскизы - у нее единственной было художественное образование (правда, незаконченное). Лэсси специализировалась на заготовках. Вот уж кто умел увидеть любую, самую фантастическую форму из измысленных Тилли, в чем угодно - в старой восковой свече, в комке глины, в обрезке кожи или брошенной на пол ленте. А терпеливая толстая Элси доводила эту форму до совершенства, прорабатывая детали и сглаживая неровности.

Девочки из колодца - Хаецкая Елена Владимировна => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Девочки из колодца автора Хаецкая Елена Владимировна дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Девочки из колодца своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Хаецкая Елена Владимировна - Девочки из колодца.
Ключевые слова страницы: Девочки из колодца; Хаецкая Елена Владимировна, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 https://21-shop.ru/catalog/muzhskoe/odezhda/kurtki-/alyaska/-sezon-zima/ 

 https://dekor.market/