А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/tumby-s-rakovinoy/ 
 https://pompadoo.ru/catalog/duhi/lancome/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


В этом месте моего рассказа зал буквально взорвался.
- Неужели вы пытаетесь убедить нас в том, что миру вновь явился Зевс
и Европа! - возмутился командир полка береговой обороны.
Продолжать было бесполезно. Эти люди могут поверить только тому, что
увидят своими глазами.
По взмаху моей руки мои помощники вкатили в зал просторную клетку.
Внутри нее, скрючившись, сидела крупная угрюмая человекообразная обезьяна
в соломенной шляпке и розовых панталонах. Сквозь отверстие в последних
торчал длинный хвост. Если говорить строго, то, насколько я понимаю, ее
нельзя было относить к человекообразным - они лишены хвоста.
Собственно, антрополог сразу бы определил, что это вообще никакая не
обезьяна. У нее, правда, была сильно выдающаяся вперед морда, все тело
(включая хвост), покрывали длинные волосы. Но у обезьян не бывает ни
такого гладкого высокого лба, ни такого большого крючковатого носа, ни
столь длинных, по сравнению с туловищем ног.
Клетку установили рядом с кафедрой.
- Господа, - произнес я. - Если все, что я говорил раньше, казалось
вам не имеющим никакого отношения к данному делу, то уверен, через
несколько минут вы убедитесь, что я не бросал слов на ветер.
Я повернулся к клетке и, едва поклонившись, обратился к обезьяне:
- Миссис Дурхэм, расскажите, пожалуйста, этим господам, что с вами
произошло.
Я был абсолютно уверен, что она заговорит, пусть хоть быстро и
бессвязно, но с той проливающей свет ясностью, которая ошеломила меня
вчера вечером, когда мои ребята поймали ее на самом краю пресловутой
местности. Меня переполняла гордость за совершенное открытие, которое
просто потрясет этих господ и докажет им, что один скромный агент УПЛП
добился большего, чем крупные подразделения вооруженных сил. И они
перестанут смотреть на меня свысока и подтрунивать над моей внешностью...
Я ждал...
Ждал понапрасну...
Миссис Дурхэм категорически отказывалась говорить. Ни слова. Ни
единого. Уж как я только не стелился перед нею, разве что на колени не
становился. Пытался объяснить ей, насколько мощные силы противостояли друг
другу в этой долине, пытался доказать, что в ее розовых, не покрытых
волосами ладонях находится судьба нашей планеты.
Мало ли чего я пытался.
Она не открывала рта. Кто-то, во-видимому, чем-то оскорбил ее, и
теперь она, обидевшись, сникла и повернулась к аудитории спиной. Только
хвост ее, высовывающийся из розовых панталон, время от времени нервно
подергивался.
Да, миссис Дурхэм была самой зловредной из всех, когда-либо
встречающихся мне женщин, и ничего удивительного в том, что муж превратил
ее в обезьяну, я не усматривал.
Предполагаемый триумф обратился полным фиаско. Крупное начальство уже
не убедила магнитофонная запись нашей с ней беседы. Все эти шишки еще
больше укрепились во мнении, что мозгов у меня еще меньше, чем волос на
голове, и выразили его полным молчанием, когда я поинтересовался, будут ли
ко мне вопросы. А майор Льюис только презрительно улыбнулась.
Плевать. Для моей будущей миссии это не имело никакого значения.
Распоряжения, на которые я опирался, эти люди бессильны были отменить.
В этот же вечер, в половине восьмого, я находился на границе района в
сопровождении своих ребят и группы офицеров. Хотя луна только-только
взошла, при ее свете можно было свободно читать. В десяти метрах от нас
снег кончался, и начиналось буйство растительности.
Генерал Льюис, отец майора Льюис, давал последние наставления.
- Вам дается, мистер Темпер, два дня, чтобы связаться с Дурхэмом. В
среду, в 14.00, мы переходим в наступление. Морские пехотинцы, вооруженные
луками, стрелами и пневматическими винтовками, снабженные кислородными
масками, будут посажены в планеры, в кабинах которых мы создали избыточное
давление. На большой высоте планеры будут отцеплены от
самолетов-буксировщиков и совершат посадку на шоссе номер 24, как можно
ближе к южной окраине города, где имеются два обширных поля. Десантники
пешком проследуют по улице Адамса до самого центра. К тому времени, я
надеюсь, вы установите местонахождение и устраните источник всей этой
заварухи.
Слово "устраните" следовало понимать как "убьете". Судя по его
выражению лица, он вовсе не считал, что я на это способен. Генерал Льюис
недолюбливал меня и совершенно не скрывал этого. Не только потому, что я
был каким-то штатским, облеченным широкими полномочиями от лица самого
президента, но и из-за тех особых условий, в которых предстояло выполнить
нашу совместную с его дочерью миссию. Условия, мягко говоря, являлись не
совсем ординарными, а Алиса Льюис, будучи майором, была прежде всего
женщиной, причем в высшей степени привлекательной и совсем юной для своего
воинского звания.
