А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/rakoviny/iz-kamnya/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Потом, когда большой проект закончился, роботы унесли все, что стоило хоть каких-то денег. Все дорожные знаки, мосты – все вообще. Очень тщательно, не оставляя слабины. Как работают в Сфере. – Катринко положила подбородок в маске на согнутые колени, будто замечталась. – Если есть много места в пустыне и труд роботов так дешев, что измерить трудно, может получиться много жуткого и странного.
Катринко не теряла зря времени на технических инструктажах в разведке. Пит видал много таких, которые хотели стать Спайдерами, даже некоторых сам обучал. Но у Катринко было то, что отличает подлинного Спайдера: желание, физическая одаренность, беспощадная целеустремленность и даже сообразительность. Для нее самым трудным будет не попадать в тюрьмы и морги.
– Ты здорово восхищаешься Сферой, детка. Тебе действительно нравится их стиль работы.
– А я всегда любила все азиатское. У них еда куда лучше европейской.
Пит воспринял это уже на ходу. НАФТА, Сфера и Европа – три сверхдержавы, задирающие друг друга с неприятной регулярностью солнечных пятен, иногда заваривающих бури среди режимов-сателлитов на Юге. За свои пятьдесят с хвостиком лет Пит не раз видел, как Азиатская Кооперативная Сфера меняла свой публичный образ, подчиняясь непонятному политическому ритму.
Экзотическое место для отпуска по вторникам и четвергам. Пугающая чужеземная угроза по понедельникам и средам. Серьезный торговый партнер на все дни, в том числе выходные и праздничные.
В настоящий политический момент Азиатская Кооперативная Сфера глубоко ушла в режим Непостижимого Зла и в мрачных газетных шапках заняла место главного экономического врага НАФТА. Насколько мог понять Пит, это в основном значило, что большая банда отупевших североамериканских экономистов хотела изобразить из себя настоящих мачо. Главной их претензией было, что Сфера продает НАФТА слишком много аккуратных, дешевых и хорошо сделанных потребительских товаров. Уж из-за этого-то погибать было бы крайне глупо, но люди гибли массами и по причинам куда более странным.

На закате Пит и Катринко увидели гигантские предупреждающие знаки – огромные щиты из эпоксидки и клинкера, куда тверже гранита. Высотой в четыре этажа, тщательно закрепленные в камне пустыни и тщательно изрисованные зловещими угловатыми символами и текстовыми предупреждениями по крайней мере на пятидесяти языках. Английский шел третьим.
– Радиоактивные отходы, – заключил Пит, быстро пробежав текст через свой спекс с расстояния в два километра. – Это радиоактивная свалка, ну и ядерный испытательный полигон. Прежние красные китайцы испытывали водородную бомбу в Такламакане. – Он задумался. – Надо отдать им должное, выбрали правильное место.
– Ерунда! – возразила Катринко. – Гигантские каменные знаки, предупреждающие, что вход воспрещен? Это явно отвлекающий маневр.
– А то, что они использовали роботов и потом разрушили все дороги?
– Ничего не значит. Это как если тебе надо в наши дни спрятать что-то важное. Ты же не поместишь это за стены, потому что сейчас у каждого есть магнитометры, эхолокаторы и теплодетекторы. Так что самое лучшее ты будешь прятать среди мусора.
Пит оглядел окрестности на телефото, сделанном спексом. Они с Катринко прятались на склоне, где когда-то потоком промыло большой аллювиальный веер отполированных пустыней зернистых камешков. Здесь даже что-то росло – низенькие жилистые травы с жирным восковым блеском былинок, похожих на пальцы мертвеца. Эта зловещая растительность не была похожа ни на какую знакомую Питу траву. Как будто эта трава блаженно заглатывала шальной плутоний.
– Знаешь, Тринк, давай будем проще. Мне кажется, что эта так называемая база звездолетов – просто огромная радиоактивная помойка.
– Может быть, – признала бесполая. – Но даже если это правда, то за такие новости все равно стоит заплатить. Если мы здесь найдем пустые бочки или плохо обслуженные топливные стержни, это же будет политическая бомба, так? А доказательства будут чего-то стоить.
