А-П

П-Я

 https://www.dushevoi.ru/products/unitazy/s-funkciej-bide/ 
 лакост парфюм в помпаду 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Тут выложена электронная книга Утопия автора, которого зовут Рейнольдс Мак.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Рейнольдс Мак - Утопия в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Утопия то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Утопия равен 43.16 KB

Утопия - Рейнольдс Мак => скачать бесплатно книгу



Рассказы -

Хас, 2007
«Тайный агент»: АСТ; М.; 2002
ISBN 5-17-015313-9
Аннотация
Мак Рейнольдc (Даллас Мак-Корд Рейнольдc) наград не получал, титула Великого мастера фантастики не удостаивался. Зато практически каждое его произведение вызывало поистине бурные скандалы. Зато именно он придумал уникальную ООП – Организацию Объединенных Планет. Планет с самыми невозможными и невероятными политическими, социальными и культурными системами, пребывающих в весьма хрупком равновесии.
Когда же это равновесие нарушается (или грозит нарушиться) – начинается работа тайных агентов ООП!..
Перед вами – увлекательные детективы далекого будущего.
Вы сомневаетесь?
Прочитайте – и проверьте сами!..
Мак Рейнольдс
Утопия
Проснувшись во второй раз, он убедился, что пища стала более разнообразной и обильной. А вскоре они выкатили его кресло на веранду. Он сразу узнал это место. Никаких других зданий вокруг не было видно, но сомневаться не приходилось: он находился примерно в миле от мыса Эспартель, на вершине горы, которая возвышалась над Танжером, и откуда открывался вид на Испанию и Атлантический океан.
Все остальное было для него новым. Архитектура дома – фантастическая. Кресло, в котором он сидел, не имело колес, но везло его куда угодно по малейшему мановению руки человека, назвавшегося Джо Эдмондсом.
Вся троица – девушку, как оказалось, звали Бетти Стайн – сопровождала его на террасу, обращаясь с ним, как с хрупкой фарфоровой вазой. Несмотря на слабость, Трейси Когсуэлл еще был способен испытывать нетерпение и любопытство.
– Мой локоть… – сказал он. – Локоть стал меня слушаться. А ведь он вышел из строя в… в 1939 году.
Академик Стайн встревоженно склонился над ним:
– Главное, не волнуйтесь, Трейси Когсуэлл, вам нельзя переутомляться.
Тот, что помоложе, – Эдмонс – сказал с ухмылкой:
– Прежде чем привести вас в сознание, мы позаботились и о локте и о других ваших, гм, слабых местах.
У Трейси на языке вертелся вопрос: «Где я?». Но он ведь знал, где находится. Несмотря на всю ирреальность происходящего, он точно определил свое местонахождение: в трех милях от Танжера, в самом странном доме, какой ему приходилось когда-либо встречать. И в самом роскошном – это он сразу почувствовал. Видимо, он попал в руки противников; только мультимиллионер мог позволить себе такое великолепие, а в их движении мультимиллионеров не было.
Он взвесил слова Джо Эдмондса и принял их к сведению. Но от этого ситуация не прояснилась. Он ведь помнил, что в Лондоне его рукой занималось некое светило хирургии. Тогда профессор спас ему локоть, однако предупредил, что рука никогда уже не будет в порядке. А теперь она была в порядке – впервые после той передряги на Эбро.
На третий день он поднялся на ноги, начал ходить и попытался проанализировать ситуацию. Более отдаленные аспекты его пока не занимали. Возможно, со временем объяснение появится. Теперь же ему необходимо понять, на каком он здесь положении.
На плен это не похоже, хотя видимость бывает обманчивой. Несвобода не обязательно должна ассоциироваться со стальными решетками и запорами. Эти три типа в странных одеяниях, опекавшие его, выглядели вполне миролюбиво. Однако Трейси Когсуэлл много чего повидал на своем веку, вращаясь в разных политических сферах, и знал, что милейший добряк, который обожает детей и свой маленький садик, не моргнув, может приговорить тебя к газовой камере или к расстрелу.