Она дрожала рядом со мной от холода в одних трусиках и бюстгальтере,
пока я освобождался от своих брюк. Оказавшись в лесной чаще, мы будем
вынуждены избавиться и от остальной одежды. В чужом монастыре...
Подумать только, морские пехотинцы - и дубинки... Неудивительно,
почему все эти крупные военные чины выглядят столь жалко. Но в пределах
территории, контролируемой моим бывшим профессором и его Отваром,
огнестрельное оружие просто не срабатывает. А вот Отвар действует
безотказно. Всякий, кто хоть раз вкусил его, привыкает, как к наркотику.
Всякий, но не я.
Доктор Диэрф, психолог их Колумбийского университета, который привил
мне стойкое отвращение к Отвару, тоже находился здесь. Он беседовал со
мной, пока кто-то прикреплял у меня за спиной десятилитровый бидон с
дистиллированной водой. Вдруг, прямо посреди фразы, он резко пригнул мою
голову и сунул под нос невесть откуда взявшийся в его руке стакан. В
ноздри мои ударил ненавистный запах, и я автоматически нанес два удара:
один - по стакану, другой - по человеку, который мне его так неожиданно
преподнес.
Доктор отскочил назад, держась за скулу.
- Как вы себя чувствуете? - поинтересовался я.
- Сейчас - нормально, - ответил он. - Но в первое мгновенье мне
показалось, что я сейчас задохнусь. И еще возникло желание убить вас.
- Мне нужно было провести решающее испытание. Вы на пятерку сдали
экзамен и теперь совершенно невосприимчивы к Отвару.
Льюисы наблюдали эту сцену молча. Их крайне раздражало то, что я,
штатский, додумался до такого способа борьбы с этим, столь заманчивым,
пойлом. Тысяче морских пехотинцев, которых намечено послать вслед за нами,
придется таскать на себе кислородные маски, дабы не поддаться искушению
попробовать Отвар. Что же касается моей спутницы, то Диэрф спешно подверг
ее гипнозу, но у него не было уверенности в том, что сеанс был успешным. К
счастью, ее миссия должна длиться не столь долго, сколь моя. Ей
предписывалось добраться до источника Отвара и взять пробы. Если, тем не
менее, мне понадобится помощь, я имею право оставить ее при себе. Кроме
того, хоть об этом прямо не говорилось, я должен сделать все возможное,
чтобы оградить ее от всяких неприятностей.
Обменявшись с провожающими рукопожатиями, мы с майором Льюис
тронулись в путь. Несколько шагов - и теплый воздух принял нас в свои
ласковые объятия. Через минуту мы уже вспотели. Ничего хорошего в этом не
было, ибо, означало, что воды в бидоне может не хватить на всю миссию.
Яркая луна хорошо освещала развернувшуюся перед нами местность.
Ландшафт долины реки Иллинойс сильно изменился за эти два года. Здесь
стало гораздо больше деревьев, причем многие из них казались довольно
неожиданными гостями в столь северных краях. Кто бы не устроил все это,
ему пришлось доставить сюда массу семян и саженцев заблаговременно, не
дожидаясь, пока климат потеплеет. Мне это было точно известно, поскольку я
проверил в Чикаго неимоверное количество накладных к грузоотправлениям и
обнаружил, что некий Смит начал, через две недели после исчезновения
Дурхэма, делать заказы в тропических странах. Посылки доставлялись в один
из домов Онабака, а содержимое их изрядно разнообразило флору
окрестностей. Дурхэм прекрасно понимал, что этой речной долине не
прокормить свои триста тысяч жителей, когда прекратится доставка различных
продуктов питания по железным и шоссейным дорогам, в результате чего
сельская местность будет буквально опустошена голодными ордами.
Но стоило только взглянуть на фруктовые деревья, увешанные вишнями,
бананами, персиками, апельсинами, яблоками никак не по сезону, увидеть
заросли кустарников со спелой черникой, земляникой, клубникой, малиной,
буйную поросль картофеля и помидор, зреющие на этой совсем не плодородной
земле арбузы и дыни, причем все это таких размеров, какие обеспечили бы им
первые призы на любых ярмарках эпохи до появления Отвара, - то нетрудно
было догадаться, что жителям этих мест не грозит голодная смерть.
- Мне это представляется, - призналась восторженным шепотом Алиса, -
райским садом.
- Прекратите подрывные речи, Алиса! - сердито огрызнулся я.
Она смерила меня ледяным взглядом.
- Не говорите глупостей. И не называйте меня Алисой. Я - майор
морской пехоты.
- Пардон, - усмехнулся я. - Давайте-ка лучше позабудем о званиях. Это
может вызвать интерес со стороны туземцев. И еще. Будет лучше, если мы
расстанемся с остатками своей одежды до того, как наткнемся на
кого-нибудь.