– Хм! – сказал удивленный Пит. Но она была права. Долгий опыт подсказывал Питу, что среди чужого мусора всегда найдется полезный секрет. – И это стоит того, чтобы светиться в темноте?
– А в чем проблема? – возразила Катринко. – У меня детей не будет, я об этом давно позаботилась. А у тебя их и так достаточно.
– Может быть, – буркнул Пит. Четверо детей от трех женщин. Ему долго и трудно пришлось постигать истину, что женщины, тающие при виде свободного и сексуально крутого мужика, обязательно растают и при виде следующего свободного и сексуально крутого мужика.
А Катринко думала о том, что надо сделать:
– Вполне должно получиться. Пит. У нас есть костюмы и дыхательные маски, и здесь нам не надо ничего есть или пить, так что мы практически от радиации прикрыты. Значит, сегодня станем лагерем подальше от помойки. Перед рассветом проникаем внутрь, быстро все смотрим, щелкаем снимки и линяем. Чистая классическая работа по проникновению. Вокруг нет жителей, никто нам не помешает. А когда у нас будет что показать шпионам, двигаем домой. Может, что-нибудь и продадим.
Пит обмозговал сказанное. Перспектива, в общем, недурная. Работа грязная, зато задание будет выполнено. И еще – что Пита больше всего и привлекало – люди Подполковника не станут посылать сюда другого беднягу.
– А потом – к глайдеру?
– Да, потом к глайдеру.
– О'кей, договорились.

Перед рассветом следующего дня они накачались спортивными стимуляторами, сваренными в кишках соответствующих генно-измененных клещей, сохраняемых в спячке под мышками. Потом подогнали снаряжение и подобно призракам перелезли огромную стену.
Просверлив крошечную дыру в крыше одного из серых полузакопанных ангаров, они просунули туда шпионский глаз.
Взрывоупорные ряды саркофагов бочкообразной формы, твердых и блестящих, как полированный гранит. Большие сварные контейнеры для радиоактивных отходов, каждый размером с бензовоз. Они выстроились аккуратными рядами в герметичной темноте, немые как сфинксы. Похоже, они еще двадцать тысяч лет могут так простоять.
Пит снова разжижил гель-камеру и вытащил ее назад, потом запечатал дырочку каменной пастой, и они с Катринко слезли по склону пыльной крыши. На песчаных наносах, громоздящихся чуть ли не до вершины купола, змеились следы ящериц. Эти здоровые свидетельства жизни серьезно ободрили Пита.
И снова они беззвучно перелезли через стену, обратно в грот, где оставили снаряжение. Там они сняли маски, чтобы снова поговорить.
Пит привалился за камнем, наслаждаясь расслаблением после опасной работы.
– Прогулочка, – сказал он. – Пикник.
Пульс у него уже снизился до нормы и, к его радости, не ощущалась подозрительная боль под ложечкой.
– Надо отдать им должное, роботы действуют чисто.
Пит кивнул:
– Коронное применение для роботов – обслуживание смертельно ядовитой свалки.
– Я сделала телефото всей территории, – сказала Катринко, – и воды здесь нигде нет. Ни башен, ни трубопроводов, ни колодцев. Много без чего могут обойтись люди в пустыне, но не без воды. Здесь все наглухо мертво. И всегда было мертво. – Она помолчала. – С начала и до конца здесь были только роботы-автоматы. Ты понимаешь, что это значит, Пит? Что ни один человек этого места не видел. Кроме нас с тобой.
– Так мы первые! Впервые осуществили сюда проникновение! Это просто чудесно, – ответил Пит в приливе профессиональной гордости.
Он оглядел галечную равнину вокруг обнесенной стеной территории и нажал кнопку, перенося последнюю серию снимков спекса в архив гель-мозга. Два десятка огромных куполов, построенных по камешку гигантскими роботами, работающими с безмозглой точностью термитов.
