А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Тут выложена электронная книга Чернушка автора, которого зовут Сигунов Петр Николаевич.
В электронной библиотеке ALIBET вы можете скачать бесплатно или читать онлайн электронную книгу Сигунов Петр Николаевич - Чернушка в формате txt, без регистрации и без СМС; и получите от книги Чернушка то, что вы пожелаете.

Размер файла с книгой Чернушка равен 85.64 KB

Чернушка - Сигунов Петр Николаевич => скачать бесплатно книгу



Сигунов Петр Николаевич
Чернушка
Петр Николаевич СИГУНОВ
Чернушка
Повесть
Повесть Знакомит Читателей С Нелегким Трудом Геологов, Учит Любви К Природе.
________________________________________________________________
СОДЕРЖАНИЕ:
О. Чистовский. Об авторе этой книги
Памятный снимок
Мы летим в тайгу
"Идет-гудет Зеленый Шум..."
"В нашем полку прибыло"
Первый бросок в неведомое
Сон "младенца"
Бельчата
В няньках
И раз... и два...
Строгая воспитательница
И снова в путь
Рыжик
Обида Найды
Чернушка болеет
Целебная ягодка
Кедровые орехи
Беспокойная путешественница
"Принцесса на горошине"
С добрым утром!
Медвежья услуга
Забавные новости
Неразлучная игрушка и злая бестия
Полосатые гости
Тайна фотографии
Полыхание лета
Шалунья
В дождливую скуку
Таежный хлеб
Дерзкий хищник
В мертвой тайге
Окзирия
Ненавистный теремок
"Нет худа без добра"
Хищный грызун
Любовь к свободе
Конкурент Дурова
"Кто в тереме живет?"
Вездесущая хозяйка
С точки зрения Чернушки
Голос тоски
В зоопарке
Эпилог
________________________________________________________________
Однажды в книжном магазине я увидел книжку небольшого формата с интригующим названием "Танцующие иголочки". Имя и фамилию автора Петра Сигунова я раньше не встречал. Книга состояла из коротких рассказов и зарисовок о зверях, птицах, рыбах, цветах, травах и грибах. Чуть ли не на каждой страничке были смешные рисунки.
Тут же, стоя у прилавка, я начал читать эту занимательную книжку.
Короткое вступление начиналось с неожиданного вопроса: "Вы что думаете, писать умеют только люди?" И на поставленный перед читателем вопрос автор отвечал: "Пишут все: звери, птицы, рыбы. Но каждый пишет по-своему. Зайцы - лапами. Прыг-прыг - вот и буква, скок-скок - вон и вторая. И потянется, запетляет строчка по белой книге. Читай, коли умеешь. Здесь, под лиственницей, заяц лежал, там, в кустах, - закусывал прутьями ивы. А дальше росомаха закусывала зайцем.
Олени пишут копытами. Как сдвоенные лодочки плывут их следы по жестким волнам морозных сугробов. И вдруг перепутались, размазались, перехлестнулись замысловатыми линиями. Кто же стер оленьи буквы-лодочки? Да сами же писаки. Им захотелось есть и они начали копытить из-под снега ягель, взбивать рогами таинственные знаки.
Полярные песцы пишут не только лапами. По тому, какие строки начертят они своими пушистыми хвостами, остроглаз-охотник сразу же узнает, что делал зверь: выслеживал ли белых куропаток, или охотился за леммингами.
Пишут все, и каждый по-своему. Птицы - крыльями, ногами, клювом; нерпы - ластами и брюхом; рыбы - плавниками и головой.
Все живое на земле торопится написать о себе летопись. И я тоже хочу оставить частичку своей души в нескончаемом океане человеческих книг".
И автор, внимательно читая "летопись живой природы", умело "перевел" ее на общедоступный человеческий язык.
Так читатель узнает, что "танцующие иголочки" - это не что иное, как мальки-хариусенки, которые выпрыгивают из воды и ловят мошек.
"Их было такое множество, - поделился своими наблюдениями писатель, - казалось, они волшебным чудом сбежали сюда от всех швей мира. Беззвучно протыкали они розовую гладь воды, оставляя на ней еле заметные колечки, взлетали вверх, падали отвесно и снова взлетали, стремительные, порывистые. Я лег на камни и стал любоваться танцующими иголочками. Со снайперской меткостью хватали они мельчайшую, как точка, серенькую мошку и очень редко случалось, чтоб промазывали".