Мелькнула мысль о побеге. Нет, еще рано. Начать с того, что ему это просто не под силу. Слишком слаб. И потом, нужно выяснить, что же здесь происходит. Может быть… вряд ли, но возможно-то, чего не понимает он, понимает Исполнительный Комитет.
Он самостоятельно добрался до террасы и занял нечто вроде шезлонга – один из немногих здешних предметов, назначение которого было ему понятно. В интерьере этого сверхавтоматизированного дома обычная мебель казалась инородным телом.
Ленивой походкой на террасу взошел Джо Эдмондс. При виде Трейси он вопросительно поднял брови. Сегодня на нем были шорты; шорты и шлепанцы, непонятным образом державшиеся на ступнях без помощи какого бы то ни было ремешка. Джо то и дело щелчком, как монету, подбрасывал вверх плоский зеленый камешек.
– Как вы себя чувствуете? – спросил он.
– Что это у вас за штуковина? – раздраженно спросил Когсуэлл вместо ответа.
– Это? – мягко переспросил Эдмондс. – Это нефрит. Вам приятны осязательные ощущения? Когсуэлл хмуро покосился на него.
– Китайцы веками изучали свойства нефрита, – продолжал Эдмондс. – Общение с камнями они возвели в ранг искусства. У меня неплохая коллекция нефрита. Я вожусь с ней не меньше двух часов в день. Умение получать тактильное удовольствие от поглаживания нефрита приходит отнюдь не сразу.
– Вы хотите сказать, что вам больше делать нечего, кроме как поглаживать эту зеленую гальку?
Тон Когсуэлла заставил Джо Эдмондса покраснеть.
– Конечно, есть и менее безобидные способы проводить время, – сказал он.
В дверях появился Уолтер Стайн и озабоченно поглядел на Трейси:
– Как вы себя чувствуете? Вы не утомились? «Вылитый Пол Лукас, – решил про себя Трейси. – Пол Лукас в роли доктора медицины».
Вслух он сказал:
– Ну вот что: если мне не объяснят, что здесь происходит, у меня, я чувствую, крыша поедет. Я понимаю, что так или иначе, но вы вытащили меня из какого-то безумного кошмара, в который я влип. Похоже, я совсем сломался, нервы не выдержали.
Джо Эдмондс снисходительно хмыкнул.
Когсуэлл повернулся к нему:
– Что тут смешного?
Академик Стайн поднял руку:
– Не надо обижаться. Джо определенно не блещет чувством юмора. Видите ли, мы не спасали вас от нервного кризиса. Напротив, это мы вам его устроили. Пожалуйста, простите нас.
Трейси Когсуэлл уставился на него. Стайн поежился и спросил чуть ли не с робостью:
– Мистер Когсуэлл, вы догадались, где находитесь?
– Конечно. Вон там за проливом – Испания.
– Это не совсем то, что я имею в виду. Будем говорить без обиняков, мистер Когсуэлл. Если б мы по-прежнему пользовались не совсем удачным летосчислением ваших времен, мы бы сказали, что сейчас примерно 2020 год.
«Странно, – подумал Трейси, – кажется, меня это не очень удивило. Как будто я догадывался о чем-то в этом роде».
– Путешествие во времени, – произнес он вслух. Подобные вещи никогда его не занимали, хотя смутное представление о них он все же имел – из пары каких-то фильмов, из рассказа, прочитанного много лет назад.
– Ну, не совсем, – Стайн насупил брови. – Хотя… в определенном смысле можно сказать и так.
Джо Эдмондс негромко рассмеялся:
– Ну, Уолтер, ты не блещешь определенностью.
Его старший товарищ, сидевший на низком каменном парапете террасы, наклонился вперед, уперся локтями в колени и сцепил пальцы:
– Насколько нам известно, путешествие во времени невозможно.
– Но вы же сами только что сказали…
– Вы, в сущности, находились в состоянии анабиоза – или приостановленной жизнедеятельности, так будет, пожалуй, понятнее.
Вещи быстро становились на свои места. Узел еще не распутан, но уже видны свободные концы.
– Но вам нужно было вернуться назад во времени, в мои дни, чтобы… чтобы сделать то, что вы со мной сделали. Чтобы управлять моими действиями.
– Вернуться – но не нашим телам, мистер Когсуэлл. Материя не может путешествовать во времени. Разумеется, не считая ее нормального движения, в естественном ритме жизни. Однако разум способен путешествовать во времени. Ведь именно так работает наша память. Во сне разум даже заглядывет в будущее – правда, так беспорядочно, что проанализировать и обобщить полученную информацию практически невозможно.
Джо Эдмондс добавил:
– В данном случае нам необходимо было вернуться в прошлое, взять под свой контроль ваш разум и тело, чтобы заставить произвести действия, которые привели бы к вашему… э-э… к приостановке жизнедеятельности, как изволил выразиться академик.
Тон его почему-то вызвал у Когсуэлла раздражение. Какими бы благими намерениями ни руководствовалась эта парочка, ей придется ответить кое за что. И до чего они ухоженные, упитанные, безмятежно уверенные в себе. Уж эти-то урвали от жизни все. А в доме, небось, не меньше дюжины обслуги, готовой выполнить любое пожелание холеных самоуверенных господ А сколько народу трудится, не разгибая спины, где-то на заводах или в офисах, чтобы эти двое купались в сказочной роскоши?
Паразиты!
– Так вы, значит, разработали способ возвращаться в прошлое, – бесстрастным голосом произнес Трейси, – чтобы передать моему загипнотизированому телу некую команду. И вам было наплевать, что, скрывшись из виду, я невольно прихватил с собой около двадцати тысяч долларов. Может, для вас это небольшие деньги, но они сложились из тысяч и тысяч малых пожертвований на общее дело. На попытку сделать мир чуть лучше.
Стайн растерянно хмурился и негромко пыхтел; зато на лице Эдмондса играла довольная усмешка. Когсуэлл оскалился:
– Дайте мне поднабраться сил, Эдмондс, и я попытаюсь стереть эту самодовольную усмешку с вашей смазливой физиономии. А пока я хочу знать только одно: для чего вы это сделали?
Тут вошла эта девушка, Бетти, и остановилась, переводя взгляд с одного лица на другое.
– Господи, – недовольно воскликнула она, – вы, что, не видите, в каком состоянии мистер Когсуэлл? Я-то думала, вы не станете обсуждать наш проект, пока пациент окончательно не придет в себя.
Когсуэлл сверкнул на нее глазами:
– Я желаю знать, что они из себя представляют – эти ваши замечательные проекты. Меня просто-напросто выкрали. И вдобавок я оказался виновен в краже двадцати тысяч долларов.
Он чувствовал, что кровь приливает к его щекам.
– Вот видите? – возмущенно крикнула Бетти Стай-ну и Эдмондсу.
Те растерянно глядели на Трейси.
– Виноват. Ты права, – сказал девушке Эдмондс, круто развернулся и вышел.
Стайн опять засуетился, засопел. Он попытался пощупать пульс у Трейси, но тот выдернул руку:
– Я хочу знать, в чем дело, черт побери!
– Позже, позже, – попытался ублажить его Стайн.
– Послушайте, Трейси, – вмешалась девушка. – Вы среди друзей. Дайте нам возможность действовать по-своему, и скоро вы получите ответ на все ваши вопросы, – И добавила тоном заботливой няни: – Завтра я, пожалуй, возьму вас с собой в поездку к Гибралтару и вдоль Солнечного Берега.
Утром Трейси Когсуэлл впервые завтракал вместе с ними в небольшой комнате, которую он окрестил про себя «утренней трапезной». Чем ближе он знакомился с домом, тем сильнее впечатляло его сочетание великолепия с продуманной рациональностью. Впрочем, «впечатляло» – не то слово. Биография Когсуэлла даже в перспективе не сулила ему доступа к подобной жизни, да он к ней и не стремился. «Движение» и его идеи – в них была вся жизнь Трейси Когсуэлла. Пища, одежда и кров были чем-то вторичным, необходимым лишь для поддержания работоспособности. Роскошь? – он мало ее видел на своем веку, а жаждал и того меньше.
Он ожидал, что подавать на стол будет марокканская прислуга, может быть, даже французская или испанская. Но, похоже, его пребывание здесь хранилось в глубокой тайне – их обслуживала Бетти, носившая тарелки и блюда из кухни.
Еда, надо признать, была просто неземная. Интересно, подумал он вдруг, это она сама готовила или нет? Нет, конечно, нет. Бетти Стайн слишком хорошо смотрелась, чтобы обладать еще и полезными качествами в придачу.
Разговор за столом был какой-то беспорядочный – по-видимому, не без умысла. Однако в глазах Джо Эд-мондса поблескивали веселые искорки.