Раскинувшиеся купола выглядели так, будто окоченели на месте, и края их растаявшими леденцами вплавлялись в мелкие неровности пустыни. Со спутников купола наверняка сходят за естественные образования.
– Давай не будем мешкать, ладно? Я вроде как чувствую, будто эти рентгеновские пальцы перебирают атомы моей ДНК.
– И тебя это так волнует, Пит?
Пит засмеялся и пожал плечами:
– Какая разница? Работа кончена, детка. Мотаем к нашему глайдеру.
– Сейчас умеют отлично лечить генетические повреждения, как ты знаешь. В лаборатории у шпионов гены восстанавливают с нуля.
– Кто, эти военные врачи? Не хочу давать им повода!
Поднялся ветер – несколько резких, грубых порывов подряд, сухих, морозящих, полных жалящих песчинок.
И вдруг донесся стон от обнесенных стеной куполов.
Где-то вдалеке чьи-то легкие дули в горлышко бутылки.
– Это еще что такое? – спросила Катринко, вся превращаясь в настороженный интерес.
– А, черт! – ответил Питер.

Из дыры в дне тринадцатого купола шел пар. Этой дыры они не заметили раньше, потому что край купола зарос густым колючим кустарником. Вообще-то эти кусты сами должны были навести на мысль о дыре, если подумать.
Вблизи дыры Пит и Катринко почти сразу нашли трех мертвецов. Эти трое прорубили и прорезали выход наружу из купола. Изнутри купола. Потом пролезли через длинную и узкую щель, оставив на камнях много кожи и крови.
Первый умер сразу у выхода, очевидно, просто от истощения сил. А остальные двое после своих олимпийских усилий увидели перед собой отвесную стену высотой в четыре этажа.
Они пытались преодолеть ее с помощью своих топоров, грубых скрученных веревок и чугунных крючьев. Два Спайдера с современными паутинами и точечными зажимами этой стены могли бы и не заметить. Пит и Катринко на ней могли бы лагерь устроить и дыньку скушать, но для двух измотанных человек в одежде из шерсти и кожи и самодельных ботинках она была непреодолима.
Один из них свалился со стены и сломал себе спину и ногу. Второй решил остаться утешать раненого товарища и, очевидно, замерз насмерть.
Эти трое были мертвы уже давно, год, быть может. Над ними поработали и муравьи, и тонкая соленая пыль Такламакана, и высыхание замерзших тканей. Три высохших мумии азиатов, черные волосы, кривые зубы, сморщенная смуглая кожа и забавная одежда, заляпанная кровью.
Катринко протянула разъем кабеля, лихорадочно болтая под маской.
– Смотри, ты посмотри на эти ботинки! На рубашку вот этого – можно это назвать рубашкой?
– Я бы назвал этих ребят очень смелыми скалолазами, – сказал Пит.
Он забросил глаз на проволочке в дыру, которую пробили эти трое.
Внутри тринадцатого купола раскинулся огромный лес мониторов. В основном микроволновых антенн. Вершина купола была не из твердо спеченного бетона, как у других, это был какой-то прозрачный для радаров пластик. Темный внутри, как и другие купола, герметически закупоренный – до тех пор по крайней мере, пока трое мертвецов не прогрызли в стене дыру. И никаких признаков радиоактивных отходов.
Пит и Катринко нашли небольшой лагерь, где жили эти трое. Их бивак. Три человека, терпеливо прогрызающие себе путь к свободе. Сжигающие последние свечи и масляные лампы, доедающие мелкими кусочками последние пайки, допивающие последние кожаные фляги и соскребающие для питья иней. Все это время в окружении джунглей спутниковых антенн и волноводов. Питу очень страшной показалась эта сцена. Очень мерзкой. Но впереди ждало худшее.

Пит и Катринко взяли полное снаряжение для проникновения. Потом они вломились сквозь крышу купола, где легче всего было резать. Проникнув, герметизировали за собой купол, но лишь слегка, на случай, если придется отходить быстро. Опустив рюкзаки на шнурах на пол, они спустились на саморастягивающихся веревках. Оказавшись внизу, Пит и Катринко закрыли пробитый выход каменной крошкой на клею, чтобы перекрыть путь воющему ветру и загрязнениям.