Героем другой небольшой новеллы под названием "Изумрудница" стала обычная зеленая ящерица, которая встречается повсюду довольно часто. О своем первом знакомстве с нею автор сообщил: "...на белой глыбе известняка лежала ящерица... необыкновенной красоты, словно вылезла из волшебной малахитовой шкатулки Бажова. Она была зеленая-презеленая. Как молодые всходы озимой пшеницы. Тонкие голубые жилки затейливо извивались на ее точеном панцире, будто просветы чистого неба среди майских березовых листьев. Под глазами яркими искорками светились красные крапинки... Каждый день я снова видел ее и открывал в ней неведомые красоты".
Так написать мог только человек, влюбленный в природу, зорко всматривающийся в окружающий его животный и растительный мир, в котором еще столько нераскрытых тайн и неразгаданных загадок.
В составе геологических экспедиций на протяжении многих полевых сезонов Петр Николаевич Сигунов искал полезные ископаемые в тундре Таймыра, в сибирской тайге, в диких горах Тувы и других районах нашей необъятной страны.
Но Петр Николаевич искал не только железную руду и кристаллы исландского шпата, но и встреч с редкими птицами и зверями. Он любовался чудесными горными пейзажами, неповторимыми рассветами и закатами, прислушивался к лесным шорохам, наслаждался трелями пернатых певцов, заглядывал в прозрачные реки и озера, где обитают таймени, хариусы и ленки. Его внимание привлекали растения, встречающиеся в тундре и тайге. Петр Николаевич интересовался решительно всем, что видел вокруг себя. И эта его неуемная страсть к познанию просто поражает. Кажется, ничего нет, на чем бы не задержал он свой зоркий, внимательный взгляд.
О самом важном, что удалось подглядеть, он обязательно записывал в свой походный дневник. Всегда был в действии и неразлучный спутник фотоаппарат. Так проходили дни за днями, месяц за месяцем в дальних странствиях. А возвращаясь из экспедиций на "зимние квартиры" в Ленинград, переполненный впечатлениями Петр Николаевич Сигунов в свободное от службы время писал увлекательные рассказы, очерки и повести.
Так буквально по горячим следам были написаны им чудесные книги: "Дороги начинаются с тропинки", "Сквозь пургу", "Ожерелья Джехангира", "Лесное счастье", "Зеленые звезды" и другие.
И вот перед юным читателем новая книга Петра Николаевича "Чернушка". Это повесть о белочке, которая является полноправным членом небольшого коллектива геологов, занятых исследованием одного из труднодоступных районов Красноярского края - бахтинской тайги.
Из повести читатель узнает о том, чем занимаются геологи-поисковики, и получит яркое представление об одном из интересных уголков сибирской тайги.
О л е г Ч и с т о в с к и й
Памятный снимок
Есть у меня редкостная, забавная фотография: на большом крутогорбом подосиновике сидит маленькая темная белочка. В передних лапах держит кусочек гриба, жиденький лохматый хвост прижала к пушистой круглой спине. Это - прихватка на память, картинка-незабудка из моей давнишней походной тетради, когда я был еще молодым, начинающим инженером.
Мы летим в тайгу
Оранжевая полярная "Аннушка" гулко взревела и, раскидывая веером пенистые брызги, помчалась по Нижней Тунгуске. Обогнув песчаную косу, остановилась, точно для передышки. Еще напористее зарокотал мотор. Стремительно рассекая алюминиевыми поплавками волны, гидросамолет ринулся против течения и, оторвавшись от воды, кругами, словно беркут, стал набирать высоту.
Внизу мутной желтой лентой тянулся располневший от весеннего разлива Енисей. Маленькие, будто игрушечные буксиры, попыхивая копотью, натруженно тянули к Игарке длинные караваны плотов золотистого леса. На холмистых берегах одиноко пестрели полосатые створные вехи.