Майор Льюис попыталась было возражать, но приказ есть приказ. И, хотя
нам предстояло по крайней мере тридцать шесть часов демонстрировать друг
другу то, что в цивилизованном мире целомудренно прикрывают всякими
тряпками, она настояла на том, чтобы ей было позволено удалиться на
предмет раздевания в кусты. Я великодушно разрешил. Сам же, скромно зайдя
за дерево, снял трусы, и в то же мгновение уловил запах сигары. Поправив
на спине постромки, держащие бидон с водой, ступил на узкую тропинку...
...и остановился ошарашенный.
Опираясь на ствол дерева, передо мною стояло какое-то чудовище,
скрестив короткие ножки. Из угла вытянутой хищной пасти торчала огромная
гаванская сигара. Большие пальцы были заложены за воображаемый жилет.
Я был не столько напуган, сколько изумлен. Чудище будто сошло со
страниц очень популярного когда-то комикса. Оно возвышалось на добрых два
метра, ярко-зеленое, с крупной желто-коричневой чешуей на груди и животе,
очень короткими ногами и непомерно вытянутым туловищем. Лицом оно было
наполовину человек, наполовину - аллигатор. На самом верху головы торчали
две огромные шишки, а по бокам от них - большие, как блюдца, глаза.
Выражение лица чудовища в одно и то же время было высокомерным,
благодушным и глуповатым. В целом это было само совершенство, даже
несмотря на то, что вместо пяти пальцев у него было четыре.
Главной же причиной моего потрясения была вовсе не неожиданность
внешности чудища. Есть большая разница между тем, что видишь на бумаге и
тем, что вдруг увидишь во плоти. На страницах комиксов эта тварь выглядела
весьма миловидной, забавной и даже чем-то привлекательной. Воплотившись в
живой субстанции и красках, она стала подлинным кошмаром.
- Не бойтесь, - произнесло видение. - Скоро вы ко мне привыкнете.
- Кто вы? - спросил я.
Вышедшая из-за дерева Алиса разинула рот от изумления и мертвой
хваткой вцепилась в мою руку.
Чудовище помахало сигарой.
- Я - Аллегория, прямо с герба банка штата Иллинойс. Добро
пожаловать, незнакомцы, во владения Великого Мэхруда.
До меня как-то не сразу дошло, что именно оно имеет в виду. Только
через минуту я сообразил, что титул его был совместным творением автора
вышеупомянутого комикса и героини одной из пьес Шеридана, миссис Малапроп.
- Полное мое имя - Альберт Аллегория. Во всяком случае, в этом
воплощении. Сами понимаете, другие формы - другие имена... А вы двое, как
я полагаю, - новички, жаждущие жить на берегу Иллинойса, пить из него
божественный Отвар и поклоняться Быку.
Он поднял кисть с двумя сжатыми средними пальцами и распрямленными
большим и мизинцем.
- Это - знак, который делает всякий правоверный при встрече с
другими. Запомните его, и у вас не будет никаких хлопот.
- Откуда вам известно, что мы - новички? - спросил я, не пытаясь
солгать, так как мне показалось, что Аллегория настроен к нам благодушно.
Он рассмеялся. Звуки, издаваемые его гортанью, усиливались в
безразмерном рту, как в мегафоне. Алиса, больше уже не самоуверенный
офицер морской пехоты, еще сильнее сжала мою руку.
- Я - в некотором роде, так сказать, полубог. Когда Мэхруд, Бык его
имя, стал богом, он написал мне письмо - воспользовавшись, разумеется,
почтой США - с приглашением состоять при нем полубогом. Все происходящее в
мире, в общем-то никогда особенно не волновало меня, и поэтому я принял
приглашение и проскользнул сюда, минуя армейские кордоны, и принял на себя
обязанности, которые Мэхруд, Бык его имя, на меня возложил.
Еще до того, как началась эта заваруха, я тоже получил письмо от
своего бывшего профессора с аналогичным предложением. Но, честно говоря,
посчитал, что у старика в мозгу просто шарики за ролики поехали.
- И каковы же ваши обязанности? - поинтересовался я.
Он снова помахал сигарой.
- Моя работа нисколько для меня не обременительна и заключается в
том, чтобы встречать новичков и предупреждать их, чтобы они глядели в оба.
Им нужно зарубить у себя на носу, что не все таково, каким кажется на
первый взгляд, и что им нужно смотреть глубже, чтобы разглядеть за
внешними проявлениями какого-либо события определенный символ, внутренний
смысл.
Чудовище элегантным жестом поднесло сигару ко рту, затянулось и
продолжило:
- У меня есть к вам один вопрос. Не нужно отвечать на него тотчас же,
но мне бы хотелось, чтобы вы подумали и дали мне ответ позже. Вот мой
вопрос: куда вы желаете сейчас идти?
И, распрощавшись с нами, оно заковыляло по тропинке прочь. Короткие
ножки двигались, казалось, совершенно независимо от вытянутого
крокодильего туловища.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
 доволен заказом 

 https://dekor.market/plitka/plitka_dlya_kuhni/