Сразу же в куполе стало тепло. Тепло и влажно. Сырость собиралась на полу и на стенах. И еще – очень странный запах. Как запах дыма и старых носков. Мышей и пряностей. Супа и уборной. Уютная человеческая вонь из недр земли.
– Вот бы Подполковнику понравилось, – шепнула Катринко по кабелю, оглядывая громоздящиеся машины через спекс в инфракрасном диапазоне. – Заложить сюда шашку аммонала, и уж точно будет переполох в чьей-то автоматической системе.
Пит же думал, что сложившаяся ситуация дает превосходный шанс погибнуть. Автоматические охранные системы – самый опасный аспект его профессиональной жизни, несколько смягченный тем фактом, что разумные и агрессивные системы охраны часто убивают своих владельцев. Это диктуется основными инженерными принципами: изощренные и параноидальные системы то и дело дают ложные срабатывания. На белок, собак, ветер, град, дрожание почвы, горячих любовников, забывших пароль... Они обладают интеллектом и собственным мнением, вот почему с ними столько хлопот.
Но если эти машины и принадлежали охранной системе, то они не заметили здоровенную дыру, терпеливо прорубаемую в стене купола. Крепеж и трансмиттеры выглядели не слишком хорошо, покрытые древними пятнами изморози и льда. Склад утиля, с четким запахом сдохшей техники. Значит, эти умные, дорогостоящие, параноидные системы охраны забросили. Кому-то они надоели, и их отключили.

У подножия микроволновой башни нашелся пробитый крысиный лаз, затянутый овечьей шкурой. Пит запустил туда глаз-шпион, осмотрел пробуренную шахту. Туннель был достаточно широк, чтобы там поместился автомобиль, и он уходил вертикально вниз дальше, чем позволял заглянуть проводок глаза.
Молча выдернув из стены ржавеющий чугунный крюк, Пит заменил его современным якорем на клею. Потом продел сквозь ушко якоря саморастягивающуюся веревку и тщательно закрепил на себе обвязку.
Катринко задрожала от нетерпения:
– Пит, я сама хочу! Дай я пойду вперед!
Пит застегнул карабин на обвязке Катринко и связал свой и ее спексы волоконно-оптической нитью, вплетенной в веревку. Потом хлопнул бесполую по плечу:
– Шуруй, детка.
Катринко блеснула паутиной схватывающих перчаток и прыгнула в дыру ногами вниз.
Будущие беглецы интенсивно использовали тросы, уже находившиеся в туннеле. Время от времени попадались керамические скобы, прижимающие тросы к каменной стене. Восходители карабкались от скобы к скобе, используя лестницы из бамбуковых шестов и железные крючья.
Катринко прекратила спуск и отстегнулась от веревки.
Пит спустил вниз рюкзаки, потом прыгнул и спустился сам. Остановившись у ведущей распорки, он перестегнул веревку и снова пустил Катринко вперед, глядя сквозь спекс на ее продвижение.
Внизу туннеля что-то жутковато светилось. Внимание!
Пит ощутил знакомое неясное напряжение, нахлынувшее с безумной интенсивностью. Страх, любопытство и желание: отчетливое, горячее, воровское возбуждение настоящего проникновения. Будто сходишь с ума, но куда лучше безумия, потому что ощущаешь все с необыкновенной ясностью. Это и есть первобытная сущность жизни Спайдера, слишком глубокая, чтобы выразить ее словами.
Свет стал жарче в инфракрасном диапазоне спекса. Внизу разлеглась металлическая ширь со щелями, блестящая, как никелированная мойка, жалюзи с горячими щелками света. Катринко приделала пенную скобу к стене туннеля, закрепилась на ней, отклонилась назад и запустила глаз сквозь щель.
У Пита были слишком заняты руки, чтобы тянуться к спексу.
1 2 3 4 5 6


 https://dekor.market/plitka/serenissima/