Рядом со мной сидит рабочий отряда Сашка Волынов - невысокий юноша лет двадцати двух (может, и старше) - в коричневых остроконечных ботинках с надраенными бронзовыми пряжками; в узеньких голубовато-серебристых джинсах, обшитых множеством блестящих пуговиц, в желтой штапельной рубашке, на которой пестрели оранжевые обезьяны, фиолетовые павлины и синие попугаи. Длинные густые светло-русые волосы волнистыми прядями спадали на плечи. Над верхней губой виднелся белесый пушок усов.
Сашка жадно прильнул к иллюминатору. Он не покинул его даже в тот момент, когда гидросамолет резко накренился, готовый, казалось, вот-вот перевернуться под порывами ветра; и все мы испуганно прижались к полу, держась за привязанные к крючкам веревки! А бочонок с сухой картошкой запрыгал по нашим спинам.
Сашка смотрел, смотрел в круглое оконце и вдруг не выдержал:
- Ребята, глядите, какие там диковины!
Прораб геолог Курдюков, одетый в барашковый полушубок, процедил сквозь зубы:
- Ничего себе диковины нашел! Болотины ржавые его восхитили... Вот поползаешь, голубчик, по таким вонючим красотам на пузе, чтоб не засосало, - иные песенки запоешь... - Он поправил очки и чем-то стал напоминать взъерошенного филина.
Я не мог узнать своего помощника. В Ленинграде он был совсем иным. Там его круглое лицо всегда излучало добрую улыбку, и любой, даже самый вспыльчивый человек, мгновенно успокаивался, стоило только Курдюкову с ним заговорить. Голос у него был мягкий, бархатистый, а сам он походил на ласкового циркового медведя - широкоплечий, коренастый, большеголовый, в спортивном костюме.
Сашка снова прильнул к стеклу. Внизу серебрились сотни причудливых озер, обрамленных извилистыми валами красноватого мха. Деревья с высоты казались одинокими зелеными звездами. Они постепенно сгущались в созвездия.
- Ну-у, потянулась тоска сибирская, - пробурчал Курдюков.
Вероятно, дурное настроение прораба объяснялось тем, что он совсем не выносил воздушной качки.
Гидросамолет летел все дальше и дальше на восток. Уже давно скрылся из виду Енисей с прибрежными поселками, под крыльями лежало однообразное море зеленых, застывших волн. Мы летим час, летим второй. И ни одной охотничьей избушки, никакого признака человеческого существования. Все покрыто тайгой.
Неожиданно началась невероятнейшая болтанка. "Аннушка" то резко бросалась вниз, и тогда щемящей болью сдавливало сердце, то чуть ли (по крайней мере, казалось так) не опрокидывалась кверху поплавками. В ушах нудно звенело. Отяжелевшая, словно налитая расплавленным свинцом, голова кружилась, как после угара. К горлу подступал тошнотворный комок.
Волынов, понуро согнувшись, страдальчески обнимал железный вьючный ящик.
Курдюков стонал, еле слышно произнося: "О, проклятье! Все внутренности наизнанку выворачивает..."
Не мучался только один Повеликин. Растянувшись в резиновой лодке, он всякий раз, как гидросамолет проваливался в воздушный "колодец", блаженно улыбался во сне и храпел. Боже мой, как он храпел! Даже шум мотора не мог заглушить его потрясающих звуков.
Повеликина, как и Сашку Волынова, я нанял на полевой сезон в Красноярске. Он пришел ко мне в гостиницу вечером, высокий, стройный. Под густыми седыми бровями прятались умные серые глаза.
- Николай Панкратович Повеликин, - бодро отрекомендовался незнакомец. - Бухгалтер по профессии и пенсионер по социальному положению. Так сказать, законно отдыхающий элемент в возрасте шестидесяти трех лет. - При этом старик горделиво расправил могучие, как у доброго молодца, плечи. - Заявляю с чистосердечной откровенностью, - продолжал он, любовно поглаживая седые усы и хитро улыбаясь, - на данном жизненном этапе меня устраивает только высокооплачиваемая должность, ибо я хочу поднакопить финансов для приобретения персональной дачи.
- Вы когда-нибудь бывали в тайге?
- А как же! Родился в таежном поселке и жил там, промышляя в свободное от работы время летней рыбалкой да зимней охотой. Только вот в последние десятилетия городским гражданином сделался, так что не сомневайтесь - таежник я доподлинный.