Ближе к концу завтрака Стайн спросил:
– Как вы себя чувствуете, мистер Когсуэлл? Что вы думаете о прогулке, которую предлагала Бетти?
– Почему бы и нет.
Чем больше информации он получит о своем окружении, тем лучше будет подготовлен к побегу, если до этого дойдет.
Он самостоятельно добрел до гаража, хотя Стайн всю дорогу озабоченно суетился рядом.
Когсуэлла усадили на переднем сиденье транспортного средства, которое с виду почти ничем не отличалось от автомобиля – разве что отсутствием колес; Бетти заняла место водителя.
Отличие от автомобиля обнаружилось после того, как они выкатили из гаража, проскользили несколько метров и плавно взлетели, несмотря на отсутствие крыльев, винтов, реактивных сопел или еще каких-либо атрибутов летательного аппарата.
– Что случилось? – Бетти заметила озадаченную физиономию Когсуэлла.
– Я не ожидал такого прогресса за столь короткое время. В наши дни для полета требовались крылья.
По всем повадкам Бетти чувствовалось, что она опытный водитель – или, точнее, пилот.
– Я не очень сильна в датах, – проговорила она, – но мне казалось, что в ваше время уже появились устройства типа автомобилей и катеров на воздушной подушке.
Когсуэлл разглядывал пейзаж, расстилавшийся под ними. Танжер сильно изменился. Видимо, его превратили в курортную зону для богатой верхушки. Исчезла Касба с ее марокканскими трущобами. Исчезла базарная площадь, когда-то кишевшая тысячами нищих арабов и берберов.
Когсуэлл сердито фыркнул. Надо полагать, европейские и американские богачи успели оценить климатические и живописные достоинства северного Марокко и взяли его на мушку. Они-то, наверное, и вытеснили отсюда туземную голытьбу, рядом с которой немногочисленная состоятельная публика из местных всегда чувствовала себя неуютно. Вид бедноты действует богачу на нервы, поэтому он норовит убрать ее с глаз долой.
В воздухе там и сям парили летательные аппараты, похожие на тот, на котором летели они. Эти штуки, видно, были в моде. Придерживаясь разных уровней, они, судя по всему, не боялись дорожных «пробок». Но, как и всякая новинка, наверняка создавали непредвиденные транспортные проблемы.
Бетти прибавила скорость, и минут через пять-де-сять они уже кружили над Гибралтаром. Что и говорить, Гибралтар – самая впечатляющая картина, какую может вообразить путешественник, взирающий на сушу с моря. И здесь тоже – виллы богачей и роскошные многоквартирные дома.
– А где же магазины, гаражи, всякие там деловые учреждения? – спросил Когсуэлл.
– Под землей.
– Чтобы не мозолили глаза своей неприглядностью, верно я говорю?
– Совершенно верно.
Бетти явно не оценила его сарказма.
Они летели на север вдоль побережья, минуя Эстепону, Марбелью и Фуэнхиролу. Зрелище открывалось впечатляющее. Даже во времена Когсуэлла этот район процветал, но теперешний его вид просто потрясал.
– Слишком скученно живут здесь люди, – заметила Бетти. – Меня всегда удивляло, что многие тяготеют к теплому климату.
– Ничего удивительного, – тут же возразил Трей-си. – Каждый хотел бы жить здесь, будь у него такая возможность.
– Но почему? Разве так уж плох континентальный климат с его резкой сменой времен года? А какие-то сезоны можно даже проводить на дальнем Севере. И снег, и стужа, несомненно, имеют свой аромат. А комфортабельные жилища можно построить где угодно.
– Вы похожи, – проворчал Когсуэлл, – на королеву, как бишь ее звали… на ту, что сказала: «Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные».
Бетти задумчиво нахмурилась – она не поняла.

Утопия - Рейнольдс Мак => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Утопия автора Рейнольдс Мак дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Утопия своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Рейнольдс Мак - Утопия.
Ключевые слова страницы: Утопия; Рейнольдс Мак, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 https://21-shop.ru/catalog/zhenskoe/odezhda/futbolki/ 

 https://dekor.market/plitka/klinker/