- Значит, с лошадьми умеете обращаться?
- Что за вопрос?! Не хуже, чем с арифмометром! Только позвольте навести справку: какая штатная должность у вас еще не занята?
- Нам нужен промывальщик шлихов.
- А что это за такая хитрая специальность?
- Рабочий по промывке речного песка.
- Согласен на ваше предложение! Зачисляйте! - И старик протянул мне широченную, как лопата, ладонь.
Я ответил пожатием, хотя, признаться по совести, в душе колебался: "зачислять" ли его, или дать решительную "отставку"?
Всю ночь я беспокойно ворочался на кровати. А вдруг Сашка Волынов, успевший сменить десятки специальностей и всюду увольнявшийся "по собственному желанию", лентяй, каких не видывал белый свет?
Нянчиться, приучать его к труду - таким перевоспитанием заниматься в тайге некогда. Да и бывшему бухгалтеру, любителю высоких окладов, тоже в экспедиции не место.
Впрочем, переживал я совсем напрасно, хотя прораб Курдюков был настроен против Повеликина, да и Сашку не очень-то одобрял, никто больше не откликнулся на наше заманчивое предложение - поехать в дикую бахтинскую тайгу. Красноярцы строили новые заводы, фабрики, воздвигали жилые кварталы. У всех была постоянная работа. Сезонные полевые работы с ленинградскими геологами их не прельщали.
Гидросамолет круто развернулся, тайга опрокинулась вниз деревьями, под крыльями засверкал белопенный перекат Бахты. Спугнув лебедей, гидросамолет приводнился в тихой заводи.
Командир подрулил к берегу и ловким взмахом бросил за крупный валун капроновый канат с железной кошкой на конце, подтянул гидросамолет вплотную к суше. Мы быстро выгрузили на берег продукты и походное снаряжение.
Гидросамолет вскоре взмыл над Бахтой, приветливо качнув крыльями.
Курдюков долго смотрел вслед удаляющейся оранжевой точке и, когда она затерялась в густых сиреневых облаках, вздохнул:
- Прощай, цивилизация! Четыре месяца будем торчать в проклятой глуши без кино, телевизоров, писем и газет...
- Зато будем составлять геологическую карту, искать месторождения! воскликнул Сашка.
- Неважно, чем будем заниматься, лишь бы шуршащих финансов побольше начисляли, - произнес Николай Панкратович.
"Идет - гудет Зеленый Шум..."
Итак, мы остались на берегу, среди груды мешков, свертков и ящиков, вчетвером: Курдюков, Повеликин, Волынов и я. Будем ставить палатки и ждать, когда сюда придет младший коллектор Евгений Сергеевич Рыжов высокий, худощавый, как жердь, мужчина лет тридцати, со скуластым хмурым лицом. Он отправился из Ленинграда в приенисейский колхоз, чтобы нанять опытного проводника, помощников и несколько лошадей для перевозки по тайге нашего походного снаряжения и продуктов.
Вокруг, куда ни бросишь взгляд, расстилались лесные дебри. Деревья вплотную подступали к отвесным лиловым ярам.
Вдоль русла извилистой шумливой реки стлались по гладкой разноцветной гальке серые ивушки, ободранные льдинами и камнями. Ивушки еще не опомнились от бурного весеннего разлива, но широкие зубчатые листья, выбившиеся из глянцевито-багряных почек, упрямо тянулись к небу. Между рогулинами их веток застряли темные илистые комья с жухлой травой, похожие на растрепанные грачиные гнезда.
Выше склонились уже иные ивы - светлые, серебристые. Листья у них длинные, узкие, как ножи, собраны вееристыми пучками. Сережки - точно недоспелые колосья пшеницы. Пройдет день-другой - зеленые колосья лопнут, выбросив шелковистую вату.
У самой бровки крутоярья, за скопищем прибрежных тальников, столпились черемуховые деревья, да так густо - ни протиснуться среди них, ни пролезть.

Чернушка - Сигунов Петр Николаевич => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Чернушка автора Сигунов Петр Николаевич дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Чернушка своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с книгой: Сигунов Петр Николаевич - Чернушка.
Ключевые слова страницы: Чернушка; Сигунов Петр Николаевич, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн